Тамбовская экономика под знаком импортозамещения: возможности и перспективы

13 декабря 2016, 15:46
0
664

Страна с такой историей, такими размерами и такими амбициями, как Россия, не может довольствоваться ролью сырьевого придатка более успешных государств. События последних двух лет показали нам, что зависеть от импорта небезопасно и в политическом отношении: в момент серьёзного внешнеполитического конфликта партнёры могут перекрыть поставки критически значимых товаров. Это будет означать полное обрушение экономики России.

К сожалению, вытеснение импортных товаров отечественными продвигается далеко не так быстро, как хотелось бы. Однако оно идёт, что сейчас не видеть невозможно.

НАНО-ЛОКОМОТИВ

Несколько дней назад по всем телеканалам прошло известие, что для прокладки второй нитки «Северного потока» будут использоваться российские трубы с нанопокрытием.

В девяностые и «нулевые» годы все трубы большого диаметра, предназначенные для строительства магистральных нефте- и газопроводов, наша страна покупала за рубежом: отечественные предприятия изготавливать их не могли. Лишь с 2008 года положение начало меняться, причём довольно быстро.

К середине нынешнего десятилетия положение радикально изменилось: сейчас более 95 процентов закупок приходится на трубы российского производства. Теперь же на них стали наносить и отечественное нанопокрытие. Его производят в основном в городе Карачеве Брянской области, однако активно участвует в их разработке и Тамбов.

- Мы разрабатываем специальные композиционные материалы для нанесения на газовые и нефтяные трубы, и что не менее важно, гибкое анодное покрытие, которое снимает с их поверхности статическое электричество, — говорит заведующий кафедры ТГТУ, генеральный директор ООО «Нанотехцентр» Алексей Ткачёв.

Есть все предпосылки для того, чтобы наша область получила весомую долю на этом рынке, ведь сегодня она является крупнейшим в России изготовителем углеродных нанотрубок. В Тамбове развёрнуто производство не только таунита, но реакторов для его синтеза. Эти агрегаты успешно экспортируются, в частности, в Японию. Это — плод тесного сотрудничества завода «Комсомолец» и Тамбовского государственного технического университета.

Изготавливаемые у нас нанотрубки используются и для производства электролитических конденсаторов высокой ёмкости. Технология была разработана совместно с воронежской компаний «Рикон». Делаются эти детали на основе графена — наноматериала, обладающего намного более высокой электрической проводимостью, нежели обычный активированный уголь.

Развивается в нашем областном центре и ещё одна многообещающая технология — осаждение ферритовых наночастиц на углеродные нанотрубки. В итоге получается прекрасное антирадиационное покрытие.

Нанотехнологии — это одно из самых перспективных направлений XXI века, которое в будущем способно изменить мир не меньше, чем, например, персональные компьютеры. Если эта сфера в нашей области получит развитие, то она сможет стать тем локомотивом, который вытянет Тамбовщину в число самых развитых регионов России.

 «КИТАЙСКИЙ» РОСТ К 2020 ГОДУ

В этом году областная администрация утвердила Региональный план по импортозамещению до 2020 года. На Тамбовщине планируется через пять лет достичь 7,5-процентного промышленного роста. Это практически китайские темпы, о которых сейчас мы можем лишь мечтать.

Исполнение плана возложено на первого заместителя главы областной администрации Александра Ганова. По его словам, региональный документ встроен в аналогичный план федерального масштаба. Там определены те отрасли, где России необходимо вначале достичь независимости от импорта, а в перспективе и производства товаров на экспорт.

Региональный план разработан в соответствии с Методическими рекомендациями Министерства экономического развития РФ.

В нашем регионе принят и закон о промышленной политике, в соответствии с которым реализуется программа «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности на период до 2020 года». Там систематизированы инструменты стимулирования промышленной деятельности, определены полномочия государственных органов и органов местного самоуправления.

В 2016 — 2020 годах продолжится создание инфраструктуры, формирование новых индустриальных парков и развитие действующих инвестиционных площадок.

По мнению Александра Ганова, «разогнать» к 2020 году промышленный рост до 7,5 процента вполне реально, благо некоторые проекты в сфере импортозамещения успешно воплощаются уже сейчас. Это производство полипропиленовой ткани, мембранных ламинатов, фталоцианина меди, различного оборудовании…

Программа импортозамещения — это первый шаг к конкурентоспособной промышленности. Государство показывает предпринимателям, какие ниши существуют на рынке и куда предпочтительнее вкладывать. Однако в тёплой ванне протекционизма их долго держать никто не собирается, и на следующем этапе бизнес должен уже будет действовать сам, на свой страх и риск.

- Умные люди говорят: «Деньги не проблема, если есть хороший проект». Кроме того, необходимо дальнейшее снижение процентных ставок коммерческих банков. Это будет сильно способствовать промышленному развитию России, — утверждает Александр Ганов.

В области формируются промышленные площадки. В истекающем году их было создано две. Одна государственная, а вторая — частная.

Индустриальный парк в Никифоровском районе концентрирует на своей территории высокотехнологичные производства в сфере пищевой промышленности и глубокой переработки сельскохозяйственной продукции.

В будущем ставка будет сделана на малоразвитые в нашей области, но перспективные сферы. Например, на биотехнологии. Чтобы дать импульс их развитию, планируется предоставить им дополнительный объём преференций.

Две площадки в Тамбовском районе отобраны для создания государственного индустриального парка. Площадь одной из них 50, а другой — 70 гектаров.

