Общероссийский мониторинг эффективности вузов: цифры и смыслы

28 июля 2016, 12:20
0
245

Развитие любой дискуссии о состоянии и перспективах регионального высшего образования рано или поздно упирается в стеклянный потолок — деликатное нежелание затрагивать интересы коллег. Но есть вопросы, которые в силу своей социальной значимости не должны находиться в зоне умолчания: чтобы решить проблемы, их сначала нужно высказать и осмыслить. 

Роль первого спикера я предоставлю статистическим данным — недавно обнародованным результатам мониторинга эффективности вузов за 2015 год. Такое статистическое обследование почти всех вузов России и их филиалов ежегодно проводит Министерство образования и науки. Цель мониторинга заключается в том, чтобы разделить вузы на два сорта — «эффективные» и «неэффективные». Вузы второго сорта позиционируются Министерством как кандидаты на «оптимизацию» через реорганизацию или ликвидацию.

Мониторинг проводится по нескольким десяткам исчисляемых индикаторов, на базе которых рассчитываются семь основных показателей — по образовательной, научной, международной, финансово-экономической и другим видам деятельности вуза. Министерство устанавливает по каждому из них некоторое пороговое значение. Эффективными считаются вузы, которые превысили пороговое значение по четырём или более основным показателям.

Беглый взгляд

Результаты ТГУ не могут не радовать. Во-первых, Державинский университет выполнил и в некоторых случаях сильно перевыполнил все основные показатели. Это исключительное событие на региональном и даже общенациональном фоне. В нашей области такого успеха добились только мы. Например, ТГТУ и Мичуринский ГАУ выполнили пять показателей из семи, что тоже хорошо. Эти итоги, конечно, диссонируют с алармистскими настроениями прошлого года, что лишний раз показывает, наколько реальное положение дел может отличаться от беспочвенных слухов.

Во-вторых, по абсолютному большинству показателей наблюдается значительный рост в сравнении с 2014 годом (от 6,5% по образовательной деятельности до 55,6% по науке).

В-третьих, и это главное, Державинский смог превысить пороговый уровень по показателю «Образование». ТГУ лидирует в регионе по среднему баллу ЕГЭ школьников, поступивших на бюджетные места. У нас — 67,50 балла; в ТГТУ — 60,03; в Мичуринском ГАУ — 53,9.

Если проанализировать неосновные индикаторы ТГУ, то они в большинстве своём имеют величины выше или существенно выше медианных значений. Это свидетельствует о том, что мы уверенно входим в число лучших вузов России, достижения которых превосходят средний уровень. 

Чему мы учим наших детей?

Упоминание о достойных результатах Державинского университета было, к сожалению, всего лишь приятной прелюдией к описанию сложной ситуации в региональном высшем образовании. Эта диаграмма представляет образовательный профиль молодого поколения в Тамбовской области.

Итак, более трети студентов специализируются на науках об обществе, то есть в подавляющем большинстве на юриспруденции и экономике.

В этой статистике не учтены те наши земляки, которые обучаются в столичных вузах дистанционно. Можно предположить, что число будущих юристов и экономистов приближается к половине обучающихся.

Когда я вижу образовательный профиль нового поколения тамбовчан, мне невольно вспоминаются первые строки «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова: «В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься… и сразу же умереть».

Это существенная образовательная проблема. К какому будущему мы готовим новое поколение? Какими компетенциями будет обладать наше общество, если половина населения будет адвокатами и трейдерами? Сможем ли мы реализовать сколько-либо значимые проекты развития — и региональные, и общенациональные, и персональные? Плохо обученные экономисты и юристы, не найдя своего места, будут вынуждены делать новый образовательно-карьерный старт, потеряв 5 — 10 лет жизни. 

Кто виноват и что делать?

Предвижу реплику: «ТГУ сам выпускает множество экономистов и юристов». Да, мы готовим таких специалистов, но эта наша — именно наша — компетенция. Да и лишних выпускников готовим всё-таки не мы. Вот таблица, которая даёт некоторое понимание, какие вузы создают экономико-юридический перекос.

К наукам об обществе (социальным наукам) относятся, в частности, юриспруденция и экономика. В таблице представлены величины «приведённого контингента» студентов — это формальные учётные единицы (один студент-очник считается за одну единицу, а один заочник за доли единицы). Поэтому в филиалах, где большая часть студентов обучается заочно, есть существенное расхождение между живыми людьми и «приведёнными». Например, в филиале АПИ приведённый контингент составляет 65,4 студента, а реально там обучаются 213 человек.

