Музыкальный художник Смекалин

Как тамбовский музыкант-фаготист открыл в себе талант к рисованию и стал героем персональной выставки живописи
Игорь Смекалкин
Игорь Смекалкин

Имя Игоря Смекалина известно всем, кто на Тамбовщине увлекается классической музыкой. Игорь Николаевич многие годы преподавал в Рахманиновском институте и играл на фаготе в Тамбовском симфоническом оркестре. Но сегодня эти люди, да и все неравнодушные к искусству тамбовчане откроют для себя иного Смекалина. В Тамбовском областном краеведческом музее начала работу персональная выставка его живописных полотен. Это событие состоялось благодаря супружеской чете коллекционеров — Юрию и Екатерине Носковым.

Открыв однажды для себя картины Игоря Смекалина, они стали приобретать полотна у художника для своей частной картинной галереи. И сейчас в коллекции их насчитывается более семи десятков. Показывая холсты Смекалина специалистам, Носковы получали самые восторженные отклики. Да и сами Юрий и Екатерина понимали, что такие высохудожественные работы должны увидеть все тамбовские любители изобразительного искусства. Они проделали огромную работу — одели холсты в рамы, подготовили каталог работ, договорились с краеведческим музеем о выставке.

Вернисаж в музее

Надо отдать должное и директору музея Андрею Чиликину, который сегодня очень охотно идёт на то, чтобы открывать для тамбовчан новые имена художников. Носковым был предоставлен не только прекрасный выставочный зал. Заместитель директора Елена Романенко ещё и весьма профессионально создала экспозицию. Картины Смекалина «заиграли» от большого пространства, хорошего освещения и грамотного расположения. По признанию автора, он, придя на вернисаж, был сражён и не узнал свои работы.

Так благодаря энтузиазму коллекционеров Носковых и поддержке музейщиков горожане и гости областного центра познакомятся с замечательным художником. А ведь полностью живописи Игорь Николаевич посвятил себя, только выйдя на пенсию. Таким образом доказав, что пенсионный период — не возраст дожития, как это записано социальной службой. А что ни на есть самый творческий возраст.

Побывав на выставке, я могу тамбовчанам от всей души, но настоятельно, рекомендовать картины Игоря Смекалина. Они полны радости и грусти. Они философичны и очень трогательны. А главное — мелодичны. В своих полотнах Игорь Николаевич стал отражать музыку, которая до сих пор звучит в его душе.

Мне хотелось бы рассказать вам, что это не первая персональная выставка Игоря Смекалина. Был в его судьбе эпизод, когда в книге отзывов ему после выставки написали: «Смекалин музыкален даже в живописи». Такую запись оставили сотрудники исполнительского факультета во главе с деканом Валентином Ханецким, побывав на персональной выставке живописных работ своего студента, фаготиста Игоря Смекалина. Экспозиция картин второкурсника Смекалина и ещё одного студента с композиторского отделения, писавшего роскошные натюрморты, была развёрнута в фойе Саратовской государственной консерватории имени Л. В. Собинова и имела огромный успех. Полюбоваться картинами талантливых студентов, ярко проявивших себя не только на музыкальном, но и на изобразительном поприще, приходили факультетами.

Так случилось, что Бог замкнул круг. Жизненная творческая деятельность Игоря Смекалина, начавшаяся со стези художника, привела его к дороге, насыщенной музыкой, а затем вновь вывела к живописным истокам.

На развилке жизненных дорог

Родился Игорь Николаевич Смекалин 29 декабря 1950 года в селе Кусья Чусовского района Пермской области. Вместе родителями Смекалин подростком уехал жить и учиться в Ленинград (ныне Санкт-Петербург). Рисованием Игорь увлекался с раннего детства. Поэтому поступление в Ленинградское художественное училище имени В. Серова стало для него закономерным. В эти годы огромное влияние на юношу оказали посещение и работа в студии замечательного питерского живописца, члена-корреспондента Академии художеств, заслуженного художника РСФСР Юрия Скорикова, которую тот организовал в своей мастерской. Выражаясь современным языком, общение с Юрием Ивановичем для многих студентов и Академии художеств, и Строгановского института, и Серовского училища стало настоящим мастер-классом как по технологии живописи, так и по теории искусства. Скориков водил своих подопечных в Русский музей и «разбирал» полотна великих мастеров, обсуждая их палитру, композицию и прочие художественные тонкости. Высокообразованный и неугомонный живописец дал Игорю Смекалину больше знаний, чем все училищные педагоги.

Обучение в Серовском училище Смекалину завершить не удалось. Подошёл призыв в армию. После трёх лет службы на флоте Игорь уехал к родным в Липецк. И здесь ему пришлось встать перед выбором… посвятить себя живописи или музыке. Друг, с которым Игорь ездил на пленэр по живописным липецким местам, звал поступать в Пензенское художественное училище. Морально поддерживали этот выбор и липецкие художники Виктор Сорокин и Вилен Дворянчиков, с которыми познакомились и часто бывали у них в мастерских молодые люди.

Но была у Игоря Смекалина и другая страсть — музыка. И постепенно она перетянула помыслы молодого человека. Смекалин поступает в Липецкое музыкальное училище по классу фагота. Увлёкшись музыкой, Игорь осваивал самые сложные программы. Их он ездил показывать даже в Гнесинское музыкальное училище Москвы. И там профессор сказал, что будет ждать его приезда в столицу после окончания Липецкого училища.