В валовом региональном продукте Тамбовской области доля высокотехнологичных и наукоёмких видов экономической деятельности занимает пока 15,9 процента. Её предстоит увеличить. В области предполагается усилить поддержку малого и среднего бизнеса и за счет этого ускорить рост экономики.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО — НАШЕ ВСЁ

Однако стать промышленным регионом наша область лишь планирует. Пока она остаётся преимущественно аграрной, зарабатывает в основном сельским хозяйством. Импортозамещение в этой сфере — следствие не стихийной игры рыночных сил, а целенаправленной политики российского руководства.

Не будет большим преувеличением сказать, что в течение последних двух-трёх лет в нашей области построено больше сельскохозяйственных предприятий, чем за предшествующую четверть века.

В прошлом году на Тамбовщине был зафиксирован рекордный рост производства мяса. Это - эффект от массированного строительства свинокомплексов и птицекомбинатов. Иначе говоря, ранее вложенные инвестиции начали давать плоды.

Ни «Тамбовского бекона», ни «Тамбовской индейки», ни возрожденной Инжавинской птицефабрики, ни других подобных предприятий в нашей области не было бы, если бы регион не выделял из бюджета крупные суммы на строительство инженерных коммуникаций, в частности, газовых и электрических сетей.

Рентабельность сельского хозяйства выросла также и благодаря протекционистским мерам, которые у нас именуются «ответными санкциями». Во чём-то поднять конкурентоспособность сфере АПК помогло и падение курса рубля. Однако здесь не всё просто, поскольку сильно подорожали импортные семена, без которых наши аграрии сегодня не могут обойтись, а также запчасти к ввозной технике и сервис. Так что главная причина — это всё же финансовая поддержка АПК.

Минсельхоз, в частности, разработал программу субсидирования процентных ставок. Сейчас она воплощается в жизнь, и наши сельскохозяйственные предприятия не упускают возможность этим воспользоваться.

- Условия предоставления кредитов сейчас выгодны для сельхозпроизводителей. Банки дают деньги под 12 процентов годовых, но две трети этой ставки субсидируются. В итоге получается процента три с половиной. Это даже меньше, чем уровень инфляции, — говорит руководитель СХПК «Родина» Юрий Воронин.

Однако ресурсы быстрого роста в сфере АПК, по мнению Александра Ганова, уже исчерпаны. Если область планирует быстро расти, то нужно искать новые локомотивы взрывного подъёма.

ИНЖИНИРИНГОВЫЕ КОМПАНИИ РОЮТ ОВРАГИ

Однако оврагов на этом пути немало — значительно больше, чем на рубеже девяностых и нулевых годов, когда падение курса рубля и грамотная политика правительства Евгения Примакова сделали процесс импортозамещения очень быстрым. Тогда, кстати, и вошло в обиход это слово.

Сейчас — картина иная. Курс рубля упал, но вытеснение импорта идёт намного медленнее. Почему? Ещё в то время, когда импортозамещение было объявлено государственной политикой, я поговорил на эту тему с заместителем генерального директора по экономике и финансам завода «Комсомолец» Сергеем Козловым.

В ответ на мой вопрос, как скажется на работе предприятия падение курса рубля, он ответил, что на дворе сейчас не конец девяностых. Наиболее крупные проекты, в которых участвует завод на правах субподрядчика, заказываются государственными корпорациями у инжиниринговых компаний. Однако они готовят лишь общую концепцию новых производств. Детальный проект они разрабатывают не сами, а заказывает за рубежом. Там же приобретают и технологии.

Разработчики ставят перед нашими предприятиями жёсткие условия: львиная доля поставок (70 процентов и даже больше) оборудования, материалов и комплектующих должна идти из-за рубежа. Они по причине падения курса рубля дорожают, в результате чего проекты становятся менее конкурентоспособными… Однако разработчиков это мало волнует: они отстаивают интересы своих, западных товаропроизводителей.

К услугам отечественных разработчиков прибегнуть сложно: контрольные пакеты акций большинства наших инжиниринговый компаний принадлежит зарубежным собственникам. К тому же, в России прикладная наука почти полностью уничтожена ещё в девяностые годы.

 ЧТО ВАЖНЕЕ - ПРОИЗВОДСТВО ИЛИ НИЗКАЯ ИНФЛЯЦИЯ

Другой общеизвестной причиной, которая сдерживает импортозамещение, является политика Центрального банка.

У российского импортозамещения есть один большой недостаток: оно финансируется исключительно за счёт государственных программ. Естественным путём оно не может идти по той причине, что западные банки перестали давать кредиты российским предприятиям, а внутри страны деньги можно занять только под запретительно высокие проценты.

Центральный банк, конечно, в последнее время снижает ключевую ставку. Этой осенью она упала до 10 процентов, однако это по-прежнему очень высокий уровень. Для большинства промышленных проектов — запретительный.

Конечно, ставки коммерческих банков субсидируются государством во многих отраслях, но не во всех.

Посмотрим на опыт Таиланда, где Центробанк, также борясь с обрушением местной валюты (бата) и спекуляциями на валютном рынке, повысил ставку рефинансирования до 25 процентов годовых. В итоге королевство почти утратило реальный сектор.

Примерно тогда же, в 2012 году, очень сильно ослабла и японская валюта — йена. Её курс, по словам тогдашнего представителя Японии в МВФ Даисуке Котэгавы, упал даже сильнее, чем сейчас курс рубля. Однако японцы не стали брать пример с тайцев. Они решили не повышать ставку рефинансирования, которая осталась на уровне 0,5 процентов. Реальный сектор не только не пострадал, но и окреп, так как повысилась конкурентоспособность производимых им товаров.

Аналогичную политику Даисуке Котэгава советует проводить и российским властям, и прислушаться к его совету стоило бы.

Андрей ХВОРОСТОВ.

Комментарии — 0

Тамбовская жизнь в cоцсетях