В Тамбове начал работу волонтерский отряд быстрого реагирования по поиску пропавших людей "Лиза Алерт"

18 октября 2017, 12:21
0
970

Добровольцы из «Лиза Алерт» не ждут помощи от официальных структур, не получают грантов и не просят финансовых пожертвований у меценатов. Эти люди готовы в любое время дня и ночи отложить свои дела и отправиться на поиски безвестно пропавших просто потому, что уверены, что в XXI веке люди — и прежде всего дети — не должны исчезать навсегда. Корреспондент «Тамбовской жизни» поговорила с двумя волонтёрами — Лизой и Сашей, которые с первых дней вошли в основной состав местного отряда и уже участвовали в нескольких поисках.

 Лиза и Саша попросили не называть фамилий, а представить их позывными, которыми они пользуются в отряде «Лиза Алерт», — Dangerous и Лайм-68.

— Расскажите, как появился тамбовский отряд, где вы познакомились и объединились с людьми, которые готовы в своё свободное время заниматься поисками пропавших.

Лиза (Dangerous): Отряд «Лиза Алерт» появился в Москве в 2010 году.

В Тамбове создание отряда связано с трагическим поиском Артёма Кузнецова в Липецке. Всех нас этот случай потряс. На сами поиски мы не попали, к сожалению, потому что информация поступила не сразу, но мы все следили за тем, что происходит, в соцсетях, в группе «Лиза Алерт» во «ВКонтакте» — за тем, как маленького ребёнка долго не могли найти, а потом нашли погибшим. Мы стали переписываться в комментариях, написали, что хотим, чтобы в Тамбове тоже появился свой отряд.

Саша (Лайм-68): Отряд единомышленников. Нас собрала одна девочка из Тамбова и свела с нашим московским куратором.

Лиза (Dangerous): У нас за время нашего существования уже было три поиска: один в Тамбове — потерялась восьмилетняя девочка, один в лесу Рассказовского района, где заблудился дедушка, и искали ещё одного дедушку в районе села Саюкино.

— Сейчас, наверное, много грибников?

Саша (Лайм-68): Да, самый активный период — с июня по сентябрь. Грибной сезон, а люди пренебрегают требованиями безопасности. Когда человек идёт в лес, на нём должна быть яркая одежда, с собой у него должен быть запас воды, спички, ну и, естественно, заряженный мобильный телефон. Люди думают — со мной этого не случится, но, как правило, лес заводит далеко, и люди начинают плутать.

Поисковики "Лиза Алерт"

— Сколько человек у вас сейчас в отряде?

Лиза (Dangerous): Нас пока не очень много — человек десять основателей, и постепенно подтягиваются другие, желающие помочь. Всего нас сейчас около двадцати пяти. Это те, кто готов выезжать на место, помогать распространять информацию в соцсетях, расклеивать ориентировки.

— Вы проходили какое-то обучение?

Лиза (Dangerous): Нас вводили в курс дела. Наш московский координатор дал нам инструкцию, и мы по ней действуем. Когда у нас поиск, нам присылают задачи, где указано, что мы должны делать, на карте всё отмечено, мы должны пройти все участки. А 21 октября мы все едем на учения в Москву.

— У вас есть какое-то разделение должностей?

Лиза (Dangerous): Координатор, старший на месте и сами поисковики.

— Расскажите о тех трёх поисках, в которых вы принимали участие.

Лиза (Dangerous): Первый поиск, когда пропала девочка, закончился очень быстро и благополучно, что очень хорошо. Во втором случае дедушка в рассказовском лесу пошёл за грибами и не вернулся домой. Родственники забили тревогу очень быстро, что тоже очень хорошо — они позвонили нам на «горячую линию», сделали заявку, и мы поехали его искать. Нашли дедушку благодаря тому, что в соцсетях было очень много информации о его пропаже, везде были ориентировки, и его по этим ориентировкам узнала женщина. А третий поиск до сих пор продолжается, потому что дедушку мы своими силами не нашли. Мы пять дней прочёсывали территорию, но, к сожалению, нам не повезло.

— Почему вы начали этим заниматься, и как относятся к этому ваши знакомые?

Саша (Лайм-68): Когда в Тербунском районе Липецкой области искали трёхлетнего Артёма Кузнецова, я попал туда под самый конец, и уже было поздно что-то предпринимать, пытаться помочь добровольцам. Там был московский отряд, поисковики из Воронежа, Липецка. И с этого момента я стал следить за информацией в группе «Лиза Алерт». Просто потому, что дети не должны в XXI веке теряться в лесу и гибнуть. Поэтому я себе поставил такую цель — вместе с единомышленниками сколотить этот костяк и продвигать эту идею, чтобы давать людям надежду и помогать.

Лиза (Dangerous): Люди относятся по-разному — кто-то с пониманием, кому-то не понятно, зачем это нужно, если есть основная работа, семья.

— А где вы работаете?

Лиза (Dangerous): Я бухгалтер. Саша по специальности экономист, работает в банке.