Крутой вираж

Но судьба сделала снова крутой вираж. Третьекурсника Смекалина старшекурсники уговорили поехать с ними в Саратовскую консерваторию. Они — поступать, а для Игоря — присмотреться. Но Смекалина по отличной зачётке (тогда правилами разрешалось такое поступление из училища) взяли в консерваторию обучаться на исполнительский факультет.

Во время обучения Игорь параллельно работал в оркестре Саратовского академического театра оперы и балета. Здесь же, в Саратовской консерватории, Смекалин повстречал и свою будущую супругу, пианистку Татьяну, с которой он вот уже вместе четыре десятилетия. Расписались, правда, Смекалины только на четвёртом курсе. И отныне Татьяна стала не только музой Игоря, но и самым верным другом. На долгом жизненном пути у супругов было немало очень сложных периодов. И Татьяна Леонидовна всегда умела и умеет поддержать и вдохновить Игоря Николаевича.

После консерватории Смекалины приехали преподавать в институт культуры на родину Татьяны в Тамбов, где к тому времени открылся филиал МГИКа. Впоследствии Игорь Смекалин создал прекрасный духовой оркестр в Тамбовском педагогическом институте, который успешно действовал многие годы. Затем Игорь Николаевич перешёл на преподавательскую работу в Тамбовский государственный музыкально-педагогический институт имени С. В. Рахманинова, где служил не один десяток лет. Играл Игорь Николаевич и в воссозданном Тамбовском симфоническом оркестре.

Но сегодня Игорь Смекалин свободный художник. Он полностью отдаёт себя живописи. В студенческие годы Игорь Николаевич посвящал себя не только музыке, но и рисованию. Но после приезда в Тамбов, и особенно когда у него родился ребёнок, Смекалин сказал, что сын — его лучшее творение. И… перестал заниматься живописью. О кистях и красках Игорь Николаевич вспомнил в лихие 90-е годы прошлого века. Зарплаты преподавателям тогда платили мизерные и не вовремя, а бывало, и не платили вовсе. Педагогам приходилось кем только не подрабатывать. Тогда-то Игорь Николаевич и вспомнил, что умеет рисовать. Он стал работать на пленэре, а на проданные пейзажи семья выживала в тот страшно сложный период жизни.

Время шло. Картинами Игоря Смекалина заинтересовались коллекционеры. Очень многие истинные ценители живописи стали с удовольствием приобретать у художника картины для пополнения своих коллекций. Сегодня полотна Смекалина украшают многие частные коллекции. Немало их и в частной галерее Юрия и Екатерины Носковых.

Мелодия полотен

Картины Игоря Смекалина действительно удивительно музыкальны. Его импрессионистские пейзажи — настоящее музыкальное-световое вибрато. Воздух, туман, дождевые струи на полотнах будто колышутся, вибрируют, что создаёт видимость живого письма. Картины «Дождь на улице Советской», «Туман на Набережной», «Туман в парке» и так далее по-настоящему элегичны. Грустные, задумчивые полотна проникнуты индивидуальными переживаниями художника, и эти настроения передаются зрителю. Немало у живописца и солнечных, радостных холстов: «Улица Советская», «Тамбовский дворик», «Лето. Пристань у «Пирата»» и так далее. Тамбовские улицы и дворики, пронизанные солнцем, рождают в душе самые позитивные чувства. Ибо они — истинный гимн городу, ставшему Смекалину родным. Игорь Николаевич человек замкнутый, иногда даже колючий. Но именно его полотна говорят, какой богатый и вдохновенный внутренний мир у этого художника.

Смекалин не стремится к фотографичности пейзажей. Для него важно передать атмосферу, своё впечатление от увиденного. Характерные смекалинские импрессионистские мазки и цветовая палитра передают атмосферу его полотен: тепло или холод окружающего пейзажа, умиротворённую тишину или сильный ветер, туманное осеннее утро или искристый солнечный день. В своих картинах Смекалин всегда стремится сохранить непредвзятость, силу и свежесть впечатления, произведённого на него в данную минуту. Игорь Николаевич старается сразу же прийти в мастерскую, расположенную на балконе собственной квартиры, и выплеснуть на холст захватившее его душу состояние природы. Он и работает на одном дыхании, пока живёт в нём это восхитительное чувство яркой и непосредственной жизненности увиденного.

Совсем иной и по колористическому, и по настроенческому наполнению у Смекалина цикл картин на библейские сюжеты. Всем своим образным строем картины «Одиночество», «Иуда вышел, а была ночь», «Безумие Иуды», «Иисус Христос и Фома», «Разрушенная церковь» и другие напряжённо драматичны. В эти полотна врываются тревога, смятение, горе и гнев. Золотистый луч светильника на полотне «Одиночество», разрывая мягкий сумрак комнаты, вспыхивает отблесками на лице, отбрасывая гигантскую тревожную тень. Резким контрастом ко второму плану картин «Иуда вышел, а была ночь», «Безумие Иуды» высится на переднем плане тёмный силуэт Иуды. Его мрачная фигура исполнена какой-то значительности. Это не мелкий корыстолюбец, предавший учителя за тридцать сребреников, но отступник в полном значении этого слова, сознательно обрекающий себя на отторгнутость, на проклятие.

Предельная напряжённость картин Игоря Смекалина на библейские темы никого не оставляет равнодушным. Философичность полотен, взволнованная динамика композиций ещё долго притягивают и возвращают к этим холстам. Но не всё столь мрачно в смекалинской евангельской тематике. Достаточно взглянуть на его замечательное полотно «Рождество Христово». И душа, как и сама картина, наполняется светом вечной любви и восхищением перед Богом и жизнью, как бы она ни была сложна.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*