По экономике и юриспруденции ведут преподавание практически все вузы региона. Здесь огромная конкуренция. Считается, что эти специальности дают «максимальный доход» при «минимуме вложений», если, конечно, не заботиться о качестве. Широко распространённое сегодня «неклассическое» образование — это преимущественно дистанционное обучение, без аудиторной работы и практик, без вовлечения в учебный процесс знающих преподавателей и профессиональных практиков. Зато дёшево.

Философия «дикого» рынка в образовании полностью себя дискредитировала. Ценовая конкуренция и погоня за прибылью, в ущерб качеству, в образовательной сфере абсурдны, поскольку при подготовке молодых специалистов должны приниматься в расчёт прежде всего их личные долгосрочные интересы, потребности общества и будущее государства. 

О профильности вузов: статистика против названий

Эффективный способ повысить качество обучения и структурировать региональное образовательное пространство заключается в том, чтобы усилить профильность вузов. Это позволит сконцентрировать имеющиеся ресурсы по той или иной специальности в одном лидирующем (по данной специальности) вузе. В этом случае ТГТУ возьмёт на себя ответственность за подготовку кадров для индустрии, Мичуринский ГАУ — для сельского хозяйства, а ТГУ — по существу, за все остальные направления.

Эту идею я абсолютно поддерживаю. Однако вижу, что на данный момент разделение сфер ответственности не идёт дальше названий вузов. Рассмотрим три первые строки в представленной выше таблице.

В Державинском численность студентов по гуманитарным наукам чуть меньше, чем по математическим и естественным дисциплинам, а количество медиков почти приближается к числу юристов и экономистов. Эти соотношения нормальны для классического вуза, который должен вести обучение в широком спектре наук.

ТГТУ — технический вуз — по инженерным и техническим специальностям готовит почти в 12 раз больше студентов, чем Державинский. Это логично, ведь мы не берёмся за несвойственные нам специальности и не готовим в массовом порядке инженеров… А в сфере общественных наук ТГТУ отстаёт от нас по числу студентов. Надо думать, тоже раз в 12? Нет. Всего лишь в два раза. Более того, внутри ТГТУ численность студентов по социальным наукам тоже лишь в 2 раза меньше, чем количество студентов по техническим специальностям. Наши коллеги таким образом уже настолько углубились в сферу не своей компетенции, что вполне могли бы включить в название своего вуза определения «социальный» или «экономико-юридический». Такая ситуация могла бы рассматриваться как сугубо частная, если бы не была одной из причин того самого образовательного перекоса, о котором упоминалось выше. Мне могут возразить: «К нам идут студенты, это их выбор. Конкуренция честна, именно она и есть самый главный критерий правильности этого выбора». Отвечу так. Она не честна, а, скорее, лукава. Эта конкуренция априори порочна и ведёт к решительному ухудшению качества образования. 

«Мониторингов бояться — в лес не ходить»

По результатам мониторинга ТГУ, ТГТУ, Мичуринский ГАУ, ТГМПИ им. С. В. Рахманинова, филиалы РАНХиГС, Российского нового университета (РосНОУ), Современной гуманитарной академии (СГА) признаны эффективными. Филиал Московского института культуры (МГИК) «находится в состоянии реорганизации». Тамбовские филиалы Мичуринского ГАУ, Академического правового института (АПИ), Московского психолого-социального университета (МПСУ) и университета МФПУ «Синергия» выполнили менее 4-х показателей (то есть де-факто являются неэффективными).

Причём, в частности, филиал университета «Синергия» признавался «неэффективным и нуждающимся в реорганизации» ежегодно, начиная с 2013 года, когда мониторинг был проведён первый раз. Это не мешает филиалу существовать.

Можно ли представить аналогичную ситуацию не в образовании, а, скажем, на авторынке? «Да, эта машина не ездит, но зато она дешёвая. Её можно поставить у подъезда — пусть соседи завидуют».

Итак, результаты мониторинга вузов стали публичным документом — жёстким, но объективным. Это повод всем нам лишний раз задуматься, что мы (не кто-то, а именно мы, здесь и сейчас) делаем, чтобы стать лучше и сильнее.

Автор: Владимир Стромов, ректор ТГУ имени Г.Р. Державина

Материал опубликован в №76 газеты "Тамбовская жизнь" от 27 июля 2016 года

Комментарии — 0

АКТУАЛЬНОЕ

Тамбовская жизнь в cоцсетях