За ними не заплесневеет: как московские финансисты в Инжавинском районе стали европейские сыры варить

05 июля 2017, 15:40
0
2100

Андрей и Алла

Они познакомились на Красной площади, студент автомобилестроительного колледжа и выпускница финансового института. Знакомство оказалось знаковым — на всю жизнь. Андрей — москвич со стандартной биографией: школа, колледж, финансовая академия. Алла родом из тамбовского села Красивка, в столице изучала налоги и налогообложение. Работала в консалтинговой фирме бухгалтером.

Молодые люди сначала снимали квартиру, потом по ипотеке купили жильё. Решив переезжать, выгодно продали квартиру. И ипотеку погасили, и остались деньги на хозяйство.

«Когда Алла забеременела, я стал задумываться над тем, чем мой ребёнок будет заниматься в городе: детская площадка, развивающие кружки — и всё? — размышляет глава семьи. — Две недели отпуска, а потом ребёнок в детсаду, общение, воспитание сведено до минимума. Была и ещё причина. Мы с женой христиане, сколько Бог даст нам детей, столько и будем рожать. А в городе уже трёх детей сложно поставить на ноги и правильно воспитать».

Андрей стал собирать информацию о тех, кто уезжает, привлёк опыт Германа Стерлигова. Предприниматель и политик, Стерлигов в 2004 году оставил Москву и в Можайском районе создал натуральное хозяйство. По субботам в его Слободе проводились дни открытых дверей, и Андрей с Аллой не раз побывали в хозяйстве.

Андрей, посетив местную пекарню, увлёкся хлебопечением, в московской квартире начал выпекать натуральный хлеб. У Стерлигова Токаревы взяли здравую идею: можно переехать и заняться своим делом. Уезжали из столицы без сожаления.

Вот моя деревня

В Инжавинский район Токаревы переехали два года назад. В Красивке поселились у мамы Аллы, завели хозяйство: корову, поросят, кур, коз. В многочисленных интервью Стерлигов уверял, что в селе без проблем можно взять землю, едва ли не задаром рубить лес и ставить дома. Действительность оказалась намного суровее. Токаревым не отказывали в помощи, но землю предлагали там, где не было ни электричества, ни дорог, ни сотовой связи, например, в заброшенной деревне Волково.

За Красивкой, отделённой полями и пастбищами, лежит посёлок Коммуна. Жителей там не осталось, только дачники. Узнав, что в Коммуне есть свободная земля, Токаревы купили там дом. Местная власть выделила землю под сенокос и пастбища. Правда, аренду оформили только на три года. «Неопределённость с землёй остаётся, но это не повод, чтобы сложить руки», — считает Андрей. Он поставил на усадьбе рубленый двухуровневый дом с русской печью. Но строительство пошло взатяжку, и вынуждены были прошлой осенью вселиться после ремонта в старый дом, который как жильё сначала вообще не рассматривали.

Мечта или реальность?

На летнюю веранду, где мы беседуем за накрытым Аллой столом, то и дело заглядывает бесцеремонная коза Дарёнка, тычется во флягу с сывороткой, пытаясь её открыть. Из окон открывается вид на новый дом и хозяйственные постройки.

Посреди усадьбы высится Поклонный крест. Местные жители встретили новосёлов с недоверием, выпытывали, зачем они сюда приехали, умные люди, мол, в Москву бегут. Токаревы терпеливо объясняли, что приехали жить крестьянским трудом. У сельчан это в голове не укладывалось. Смущали их окладистая борода Андрея, религиозность супругов. А когда на усадьбе появился крест, решили, что Андрей — батюшка, а Алла — матушка, уточняли, когда откроется молельный дом и начнётся служба.

«Наша главная задача — обеспечить семью собственными продуктами: мясом, хлебом, молоком, картофелем, заготовками, мёдом, сыром, чаем, чтобы могли гарантировать детям здоровое питание, словом, наладить натуральное хозяйство»,  - говорит Алла. «Насколько это в наших силах, — добавляет Андрей. — Мы не фанатики, чтобы отказаться от всего сразу, пользуемся и магазинными продуктами — солью, сахаром. А вы знаете, что соль, которая продаётся в магазинах, отбелена, казалось бы, самый простой продукт, но и в нём химия присутствует».

«Кирилл родился в Москве, а сюда я приехала беременной. Наши дети растут не на асфальте, а на сельском просторе, дышат здоровым воздухом, питаются натуральными продуктами», — добавляет Алла.

Хлеб с чаем

Хлебом занимается Андрей. Зерно покупают у Анатолия Шугурова из Пензенской области, который выращивает его без химикатов, продукция в два раза дороже, чем у остальных производителей, — 14 рублей за килограмм. Но это здоровое зерно, из которого получается натуральный хлеб. В Германии заказали небольшую мельницу. Закваска готовится без дрожжей, только из муки и воды, бродит в течение пяти дней, в ней уже содержатся молочно-кислые бактерии, дикие дрожжи.

Сыроделы-самоучки

Ещё когда Токаревы жили в Красивке, они пытались продавать молоко, но цена была настолько низкая, что поняли — с этого не проживёшь. Алла — большой любитель и ценитель сыра, магазинный её не очень устраивал, и Андрей решил попробовать делать свой сыр. Начал со сложного сорта гауда, который нужно выдерживать два месяца. Через месяц не утерпели, попробовали, и всем очень понравилось.

