Честнее, прозрачнее, конкурентнее: эксперты высказались о системе госзакупок в Тамбовской области

08 ноября 2017, 13:02
0
195

Осенью нынешнего года Центр стратегических разработок Алексея Кудрина опубликовал результаты анализа российской системы госзакупок. Был отмечен очень низкий уровень конкуренции на торгах: дорогие контракты заключаются с узким кругом поставщиков из числа крупных корпораций. Кроме того, на рынке очень высока доля закупок, названных аналитиками центра загадочным словом «квазиторги».

Криминала никакого здесь нет. Речь идёт о законной практике, именуемой закупками у единственного поставщика и заключением контрактов по итогам несостоявшихся торгов. Однако сотрудников центра насторожила очень высокая их доля в общем числе закупок. Из опубликованных данных следует, что доля закупок у единственного поставщика по регионам колеблется от 24 до 75%, в Тамбовской области — 56%.

Хорошо это или плохо, и можно ли вообще делать какие-то выводы, основываясь на результатах этого исследования? Этот вопрос я задал председателю областного комитета государственного заказа Владимиру Громову и руководителю территориального управления Федеральной антимонопольной службы Елене Гречишниковой.

Председатель областного комитета государственного заказа Владимир Громов: «Экономить любой ценой — неправильно»

По словам Владимира Громова, о состоянии, проблемах и перспективах развития контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд написано и сказано много. И это неудивительно. В России создана и функционирует глобальная контрактная система государственных и муниципальных закупок, пронизывающая все сферы экономики. Это живой механизм, который постоянно развивается, дорабатывается, изучаются проблемы, выявляются недостатки.

Проблема, обозначенная Центром стратегических разработок — это проблема не столько нашей области, сколько проблема подхода в измерении, применяемом самим Центром стратегических разработок при проведении анализа.

Приведённые ЦСР данные не отображают того, насколько в действительности конкурентен рынок госзакупок, так как измерение ведётся по стоимости контрактов, а не по количеству торгов. Например, объём крупнейших стратегически важных контрактов значительно превышает сумму всех остальных средних и мелких госзакупок.

В нашей области в 2016 году были проведены 33 закупки с начальной (максимальной) ценой контрактов свыше 100 миллионов рублей, что составляет 0,4 % от общего числа закупок (8647). Вместе с тем, если судить по сумме, то эта доля несоизмеримо выше. Совокупная стоимость рассматриваемых закупок составила 6,3 миллиарда рублей, или 35 процентов от общей стоимости всех контрактов.

Если бы Центр стратегических разработок взял за основу своего анализа количество торгов, прошедших на конкурентной основе, картина по нашей области была бы вполне достойной.

В оценках центра есть и другой перекос, методологического толка. Там считают, что основным показателем результативности закупок является только обеспечение высокой конкуренции.

Действительно, закон о контрактной системе одним из принципов определяет обеспечение конкуренции, но вместе с тем предоставляет возможность осуществления закупки у единственного поставщика. Таким образом, в основе деятельности контрактной системы наряду с экономией бюджетных средств должен лежать принцип соответствия цены и качества.

Пациенты в больницах, интернатах, дети в летних лагерях должны получать качественные продукты и полноценные услуги. Тут экономить любой ценой неправильно.

В нашей области, как и везде по стране, закупки проходят следующим образом. Прежде всего заказчик планирует и обосновывает предстоящие закупки, изучает рынок, собирает как минимум пять ценовых предложений и рассчитывает начальную максимальную цену в порядке, установленном Правительством РФ. В единой информационной системе — размещается вся информация о запланированных закупках.

Перед размещением закупочная документация проходит входной контроль на соответствие действующему законодательству в комитете государственного заказа Тамбовской области, после чего устанавливаются сроки подачи заявок, публикуется извещение, которое в свою очередь проходит финансовый контроль. Начинается процедура торгов.

Как правило, закупки с невысокой начальной максимальной ценой являются более конкурентными по сравнению с крупными закупками.

Например, цена контракта на строительство школы «Сколково-Тамбов» составила около 1,5 миллиарда рублей. Далеко не каждая строительная организация области может выполнить работы такого объёма. Может ли тут быть высокая конкуренция?

Владимир Громов не отрицает, что у Центра стратегических разработок есть и здравые идеи.

Например, они предлагают не проводить небольшие закупки (например, поставка лекарственных средств с начальной (максимальной) ценой контракта 1350 рублей) через торги, а создать специальные электронные магазины. Это может означать, что заказчики будут покупать стандартные товары и услуги в онлайн-магазине по казначейским картам в пределах лимитов бюджетного финансирования и по нормативам.

Руководитель территориального управления ФАС Елена Гречишникова: «Создавать на пустом месте конкуренцию не нужно, да и невозможно»

Елена Гречишникова заметила, что термин «квазиторги» встречает впервые: такого понятия нет ни в законодательстве, ни в специальной литературе, посвящённой тендерной тематике. При этом она понимает, о чём идёт речь: в публикации Центра стратегических разработок говорится о большом количестве несостоявшихся торгов. Таковыми они признаются, когда подана или допущена к торгам всего одна заявка и по закону заключается контракт с единственным поставщиком.

«Это не всегда свидетельствует о низкой эффективности торгов. Бывают такие закупки, на которые просто не идут поставщики, так как не видят для себя выгоды. С точки зрения антимонопольного законодательства здесь ничего страшного нет: искусственно создавать на пустом месте конкуренцию не нужно, да и невозможно», — говорит Елена Гречишникова.

При этом она не отрицает, что жалобы участников часто бывают правомерными: не всегда документация, которую составляет заказчик, направлена на эффективную трату бюджетных денег и обеспечение максимально возможного количества участников. Больше всего нарушений отмечается в строительной сфере.

Нередко в документации предмет торгов описывается так, что под него подходят товары или услуги только одной фирмы. В результате пропускается только её заявка, и компания выходит на торги в качестве единственного поставщика. Контракт заключается по максимальной цене. Об экономии бюджетных денег здесь нет и речи.

«Совсем свежий пример —торги, которые недавно объявляла дирекция городских дорог. Документация содержала излишние требования, которые не позволили многим участникам надлежащим образом заполнить заявку. После рассмотрения жалоб было выдано предписание об устранении этих нарушений. В результате состоялись нормальные конкурентные торги. Были привлечены восемь участников, и цена контракта упала на 14 процентов. Надо приводить документацию в соответствие с требованиями закона, и тогда «квазиторгов» будет меньше», — рассказывает Елена Гречишникова.

Что же касается общей ситуации в российской системе госзакупок, то её Елена Анатольевна назвала «сложной». В документации торгов, прошедших в первой половине нынешнего года в сфере дорожного строительства, ФАС выявила более 2 тысяч нарушений антимонопольного законодательства. В основном это были излишние требования в описании товаров.

Андрей ХВОРОСТОВ.

Комментарии — 0

Тамбовская жизнь в cоцсетях