Как живут и сколько зарабатывают трудовые мигранты в Тамбове: специальный репортаж

29 ноября 2016, 17:31
0
760

В 2013 году я побывал на открытии тамбовского Центра социальной адаптации трудовых мигрантов, на тот момент единственного в России. Это был пилотный проект, призванный сделать пребывание у нас гастарбайтеров более комфортным. Предполагалось, что наш опыт будет распространён на всю страну.

Однако за три года число таких центров в России немного увеличилось. Появились они в Перми, в Оренбурге… Почему же наш опыт не получил большого распространения? Как сейчас работает центр в Тамбове? В поисках ответа на эти вопросы я ещё раз его посетил.

МИГРАЦИОННЫЙ ЦЕНТР И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

Утро. Скоро приедет служебный автобус. Уроженцы жаркой Согдианы собрались возле кухни тамбовского Центра социальной адаптации трудовых мигрантов. Там Зариф Саттаров готовит мясной узбекский суп.

Это человек уже немолодой и, видимо, поэтому хорошо знающий русский язык. Зариф Эргашович в ответ на мой вопрос, какова его профессия, говорит «каменщик», хотя сотрудники администрации в один голос называют его поваром. Однако он стесняется своего ремесла, считает его не мужским, но что поделать: в бригаде строителей, которая живёт сейчас в адаптационном центре, нет ни одной женщины, а еду кому-то надо готовить.

Все члены бригады — родственники. Все они прибыли в мае нынешнего года из Самаркандского района и сейчас кладут кирпичи на тамбовских стройках. Руководит ими Хасан Саттаров, младший брат Зарифа.

Поскольку эти люди оформлялись на работу официально, сотрудники миграционной службы встретили их на вокзале и поселили в адаптационный центр, помогли получить документы. Проживание узбекам оформила пригласившая их строительная фирма.

Иммигрантам не только предоставляют кров и обучают их, но и культурно развивают: по выходным возят по музеям, показывают дома старой архитектуры, церкви, колокольни…

- Условия у нас хорошие. Живём по два человека в комнате. В центре есть кухня и пять душевых. После работы можно помыться, отдохнуть, посмотреть телевизор, почитать… Однако мне разговаривать с вами нельзя, а то суп выкипит, - спохватился Зариф Эргашович.

Братья Саттаровы в Россию приезжают не первый раз, и не испытывают необходимости учить язык. Однако на вечерние уроки ходят исправно, чтобы освежить в памяти историю и законодательство России, а также оправдать своё пребывание в центре. А вот молодёжи приходится интенсивно заниматься, чтобы за несколько месяцев научиться общаться с русскими и приобрести базовые знания о стране, в которую приехали.

Средняя Азия с каждым годом всё больше удаляется от России. Видно это не только по плохому знанию молодёжью русского языка, но и по её отчествам. У братьев Саттаровых они русифицированы, потому что эти люди родились ещё в советские времена. А вот у племянника Зарифа и Хасана оно звучит уже по-узбекски. Зовут его Мирзохид-оглы Мирвахид Эргашов. Говорит он с сильным акцентом и слова подбирает медленно, но пообщался со мной охотно.

- Сейчас в узбекских школах русский уже не изучают, - сказал Мирвахид Эргашов. — Я его немного сам освоил, когда работал в Архангельске на строительстве церкви. В этом городе нет адаптационного центра: их всего два в России. Вот я и приехал в Тамбов специально, чтобы лучше узнать язык. Хочу работать в вашей стране и дальше. Здесь всё круто. В центре условия хорошие. Если какие-то вопросы возникают, обращаемся к работникам администрации. Они решают наши проблемы. Раньше здесь учили плохо, но сейчас пришли нормальные преподаватели. Занимаемся три раза в неделю по вечерам, после работы.

Автобус за каменщиками приезжает каждое буднее утро и везёт их на строительные объекты. Зарплата у каменщиков сдельная. В месяц у каждого члена бригады получается от 25 до 30 тысяч рублей. За проживание платит фирма, поэтому есть возможность копить деньги и посылать родственникам.

Правда, сэкономить в России трудновато. Продукты здесь существенно дороже, чем в Узбекистане. Тем не менее, по выходным Зариф Саттаров обязательно покупает баранину и рис, а затем варит для всей бригады плов. В Самарканде его готовят немного иначе, чем в Ташкенте, Фергане и других городах Средней Азии. Рецептом Зариф Эргашович, разумеется, поделился с читателями нашей газеты.

УЧЁБА ИДЁТ ПО РАЗНЫМ ПРОГРАММАМ

Какой прок иммигрантам от обучения в Центре адаптации? Безусловно, он есть, и видно это невооружённым глазом.