В хозяйстве Токаревых, помимо коровы Вечёрки, пять дойных коз. За козами и уход проще, но главное, козье молоко намного полезнее и богаче коровьего по целебным свойствам, поскольку козы поедают семьсот видов трав, а коровы только сто пятьдесят. Молодые козы у фермеров дают до двух литров молока в сутки, высокоудойные — до трёх. Собираются увеличить стадо до десяти голов.

Моцарелла, качотта и другие

К чаю Алла подаёт жёлто-белый мраморный сыр, приготовленный из козьего и коровьего молока. Рассказывает, что смешивает не молоко, а сырное зерно, которое приготовляет раздельно, в разных чанах. Тогда и получается такой

рисунок, как на мраморе. Со временем освоили другие сорта элитных европейских сыров: твёрдый сыр белпер кнолле, различные виды качотты, качиповаллу, камамбер, шевр, приготовляемый в оливковом масле, и продолжают экспериментировать с новыми сортами.

Алла почти год пыталась подружиться с моцареллой. Делала с лимонной кислотой и без неё. Знатоки, попробовав сыр, говорили откровенно: жестковат. Хозяйка без жалости переводила некачественную продукцию на корм скоту. С проблемой помог справиться канадский сыродел Дэвид Эшер. Его книга стала откровением для красивских фермеров. В конце концов получился такой сыр, за которым выстраивается очередь.

Андрей взялся за выращивание плесневых сыров. Это не та плесень, которая появляется на продукции в процессе вызревания, её специально подселяют на сыр, если это сыры поверхностного вызревания плесени, как камамбер, а есть сыры, где плесень подселяют внутрь путём прокалывания. Сыр становится мягче и ценнее.

«Мы подолгу работаем с каждым рецептом, чтобы сыр не стыдно было предложить покупателям, — рассказывает Алла. — Норвежский сыр Брюност, например, мы с Андреем где-то месяца три пытались сделать. Рецепт нужно было адаптировать под своё молоко, даже утренняя и вечерняя дойки различаются».

Чтобы произвести килограмм сыра, надо переработать десять литров молока. Сыр приготовляют из цельного молока, его не пастеризуют, не сепарируют и сливки с него не снимают. Поэтому их продукция дороже, чем в магазинах.

«Вконтакте»

«К сыроделию нас подтолкнуло стремление к самообеспечению, — рассказывает Алла. — Когда сыры стали получаться и производили их мы больше, чем нужно самим, решили продавать. Реализовали первую партию, а у нас просят ещё и ещё, и мы поняли, что надо этим заниматься всерьёз».

«ВКонтакте» Алла завела страничку о фермерской семье, рассказывает о каждом серьёзном шаге, успехе. Знакомые москвичи ждут, когда Токаревы сыр в столицу привезут, но у них на это пока сил не хватает, вся торговля завязана на Тамбове. Однажды специалисты администрации района пригласили семью сыроделов на районную ярмарку. Продукция оказалась востребована. Следующий этап — участие в Покровской ярмарке, где Токаревы нашли новых покупателей, интересующихся натуральными продуктами. «Это не бизнес — это наш образ жизни, — считает Андрей. — Мы это делаем от души. И люди понимают, ценят, что мы работаем не только ради денег. Мы очень щепетильно относимся к качеству сыров, если вкус не нравится, мы не продаём продукцию».

Выбирайтесь своей колеёй

Первым в доме поднимается Андрей — в пять утра, чтобы подоить корову и коз, выгнать их на луг. Считает, что изначально в мире было неправильно заложено, что хозяйством занимается женщина: это и физически сложно. На Алле дети и дом.

Семья мечтает открыть в Тамбове небольшой магазин натуральных продуктов — в далёкой перспективе. А пока хотели бы построить сыроварню. Сейчас весь процесс приготовления сыров совершается на кухне. Из-за этого и объём небольшой — в неделю от силы тридцать килограммов.

Хозяйственные заботы — строительство, стадо, производство сыров — отнимают у фермеров много сил и времени, но они не позволяют работе заслонить главное, ради чего приехали в деревню, — воспитание детей. С учёбой Кирилла не форсируют событий, чтобы в пять лет он знал четыре языка. Стараются разглядеть его природные наклонности и помочь в их развитии. У него, например, с математикой хорошо получается. Пока планируют домашнее воспитание с приглашением учителей.

«Мне здесь настолько комфортно, что когда в Тамбов выезжаем, общаемся с покупателями, быстро устаю — от города, многолюдия, — говорит Алла. — Подъезжаем к дому, и на душе становится теплее, спокойнее. Мы с Андреем зимой посещали школу приёмного ребёнка в Красивском детском доме. Взять сироту пока не решились, но думаем над этим. Хочется хоть одного ребёнка вырвать из системы».

«Я хотел бы посоветовать тем, кто намерен переехать из города в село, чтобы они, как это ни парадоксально прозвучит, не брали с нас пример, это наш путь, не каждому он подойдёт. Ищите свою дорогу, то, что лучше для вашей семьи», — добавляет Андрей Токарев.

Сергей КОЛЕБАНОВ.

Фото Алексей СУХОРУКОВ.

Инжавинский район.

Комментарии — 0

АКТУАЛЬНОЕ

Тамбовская жизнь в cоцсетях