Николай Луганский: «Не надо приходить «на Луганского», надо идти просто на музыку»

XXXVII Рахманиновский фестиваль завершился 13 мая на самой высокой ноте. В зале тамбовского драмтеатра царил таинственный полумрак, а неяркие лучи одиноких прожекторов выхватывали из темноты лишь портрет Рахманинова на заднике сцены и лицо пианиста, творившего за роялем чудеса.
Николай Луганский на Рахманиновском фестивале
Николай Луганский на Рахманиновском фестивале

Народный артист России и суперзвезда мировой величины Николай Луганский представил новую программу из произведений Дебюсси и Рахманинова, в очередной раз покорив тамбовскую публику. А перед концертом дал корреспонденту «ТЖ» небольшое, но довольно откровенное интервью.

– Николай Львович, так почему именно Дебюсси? Чем вас привлек этот композитор, что ему вы решили посвятить целое отделение вашего концерта, завершающего фестиваль?
– Ответ может вам показаться довольно банальным — исполнитель-пианист, как и любой артист должен все время быть в поиске. Слава богу, мир классической музыки — это бездонный колодец, который будет постоянно вдохновлять и открывать для тебя нечто неизведанное даже в, казалось бы, очень знакомом. Мой новый альбом будет состоять из произведений Дебюсси, и это для меня новый этап. Этого французского композитора называют импрессионистом в музыке, и мне захотелось его картины снова открыть для широкой аудитории. Захотелось поймать движение мимолетности его музыкальных штрихов. Они действительно очень картинны, сами названия произведений говорят за себя — «Отражения в воде», «Колокола сквозь листву», «И луна светит над храмом, который был…». Ну а рахманиновский фестиваль — это для меня особая сцена, практически родная, где публика на все реагирует очень искренне.

– Вас называют «романтиком современного фортепиано». Но произведения Дебюсси в отличие от вещей Рахманинова обычно считают по своему построению «музыкой для ума». Не возникает здесь для вас противоречия?
– Они действительно очень разные, Рахманинов и Дебюсси, хотя Сергей Васильевич очень много исполнял произведений Дебюсси. И здесь нет никакого противоречия. И я не могу говорить, что предпочитаю одно другому. Когда идешь слушать концерт, не надо приходить «на Луганского». Надо идти просто на музыку. А моя задача как исполнителя — передать чувства композитора, суметь раскрыть их. Мне это невероятно интересно, и чем для меня непривычнее взгляд и манера композитора, тем интереснее его играть. Иначе в моем репертуаре не было бы полусотни концертов для фортепиано с оркестром, произведений разных стилей и эпох, в каждом из которых есть своя изюминка.

– А какая изюминка на ваш взгляд в нынешнем рахманиновском фестивале?
– Я бы не стал здесь искать каких-то специальных отличительных черт. Главное в этом фестивале — это возможность как можно большему количеству зрителей познакомиться с лучшими мировыми шедеврами в исполнении хороших музыкантов. Прекрасно, что это удается из года в год, несмотря ни на какие финансовые и экономические трудности. А для меня это встречи с нашим зрителем, которые дорогого стоят. И от которых заряжаешься и энергией, и вдохновением, и желанием делать нечто новое.

– И в этом счастье?
– И в этом счастье!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*