Три года назад я побывал на открытии адаптационного центра и там пытался пообщаться с молодыми гостями из-под Самарканда, которые занимали 88 мест из ста наличествующих. Увы, попытка поговорить хоть с кем-нибудь из них успехом не увенчалась: по-русски никто из них не говорил, за исключением одного парня. Впрочем, и он мне с большим трудом сумел мне объяснить, зачем он приехал в Тамбов.

Сейчас — совсем другая ситуация. Все члены бригады каменщиков, которой руководит Хасан Саттаров, могут изъясняться по-русски. Значит, педагоги из ТГУ имени Державина, которые преподают в центре, трудятся не зря.

- Преподаватели у нас квалифицированные, все они кандидаты наук. На качество их работы не жалуемся. Курс обучения длится шесть месяцев, — рассказывает директор центра Роман Переславцев.

Русский язык вообще считается достаточно сложным, но людям разных национальностей его освоение даётся по-разному. Например, по словам Романа Александровича, таджики при обучении встречают заметно меньше трудностей, чем узбеки или корейцы, а больше всего проблем возникает у китайцев и вьетнамцев. Стандартный курс длится шесть месяцев, однако его продолжительность может быть уменьшена: в центре существуют разные программы обучения.

За три года изменилась не только степень адаптации иммигрантов к жизни в России, но и возрастной состав постояльцев центра, и их количество. Раньше на обучение брали лишь парней, не достигших 30 лет. Сейчас здесь живут и люди зрелого возраста.

Однако, несмотря на это послабление, постояльцев стало меньше. Их сейчас всего 35. Дело, видимо, в том, что экономические неурядицы заставляют работодателей экономить деньги: они уже менее охотно оплачивают проживание работников в адаптационном центре.

Увеличились траты и у самих иммигрантов. Раньше легально трудиться в нашей стране можно было, получив либо разрешение на работу, либо патент. Сейчас же всё иначе: надо обязательно приобретать патент. Заплатить за него в Тамбовской области нужно 3 тысячи рублей.

 УЗБЕКИ ВНОВЬ ПОТЕСНИЛИ УКРАИНЦЕВ

Учатся в центре далеко не только его постояльцы. Например, в Рассказово живёт большая группа вьетнамцев, которые три раза в неделю приезжают в Тамбов, чтобы изучать русский язык, а также российскую историю и законодательство.

Иммигранты из разных стран занимают у нас разные «экологические ниши». Например, гости из Узбекистана и Таджикистана в большинстве своём трудятся на стройках, а люди из Юго-Восточной Азии занимаются пошивом одежды.

Последних, впрочем, в нашей области немного. Так исторически сложилось, что среди приезжающих на Тамбовщину иммигрантов преобладают узбеки из-под Самарканда.

Исключениями из этого правила стали лишь позапрошлый и прошлый годы. Тогда, по словам начальника управления по вопросам миграции УМВД России по Тамбовской области Ольги Воробьёвой, в наш регион приехало такое большое количество граждан Украины, что они сумели оттеснить узбеков на второй план.

Однако сейчас всё вернулось на круги своя. Гости из Согдианы вновь вышли на первое место, жители Донбасса отстают от них с большим отрывом. Что же касается иммигрантов из Армении, Грузии, Таджикистана, Китая и Вьетнама, то их у нас никогда не было много.

Правда, тут есть важный момент. Узбеки и таджики приезжают в нашу область на время, а вот гости из Украины очень охотно меняют гражданство на российское. Статистика говорит сама за себя: за 9 месяцев нынешнего года россиянами стали 1065 украинцев и всего 229 узбеков, а также 184 таджика, 183 молдаванина, 132 армянина и 104 казаха.

Общее количество новоявленных российских граждан за год ощутимо снизилось (в случае с украинцами — с 1619 до 1065, а с узбеками — с 261 до 229).

Однако число временных трудовых мигрантов при этом растёт. В нынешнем году (по состоянию на 1 ноября) Тамбовскую область их приехало 8173 — на 6 процентов больше, чем в прошлом.

ВПЕРЕДИ — НЕЯСНОСТЬ

Управление по вопросам миграции раньше подчинялось Федеральной миграционной службе, которая не так давно была передана в состав МВД.

- Наш штат сократили на 30 процентов, но нагрузку не уменьшили. Работать стало тяжелее, так как наши услуги являются социально значимыми и всегда востребованы, — говорит Ольга Воробьева.

Центр готовится к аналогичным переменам, корректирует свой Устав. Он входит в состав ФГУП «Паспортно-визовый сервис», которое скоро будет переподчинено МВД. По мнению Ольги Ивановны, ожидаются изменения в его работе, но какие именно, она не может сказать.

Андрей ХВОРОСТОВ.

Комментарии — 0

Тамбовская жизнь в cоцсетях