Сыром разрешат называть только сыр

Сыр

«Если на клетке слона прочтешь надпись: буйвол, — не верь глазам своим», — эта мудрость, изреченная Козьмой Прутковым (точнее, людей, которые писали под этим именем), давно уже стала народной. С чем-то подобным мы сталкиваемся каждый день, когда заходим в магазины и видим надписи: «Сыр», «Шоколад», «Сгущенное молоко» или, скажем, «Колбаса мясная».

Руководитель Роскачества Максим Протасов очень точно назвал это «легальной фальсификацией». То есть, в данном случае разговор идёт не об откровенных подделках, а о том, что производители вводят потребителей в заблуждение относительно свойств и качеств своих товаров. И всё строго по закону «О техническом регулировании».

Появилась эта проблема не сегодня и не вчера, а сравнительно уже давно. Ещё в середине «нулевых» годов, когда я работал в изданиях правительства Москвы, в столице было проведено масштабное исследование, касающееся качества продуктов на прилавках. Выяснилось много интересного. Например, 80 % жира в сгущенном молоке оказались низкокачественным пальмовым маслом и только 20 % имели сливочное происхождение. До введения российских ответных санкций, которые в этом сейчас иногда винят, оставалось почти 10 лет…

Конечно, нельзя утверждать, что до того, как был принят закон «О техническом регулировании», вся продукция в России соответствовала ГОСТам. Коррупция в стране была и тогда очень сильной, чем пользовались товаропроизводители.

Однако всё же ГОСТы были обязательными. Если кто-то выдавал за колбасу изделие из сои, его можно было наказать. И порой наказывали: не все откупались.

Закон «О техническом регулировании» разрабатывался под руководством Германа Грефа (тогда министр экономического развития, сейчас председатель Сбербанка) с благородной целью дебюрократизации экономики. Предполагалось устранить государственный контроль над качеством и контролировать исключительно безопасность продукции, а ГОСТы в большинстве сфер сделать необязательными.

Авторы закона и тогда понимали, что он опережает время. По их подсчётам, лет на пять. В течение этого времени, как они думали, начнёт работать саморегулирование бизнеса, который сам начнёт разрабатывать технические регламенты, касающиеся в том числе и качества продукции. «Легальный фальсификат» должен был, согласно их планам, под влиянием конкуренции сойти на нет.

Однако сейчас мы понимаем, что расчёты эти были ошибочными и всё пошло иначе. ГОСТы стали необязательными, а механизмы саморегулирования толком не заработали. Что же касается конкуренции, то её воздействие оказалось прямо противоположным: в погоне за удешевлением продукции и получением конкурентных преимуществ, предприниматели начали не повышать, а снижать качество своих товаров.

К слову, если присмотреться к опыту Западной Европы, на который ссылались авторы закона, то там, конечно, существует мощное саморегулирование бизнеса. Однако и государственный контроль очень жесткий, в том числе и над работой саморегулируемых предпринимательских ассоциаций.

В общем, российский вариант закона «О техническом регулировании» вышел для нас боком. И только сейчас, по прошествии пятнадцати лет с момента его принятия, российские власти решили исправить ситуацию.


Что же предлагает правительство?

Ещё 27 сентября минувшего года прошло заседание государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции, где Роскачество предложило узаконить термин «легальная фальсификация» и вновь сделать обязательными требования к идентификации продовольственных и некоторых других товаров.

В документах к госкомиссии содержится немало интересного. Например, по её данным, 19 из 23 наиболее популярных в России образцов кондитерской плитки хоть и назывались «молочным шоколадом», но не соответствовали этому закреплённому в ГОСТе наименованию. Там отсутствовали и молочные жиры, и шоколадное масло. Вместо них использовалось пальмовое. Техническими же регламентами, как выяснилось, обязательные требования к идентификации молочного (как и любого другого) шоколада вообще не установлены. Вот вам и саморегулирование бизнеса!

То же самое касается сыров. Например, только 7 из 30 товаров с названием «российский сыр» соответствовали ГОСТу и вообще были похожи на сыр.
Руководитель Роскачества Максим Протасов отметил, что сейчас подобная практика сейчас не противоречит закону, поскольку обязательных требований к идентификации в большинстве категорий товаров нет.

Тогда же, в сентябре прошлого года, было принято решение проработать вопрос о введении законодательного запрета на использование закреплённых в ГОСТах названий товаров, если в действительности последние этим требованиям не соответствуют.

Введение такого запрета уже поддержали и саморегулируемые предпринимательские организации, которые, видимо, осознали, что саморегулирование должно иметь разумные пределы. В частности, так поступили Ассоциация производителей и поставщиков продовольственных товаров, Национальный союз производителей молока, Ассоциации предприятий кондитерской промышленности и так далее.

Сейчас основная часть работы завершена. В ближайшее время поправки к закону вынесет на общественное обсуждение Министерство промышленности и торговли.

Что тут можно сказать? Произошёл очередной откат от либеральных принципов – но только под влиянием не чьих-то злых козней, а самой жизни.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*