Маленькая и сильная Галя

01 декабря 2017, 12:08
0
859

Галя Татуйко — маленькая, хрупкая девушка с длинной каштановой косой и большими серыми глазами. В них есть всё: бездонная глубина, мудрость и боль. Если увидишь Галю на улице, в жизни не догадаешься о том, что она одним махом может отправить противника в нокаут. Но Галя может, потому что она — кикбоксер. Мастер спорта, призёр Кубка мира и многих других чемпионатов. А ещё она сирота, за девять лет сменившая около пяти детских домов и интернатов.

 

«Он был для меня всем»

«В спорте я благодаря отцу. Он тоже был боксёром, входил в олимпийский резерв, был заслуженным мастером спорта, выигрывал чемпионаты Европы. С ясельного возраста брал меня на тренировки и соревнования. Был очень добрым и честным человеком. Он из тех, кто отдаст последнее, если кому-то это нужнее, чем ему. Когда мне было восемь лет, у папы обнаружили рак желудка. Спустя несколько месяцев его не стало. Он был для меня всем…»

Девушка прерывается, отводит свои серые глаза чуть в сторону, в них блестят слёзы. Видно, что она буквально тонет в прошлом, но боксёрская способность быстро концентрироваться почти сразу же возвращает её в реальность.

После смерти супруга мама Гали осталась одна с тремя детьми на руках. Галя на тот момент была самой младшей. Ещё были брат Андрей и старшая сестра Вера.

Женщина не справилась с потерей мужа и начала всё больше прикладываться к бутылке. Пила так, что могла забыть про то, что детей надо кормить, обстирывать, делать с ними уроки — что они вообще у неё есть. Ребята в это время лазили по гаражам, стройкам, пытались сами себя прокормить. Как могли.

Однажды к ним в дом пришли органы опеки и забрали Галю с братом в интернат. Старшая сестра на тот момент уже стала совершеннолетней. Так мама Галины перестала быть матерью, хоть и осталась родительницей.

Опека неоднократно давала женщине шанс вернуть ребят. Та пыталась кодироваться, устраиваться на работу. Но этого хватало ненадолго. Потом из-за накопившихся долгов продала двушку на Рылеева. На оставшиеся деньги купила старый дом в Пахотном Углу. В итоге мама полностью исчезла из жизни своих детей.

«Мама ушла — и всё»

«Мама ушла — и всё. Она не интересовалась, не приезжала. Ни на день рождения, ни на какие праздники. И это самый большой страх любого ребёнка, масштаб которого взрослые даже не могут себе представить. Его нельзя сравнить ни с чем. Ведь чего бы мы ни боялись — операции, переезда, потери близких, — мы знаем, что даже при плохом исходе дела у нас останется всё остальное. А у маленького ребёнка этого остального пока просто нет. Поэтому ему особенно страшно. Уже позднее я пыталась разобраться, почему всё это произошло с нашей семьёй. И поняла, что причина в отсутствии любви. Её не было в сердце нашей мамы», — говорит Галя.

— Все эти годы, пока вы были в детском доме, вы с ней вообще не общались?

— Общались. Опека несколько раз давала шанс и возвращала нас ей, но толку не было. В итоге нас забрали окончательно. Я звонила ей иногда, спрашивала, как она. Несколько раз даже сбегала из детского дома, чтобы привезти ей продукты. Она ведь почти всё пропивала. Но почему-то мама меня практически не воспринимала. С братом они были более близки. И когда мама умерла, он сильно переживал, плакал. Мне же к тому моменту казалось, что она отмучалась и так будет лучше.

— Тебе её не хватало?

