Услышать Слово: Тамбов посетил протоиерей Алексей Уминский

Так много знакомых лиц, причем из самых разных, как принято говорить, социальных кругов, мне давно не приходилось видеть одновременно. А тут – мелькают одно за другим, составляя разнообразную пеструю аудиторию, собравшуюся в зале областной библиотеки на встречу с протоиереем Алексеем Уминским. Пестрота аудитории – а в зале можно увидеть и «типично православных» женщин неопределенного возраста, и интеллигентов из разряда тех, кто верит, «что что-то такое есть», семинаристов, молодых людей и девушек студенческого вида и, что называется, просто обыкновенных людей – является в какой-то мере отражением всего того полуязыческого постсоветского общества, которое лет тридцать назад устремилось к Церкви. Устремилось к вере.
В беседе, тема которого была определена просто — «Евангелие», — о. Алексей Уминский довольно подробно остановился на характеристике того общества, его ожиданий и действий в то время.

Собственно, оглянувшись в прошлое, многие из нас сами могут вспомнить, как несколько десятилетий назад казалось, что стоит только «сделать репринт» идеализируемого девятнадцатого века, как тут же все наладится и появится: молитвенные монахи, добрые нищие архиепископы, благочестивые прихожане — в общем, «благоухание православия». Сегодня можно оценивать, удалось ли достичь желаемого, и, признавать — получилось не совсем то, о чем мечталось, так что людям, жаждущим веры, вместо нее предлагается религия. Это, к сожалению, довольно распространенное положение дел: люди приходят к вере как к религии и годами ходят по кругу – кругу церковного времени, кругу чтения «правила», круг следования необходимым предписаниям – и не доходят до Бога.

Дойти, услышать Его слова можно только через самоотверженное чтение Евангелия и следование ему, вернее, желание и стремление следовать. Но чтение Евангелия для современного человека, для которого знание тождественно информации, крайне трудно в том числе и потому, что оно «неинформативно», а при этом полно совершенно невыносимых и невыполнимых требований. Потому-то так хочется сделать вид, будто все это не про нас, что хождение по водам – это только про Петра, исцеление слепорожденного — конечно, про слепорожденного, и это только он с грязью на лице ползет через весь город, чтобы омыться в Силоамской купели… И даже прямое обращение — «любите врагов своих» — обрастает толкованиями, уточнениями и трактовками, делающими его совсем не таким радикальным.

А христианство на самом деле радикально, оно требует всё или ничего. Но только от тех, кто был ранен Евангелием, и именно таких раненых христиан сегодня не хватает более всего, как не хватает самим христианам и всему миру веры, которая, как процитировал Кьеркегора о. Алексей Уминский, «означает глубокое, сильное, блаженное беспокойство, которое подвигает верующего к тому, чтобы он не мог успокоиться в этом мире».

Современная церковь в России в каком-то смысле напоминает раннехристианскую, ведь многие пришли в нее из полного, практически языческого, безверия, не имея традиции и опыта нахождения в атмосфере верующей семьи. Наверное, именно поэтому-то и не слишком удается «репринт» религиозной жизни минувших веков. Но именно раннехристианская Церковь дала миру огромное количество святых, мучеников — тех, кто читал Евангелие и следовал ему с самоотверженностью раненного навсегда сердца. И то, что много очень разных и непохожих людей — так много, что нужно было ставить дополнительные ряды стульев, — собрались послушать живое слово священника и задать вопросы, говорит, что жажда веры есть. И желание услышать Слово есть, а раз так, то есть и дерзновение отвечать на него всей жизнью.

Справка:
Алексей Уминский ( родился в 1960 г. )— настоятель храма Святой Троицы в Хохлах, член редсовета журнала «Альфа и Омега», автор многочисленных публикаций на тему христианской педагогики. Вырос в семье неверующих, отец был инженером, мать учительницей. В юности увлекался культурой хиппи. Крестился в 1980 г. В 1982 году окончил факультет романо-германских языков педагогического института им. Крупской, восемь лет работал в школе учителем французского языка. В конце 1980-х гг. архимандрит Иоанн Крестьянкин благословил его на путь священства. 27 мая 1990 года рукоположён в диакона, 9 сентября 1990 года.

Читайте также: «Т-34» — на войне, как в кино

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*