О бедности и справедливости

Бедность, говорят, не порок. И даже, говорят, бедным быть не стыдно. Не стыдно, конечно, но очень уж неприятно. Когда после обязательных платежей за коммунальные услуги, связь, телевидение на руках остается та сумма, на которую даже обуви приличной не приобрести, пословица «вот тебе ершок — вари ухи горшок» воспринимается не как изящная ирония, а руководство к действию. Но кого же можно действительно считать бедным, а кто, так сказать, прибедняется?

Не так давно Минтруда занялось усовершенствованием оценки уровня бедности. Новый подход должен помочь более эффективно выявлять действительно бедных россиян, нуждающихся в социальной поддержке, и минимизировать ошибки. Уже к 2020 году созданная рабочая группа должна предложить новый подход к оценке бедности. Сейчас к оценке бедности применяется абсолютный подход – как отношение к стандарту уровня жизни, то есть стандарту прожиточного минимума, который был введен еще в 1992 году. Тогда как в международной практике применяются более современные стандарты оценки бедности, многоуровневые.

В годы экономического подъема уровень бедности устойчиво снижался. С 2000 по 2013 год он сократился с 29% до 10,8%. Однако кризисы 2009–2010 годов и 2014–2016 годов вернули проблему бедности в центр политической повестки. Увеличение МРОТ, размера пособий по безработице и уровня пенсий – все это помогло сгладить последствия от первого кризиса и снизить уровень бедности к 2012 году. Однако новый кризис привел к уровню бедности в 13,2% в 2017 году, что выше, чем было в 2009–2013 годах. Дефицит денежного дохода нас с вами, то есть населения, вырос с 0,54% ВВП в 2012 году до 0,78% ВВП в 2017 году. Он составил 716,6 млрд рублей. Именно так его посчитали эксперты РАНХиГС в представленном на Гайдаровском форуме докладе «Социальная политика в долгосрочной перспективе: многомерная бедность и эффективная адресность».

На что же не хватает денег россиянам? Согласно исследованию на начало 2017 года, 40% россиян не могли позволить себе неделю отпуска вне дома. Каждый седьмой россиянин имеет задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг, по аренде или по кредитам. Каждый восьмой испытывает большие затруднения при оплате ежедневных необходимых расходов. Каждый десятый не может позволить себе полноценное питание, содержащее мясо, курицу, рыбу (или вегетарианский эквивалент), хотя бы через день.

И как же чиновники предлагают бороться с бедностью во исполнение «майского суперуказа» Владимира Путина? Понятное дело, что государство рассчитывает не организовать, условно говоря, более эффективные пункты по выдаче рыбы, а раздать голодным удочки и научить ими пользоваться. Во всех программах особо подчеркивается необходимость борьбы с «социальным иждивенчеством», то есть привычкой жить на пособия. Отметим, что эту проблему пока не смогли решить ни в одной стране мира. На российские пособия особенно не пошикуешь, а вот западноевропейские позволяют безработным годами имитировать поиски работы и ничего не делать.

В некоторых странах даже возникла идея ввести «безусловный базовый доход» – то есть платить достаточные для скромного, но сытого существования деньги всем, а дальше человек уже сам решает, работать ему ради интереса и получения дополнительных благ или нет. Впрочем, пока что эксперименты по выплате безусловного дохода ни в одной стране не признаны успешными. Безусловного базового дохода в России, как и в подавляющем большинстве стран, в обозримом будущем не будет, но проблема ликвидации «социального иждивенчества» у нас осложняется таким феноменом, как «работающие бедные».

То есть в некоторых регионах и некоторых сферах деятельности заработная плата за месяц ниже прожиточного минимума. Ограничения на официальную минимальную зарплату обходятся неполным рабочим днем, половинной ставкой и другими ухищрениями. Пока эта проблема не решена, говорить что-либо о ликвидации «социального иждивенчества» просто не имеет смысла. Зачем работать, если на зарплату ты не можешь даже содержать себя, не говоря о семье и детях?

Согласно подсчетам всё того же Росстата, общая сумма «нехватки» средств у бедных составляет около 800 миллиардов рублей в год. Это очень солидная сумма – весь расходный блок федерального бюджета составил в 2018 году 16,5 триллионов. Выделить дополнительные пять процентов бюджета на пособия невозможно, даже если принять на вооружение популистские идеи о резком сокращении финансирования армии или других несоциальных расходов.