— Как и любой детдомовский ребёнок, я мечтала о семье. Но я изначально понимала, что меня вряд ли заберут. Мама пьёт, бабушка умерла. Тётя и рада была бы взять, но материально просто не имела возможности вытянуть нас. Они в то время сами всемером в одной квартире жили. В приёмную семью меня тоже не возьмут, потому что ко мне в довесок идёт брат, а он был ну очень бедовый. Я сразу всё поняла, чудес не ждала. Когда не ждёшь, не надеешься — становится легче. Единственное, мне очень не хватало папы. Я скучала по нему. Помню, по вечерам я залазила на подоконник, смотрела на небо и разговаривала с ним. Рассказывала, как прошёл день, как хочу быть такой, как он.

— А каким ты была ребёнком? В детском доме туго приходилось?

— Нет, ко мне хорошо относились. Наверное, потому что я всегда всех жалела и любила. Особенно маленьких. Мне было их так жалко почему-то, вы не представляете. И вот на том самом окне, которое для меня стало своего рода и исповедальной и молельной, ночами, когда все уже давно спали, я просила Бога, чтобы каждый ребёнок был счастлив…

Гены взяли своё

Серьёзно заниматься боксом Галина начала в восьмом классе. Начинала в секции рукопашного боя. Позднее перешла в кикбоксинг. То, что у девочки большой потенциал, тренеру стало понятно почти сразу: гены взяли своё. Стала ездить на соревнования, сначала всероссийского масштаба, а потом и мирового. Появились первые победы и медали. Обычная девчонка из тамбовского интерната смогла побывать во многих городах и странах, познакомилась с интересными людьми. Галя буквально горела спортом.

Друг отца посоветовал ей не уходить из детского дома после девятого класса, как это делает большинство сирот, а доучиться до 11-го, чтобы потом поступить в вуз. Так Галя поставила перед собой свою первую главную цель — университет физкультуры и спорта им. Лесгафта в Санкт-Петербурге.

— В детском доме скептически отнеслись к моей идее ехать в Питер, отговаривали. Никто не хотел возиться с этим. Куда проще было бы пойти в наш тамбовский вуз, а ещё лучше в училище. Но я на тот момент хотела большего. В итоге решила обратиться за помощью к Наталье Георгиевне Астафьевой. Тогда ещё она возглавляла управление образования. Я набралась решимости и позвонила ей. Объяснила ситуацию, и она предложила приехать

всё обсудить. Спустя несколько дней у меня на руках уже были билеты в Питер. Поступать поехали вместе с тётей.

Набрав необходимое количество баллов, Галя поступила на бюджетное отделение. Это гарантировало ей стипендию, общежитие и вообще считалось большой удачей. Лишь два процента выпускников интерната попадают хоть в какие-то (не говоря уж о престижных и топовых) институты и университеты.

Поначалу было очень сложно. Девушку ждала совсем другая жизнь, в которой тебя никто никуда не отведёт, никто не расскажет и не покажет, как жить дальше, с кого брать пример. Оказалось, что твой интернат, из которого ты мечтал вырулить во взрослую жизнь, дал тебе много чего, но не дал привычки жить в обществе.

Общество напоминало батут: прыгаешь на него, а оно тебя отталкивает. И куда можешь улететь — бог его знает.

Окончив первый семестр, сомневающаяся и ищущая себя Галя даже написала заявление о переводе на «заочку», хотела сбежать в Тамбов. Но куратор наотрез отказался его подписывать. Со словами «не выдумывай», он попросту разорвал его. Уже сегодня Галя понимает, что это было верным решением, которое помогло ей расти и развиваться дальше. В итоге в 2014 году Галина успешно окончила питерский вуз.

«Это была путёвка в жизнь, от которой я по глупости и неопытности хотела отказаться. Теперь я чётко понимаю, что Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое тот не в силах вынести. Бывают минуты, что тебе хочется сдаться, но внутренний голос говорит, нужно продолжать борьбу, нужно подниматься, и я начинаю трудиться ещё сильнее», — говорит Галина.

Сиротский дом

В 2011 году Галя узнала о том, что у неё есть возможность получить жильё от государства. Дом в Пахотном Углу, где в последние годы жила мама, находился в жутком состоянии. Мама совсем не следила за ним. Но местная администрация категорически отказывалась признавать его аварийным. В дело снова пришлось вмешиваться региональному управлению образования.