Саша (Лайм-68): У меня на работе люди относятся с пониманием, отпускают, интересуются, спрашивают, чем помочь, несколько человек спрашивали, как попасть к нам в отряд.

— У вас есть какие-то особые требования к людям, которые хотят попасть в отряд?

Лиза (Dangerous): Мы берём всех, главное — желание помочь. У нас есть костяк, те люди, которые изначально собрались, и мы готовы на всё, неважно — день, ночь, праздники.

— А как до появления отряда была организована такая работа? Этим же должны заниматься государственные службы — полиция, МЧС?

Лиза (Dangerous): Отряд «Лиза Алерт» был создан после резонансного поиска в 2010 году. В подмосковном Орехово-Зуеве пропала пятилетняя Лиза Фомкина. Они вместе с тётей ушли в лес и заблудились. Первые пять дней правоохранительные органы вообще никак не реагировали…

— Насколько я знаю, человека обязаны начать искать на третий день?

Лиза (Dangerous): На самом деле это неправда: принять заявление в полиции должны в первый же день, отказать они не имеют права. А тогда, в 2010 году, получилось так, что первые пять дней милиция и МЧС бездействовали. Милицию сняли с поисков ребёнка на охрану салюта по случаю Дня города, и её не искал никто. Отец девочки сам начал распространять информацию в соцсетях, и простые люди — добровольцы — потянулись искать Лизу.

Первой нашли её тётю, уже мёртвую. А на десятые сутки обнаружили и девочку, тогда поисковики лишь немного не успели. Лиза умерла накануне от переохлаждения, не дождавшись помощи. Всё это время рядом с ней была её собака, которая до последней минуты пыталась согреть ребёнка. И добровольцы решили, что так не должно быть. 14 октября был основан отряд «Лиза Алерт». Своё название он получил в память о Лизе Фомкиной, а «алерт» — это международное слово, означающее «тревога».

Саша (Лайм-68): И по аналогии с существующей в США системой оповещения о пропавших детях — «АмберАлерт».

— То есть получается, что люди в таких ситуациях погибают от того, что не было с собой запаса воды, еды?

Лиза (Dangerous): Да, от того, что ночью в лесу холодно. Замерзают, умирают от обезвоживания.

— Вы получаете какую-то финансовую помощь?

Лиза (Dangerous): Нет, мы не принимаем финансовую помощь, всё за свой счёт. У нас нет ни расчётных счетов, ни виртуальных кошельков. Если люди хотят помочь, то можно прийти и принести оборудование, скотч, бумагу.

Саша (Лайм-68): У нас есть группа в «ВКонтакте», официальная группа тамбовского отряда, где можно найти список того, что нам нужно: батарейки для фонариков, сами фонарики, скотч, чтобы клеить ориентировки, навигаторы.

Лиза (Dangerous): Какое-то оборудование покупаем себе сами, выезжаем на своём транспорте.

— В соцсетях всё чаще появляются объявления о пропаже детей. Это потому, что таких случаев становится больше, или просто благодаря распространению Интернета эти ситуации всё больше на слуху?

Лиза (Dangerous): Скорее всего, второе.

— А есть какая-то статистика, сколько людей ежегодно пропадает?

Лиза (Dangerous): Открытой статистики МВД нет, есть только статистика отряда. В прошлом году волонтёры «Лиза Алерт» по всей России искали в лесу 1426 человек. 112 человек были найдены погибшими, 126 не найдены до сих пор.

— А что чаще всего становится причиной? Почему пропадают дети? Это родители недоглядели или причина в чём-то другом?

Лиза (Dangerous): В большинстве случаев виноваты родители. До восьми лет ребёнка нельзя оставлять без присмотра где бы то ни было — в деревне, в городе. Пренебрежение правилами безопасности приводит к таким случаям. Было бы неплохо, если бы у детей были телефоны, часы с GPS-трекерами, чтобы родители всегда могли знать, где находится ребёнок. Ну и, конечно, нужно следить за детьми на воде, потому что связанных с водой трагедий тоже очень много.

Саша (Лайм-68): Сейчас в отряде параллельно с обучением на информационных координаторов также проводится обучение на лекторов. Это те люди, которые ходят в образовательные учреждения, школы и работают с детьми, в игровой форме им рассказывают, как нужно поступать, если ты потерялся в городе, в лесу. Думаю, что в скором времени мы запустим в Тамбове и это направление.

— И всё же, почему государство этим не занимается в полной мере? Есть же полиция, МЧС…

Саша (Лайм-68): Полиции и МЧС элементарно не хватает людей. На каждом поиске в комментариях можно видеть объявления о том, что требуется помощь добровольцев. Не каждый может позволить себе оставить семью, работу и поехать искать какого-то чужого человека. На это способны только единицы, и хорошо, что у нас в Тамбове такие люди нашлись.

Заявки на поиск пропавших принимаются на сайте lizaalert.org или по телефону «горячей линии» 8-800-700-54-52.

Екатерина ЖМЫРОВА.

Комментарии — 0

Тамбовская жизнь в cоцсетях