К тому же и российский, и зарубежный опыт свидетельствуют о том, что «проедание денег» без соответствующего роста производительности труда и экономики в целом ни к чему хорошему не приводит. Собственно, у всех перед глазами пример Украины, десятилетиями сосавшей деньги из России, а пять лет назад переключившейся на Евросоюз.

Так имеет ли решение проблема бедности в России? Да, разумеется, вот только простым и быстрым оно никак быть не может. «Отнять и поделить», «посадить всех коррупционеров», «отобрать собственность у олигархов», «напечатать денег и раздать бедным» – всё это симптоматическое лечение, неспособное избавить организм от болезни, а в том, что бедность – это болезнь государственного масштаба, нет ни малейших сомнений.

В XX веке многие северные и южные страны, которые столетиями были бедными, неожиданно разбогатели, и рецепты их преуспевания хоть и отличаются деталями, но в целом сходны – это стимулирование внутреннего производства и активное привлечение иностранных инвестиций. Разбогатеть «на свои» получилось разве что у Норвегии, но не следует забывать, что их огромные нефтяные запасы делятся не на 150 миллионов человек, а всего лишь на пять. Несравнимо с Россией число выгодоприобретателей от нефти в странах Персидского залива. Аналогичным образом программа по борьбе с коррупцией в городе-государстве Сингапуре на российских просторах может быть только примером для вдохновения, но никак не для подражания.

Изучать причины возникновения бедности, безусловно, нужно. Оказывать адресную помощь нуждающимся, а не распылять социальные льготы ровным слоем независимо от зарплаты – тоже надо. Бороться с «рабочей бедностью», то есть заставлять работодателей увеличивать реальную, а не декларируемую минимальную зарплату, чтобы любая работа позволяла прокормить и одеть как минимум одного человека – очень важно. Необходим также рост реальных денежных доходов и реальных заработных плат.

Вспомним: с 2000 по 2007 год реальная заработная плата росла более чем на 10% каждый год. На этом фоне уровень бедности сократился более чем в два раза – с 29% до 13,3%. Чтобы вдвое снизить уровень бедности в ближайшие шесть лет, необходимо восстановить рост реальных денежных доходов населения минимум на 5% в год за счет увеличения реальных зарплат на фоне экономического роста. Но убрать причины, по которым возникает бедность, можно двумя только вышеуказанными способами – развивая производство и привлекая иностранные деньги. Других методов пока что на этой планете не придумали.

Сегодня запросы российского общества вполне понятны: общие интересы выше частных, ценности и интересы большинства не должны навязываться меньшинствам, но и не должны ограничиваться ради них. Нужно стремиться к тому, чтобы труд определял уровень жизни, не должно быть большого разрыва между бедными и богатыми, управлять должны по возможности лучшие и достойные, должны быть социальные лифты (то есть возможность сделать карьеру), образование должно быть доступным и качественным, государство и общество должны заботиться о бедных и слабых, все должны быть равны перед законом. Эти пожелания четко сформулированы не каким-то там институтом, министерством или ведомством — это общие наши желания, звучащие в общественном транспорте и ясно видимые в социальных сетях.

И отдельно – повышенные требования к тем, кто стал «элитой». Как потому, что они всегда должны быть повышенными, так и потому, что у нас в постсоветские годы «элита» формировалась очень и очень специфически. Да, откровенные воры-паразиты и русофобы из числа «офшорной аристократии» уже вычищены из нее – но сам процесс чистки, и не только антикоррупционной, и не только в чиновничестве, еще далеко не завершен. И очень важно, чтобы на смену приходили люди, действительно разделяющие одни ценности со своим народом – говорящие с ним на одном языке, чувствующие себя его частью, готовые отвечать перед ним за свои слова и дела.

Социальная справедливость – это ведь, говоря по-русски, общественная честность, это значит, когда народ живет по правде. Ничего, на самом деле, сложного. Если быть частью своего народа и дорожить своей принадлежностью к нему даже тогда, когда получаешь власть. И за тем, чтобы таких людей во власти было больше, мы должны следить с каждым годом все тщательней и тщательней. В том числе и с помощью главного доступного нам инструмента — выборов любого уровня. А там и главные наши проблемы, даст бог, порешаем, в том числе и проблему бедности.

 

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*