Специалисты ведомства помогли собрать девушке необходимые документы.

Квартиру на Школьном проезде-1 на севере Тамбова девушка получила только спустя пять лет, в прошлом году. Это небольшая однушка площадью 33 кв.метра. Дом полностью заселён бывшими детдомовцами.

Сиротские дома сегодня строят по всей России. Раньше давали угол в соцнайм — помещение можно было сразу приватизировать. Из-за чёрных риелторов, которые массово обманывали молодых людей, ввели новое понятие — «найм жилья специализированного фонда». Длится он пять лет. А если чиновники посчитают, что юноша или девушка не готовы ко взрослой жизни, — десять. Только после этого — обычный соцнайм и возможность приватизировать квартиру.

— Квартира неплохая, я довольна. Всё необходимое в ней есть. Люди ради такого жилья по 10—15 лет ипотеку тянут, а нам всё дали бесплатно. Для меня это очень ценно. К сожалению, это понимают не все жители нашего дома.

О доме на Школьном проезде говорят разное. У соседей по микрорайону он пользуется плохой славой. В полиции рассказывают, что как только его заселили, там начались раздрай и анархия. Пьянки, воровство, семейные разборки и ночные гулянки с мордобитием стали обычным делом в 12-этажке. Количество вызовов в месяц порой переваливало за сотню.

Но это было сначала. Теперь, говорят местные, стало потише, хотя порядка по-прежнему не хватает. Совсем скоро в сиротской высотке на первом этаже откроется свой участковый пункт полиции. Квартиру для этого город уже выделил. Добропорядочные жильцы надеются, что это утихомирит местных дебоширов окончательно.

— То, что бывших детдомовцев поселили всех вместе — не самая удачная идея, — считает Галина. — Особенно учитывая, какая здесь слышимость. Первые месяцы или даже больше гуляли, галдели. Надо было расселять пятьдесят на пятьдесят. Так детдомовцы могли бы видеть другую жизнь, которой они не знают. Учиться чему-то у своих нормальных соседей. А так, по сути, ребят из одного детского дома, где они были под присмотром воспитателей, переселили в другой, где они оказались предоставлены сами себе.

Мечта без границ

Сейчас Галя работает тренером в одном из фитнес-центров на севере Тамбова, воспитывает пятилетнюю дочку Дашеньку, такую же глазастую и добрую, как её мама. У Галины своя секция по кикбоксингу. Девушка учит искусству боя не только малышей, но и взрослых. Попутно работает над спортивным проектом для детского оздоровительного лагеря «Росиночка». На днях в Белгороде Галина получила квалификацию судьи первой категории. И это только начало большого пути маленькой, но сильной девушки.

У Галины есть мечта, о которой она поначалу не хотела мне говорить, ведь сокровенное редко произносят вслух. Но всё же решилась.

«Мне хотелось бы организовать спортивный центр, специализирующийся на работе с ребятами из детских домов и интернатов. Дать этим детям равные возможности с теми домашними, ухоженными, залюбленными, с которыми им придётся соседствовать в жизни. В качестве наставников могли бы выступать тренеры, которые показали бы, что интернат — не диагноз. Это дало бы им возможность адаптироваться в нашем, скажем прямо, не совсем добром обществе. В спорте всегда есть мотивация. И это как раз то, чего не хватает детдомовцам. В жизни важно понять, что ты не один, что за тебя болеют, что в тебя верит взрослый, значимый для тебя человек и говорит: «Давай, ты сможешь», и показывает тебе, что для этого надо сделать. Каждая новая тренировка и победа в спорте — это ещё один шаг в будущее».

Таисия КИРИЛЛОВА.

Комментарии — 0

АКТУАЛЬНОЕ

Тамбовская жизнь в cоцсетях