Молитва с сурдопереводом

Богослужения

При Вознесенском женском монастыре областного центра более пяти лет существует община, которую составляют люди с нарушениями слуха: глухие и слабослышащие. Собственно говоря, для многих из них Благая Весть (так переводится слово «Евангелие») может быть подобна такому слову, которое требует особого объяснения, чтобы сделать его понятным для любого человека.

«Приходится максимально упрощать, пользоваться примерами и понятиями, уже знакомыми слушателям нашей школы. В тот раз я говорил о том, что «нищие духом» — это такие смиренные люди, которые умеют быть добрыми, терпеливыми, которые не обижаются, если с ними обходятся не так, как им хотелось бы, отсюда и разговор об обиде начался», — рассказывает руководитель отдела церковной благотворительности и социального служения Тамбовской епархии протоиерей Иоанн Каширский, служа?щий в Вознесенском женском монастыре.

Разговор о вере

Разговор о вере с тамбовскими слабослышащими начался в своё время после бесед с воспитанниками Красненской школы-интерната для глухих и слабослышащих.

«Эта работа сделалась возможна благодаря Высокопреосвященнейшему Феодосию, митрополиту Тамбовскому и Рассказовскому, который и благословил это начинание. Аня Мукина стала сурдопереводчиком в отделе по социальному служению Тамбовской епархии. Это было более пяти лет назад, она к тому времени закончила специальный колледж для людей с нарушениями слуха», — рассказывает о. Иоанн.

Анна Мукина продолжает учиться и сейчас — она заканчивает Тамбовский мединститут. Одновременно она продолжила учиться в Тамбовской духовной семинарии на регентском отделении, но не просто «из интереса», а с вполне конкретной целью — чтобы как следует освоить богослужебный устав, научиться ориентироваться в чинопоследовании службы настолько легко, чтобы переводить богослужение на язык жестов без запинки. Подростком сама решила, что должна действительно, а не только по факту крещения в младенчестве, быть православной. Вслед за таким решением пришла необходимость научиться читать на церковнославянском, и, хотя способностей к языкам у Анны, по ее мнению, не было никогда, с церковнославянским дело пошло очень хорошо, и вскоре она могла читать на этом языке и переводить (обратный перевод, на церковнославянский с русского, синтаксис и т. д., совершенствовала уже во время учёбы в семинарии). А потом пришло и время изучения еще одного языка — жестового.

«Слух я начала терять лет с тринадцати, но вначале даже я сама на это внимания не обращала… Потом были другие проблемы, так что начать учить жестовый язык я собралась уже после восемнадцати лет. Ну, на всякий случай. Пришла в Общество глухих, его руководитель Бунина, просто замечательный человек. Со мной занималась. Потом в Павловске заочно училась», — рассказывает Анна.

Община глухих сформировалась постепенно. Аня приглашала в храм тех, кого знала лично, а те, в свою очередь, своих знакомых. На предложение прийти на службу с сурдопереводом люди откликались весьма охотно, потому что желание посещать храм у многих имелось, но в нём не было перевода, а значит, не было понимания происходящего. Перевод, по сути, открывает для них дверь в Церковь, даже если какие-то высокие и глубокие вопросы пока ускользают от их понимания. Дело здесь не в малообразованности этих людей, а в том, что их мышление в чём-то очень конкретно. Есть свои особенности и у языка жестов, в котором нет предлогов, склонений. Так что не случайно взрослым слушателям воскресной школы, разбиравшимся с понятием «обида», так трудно давалась разница смысла между возвратным глаголом «обидеться» и невозвратным «обидеть».

«Из-за таких особенностей глухим бывает трудно по-настоящему полно исповедаться. Многие приносят списки своих прегрешений, написанные на листочках, но бывает, что одного такого списка недостаточно. Нужна пастырская беседа, нужно выяснить, и прежде всего это нужно самому кающемуся, не связан ли с одним грехом другой грех, не замеченный исповедывающимся, и правильно ли глухой человек называет свой грех. Скажем, на бумажке можно написать «украл». Но это может означать как «я украл», так и «у меня украли». В первом случае надо признаться в краже, а во втором — в своей обиде на вора. Изредка возможен разговор голосом со слабослышащим, но не с глухим. Случается, требуется и помощь переводчика, которым опять-таки выступает Аня», — рассказывает о. Иоанн.

Настоящая община

Община глухих в Вознесенском женском монастыре небольшая, но это именно община, члены которой поддерживают отношения между собой не только на чаепитиях после службы или занятий в воскресной школе. Они общаются и «в миру», посещают друг друга, если кто-то заболеет.

Общину составляют люди разного возраста, с разными судьбами. Есть молодые, как, например, слабослышащая девушка Калерия. Она хорошо говорит голосом, собирается поступать в медицинский институт — наверное, пример Анны вдохновил. Другими словами, она свободно чувствует себя в звучащем мире, но всё же из всех тамбовских храмов она предпочитает этот, и в общине ей привычно и свободно.

Есть среди прихожан семьи, в том числе и многодетные.

«Елена родом из Чувашии. Она глухая, муж — слабослышащий. У них трое детей: старшая девочка слышащая, двое младших — слабослышащие. Старшая девочка очень развитая, способная, занимается фигурным катанием. Она ходит в обычный сад, сейчас пошла на подготовку в православную гимназию. Семья поддерживает отношения с бабушкой и дедушкой, они живут в Чувашии, говорят по-чувашски, так что девочка сейчас владеет и жестовым языком, и чувашским, но и русским, разумеется», — рассказывает о своих подопечных Анна.

Среди особенностей характера, общих для большинства глухих, она отмечает более острое переживание одиночества. Наверное, причина этого в том, что они и так более чем «обычные люди», одиноки в мире. И по этой же причине, они очень дорожат теми возможностями общения, которые у них есть, и теми нитями, которые связывают их с внешним миром.

Быть «своим» в мире

В том, насколько им хочется быть «своими» в этом мире, может убедить такая мелочь: весной община чуть ли не в полном составе посетила концерт иеромонаха Фотия, а недавно побывали на концерте хора Данилова монастыря. Они не могли слышать исполнителей, но это их не смутило, ведь почувствовать атмосферу можно и не слыша звуков — и именно эта атмосфера и привлекала их.

Часто проводником в этот внешний мир как сурдопереводчик выступает Анна Мукина. С группой прихожан она ездила в разнообразные паломнические поездки по области и за её пределы: в течение нескольких лет они побывали практически во всех интересных для паломников местах Тамбовщины: в Мордово, в Мичуринске, побывали в музеях областного центра. Выезжали и за пределы области — даже в Крыму побывали, так что принадлежность к общине действительно помогает глухим прихожанам расширять границы мира. Одним из самых ярких впечатлений их поездок стало посещение в Москве храма Тихвинской иконы Божией Матери Симонова монастыря. Там не первый год существует община слепоглухих, глухих и слабослышащих. В этом храме вся служба полностью проходит на языке жестов, а сами глухие активно участвуют в ней и даже поют, а ещё там такая тёплая и доброжелательная атмосфера, что, как утверждает Анна Мукина, невозможно не полюбить это место. «Если будете в Москве — сходите туда обязательно», — советует она.

Ну а в тамбовской общине появляются новые переводчики, вернее, пока будущие переводчики. Молодая учительница из Тамбова Анна Канищева, прочитав на страничке объединения православной молодёжи «ВКонтакте» предложение начать осваивать язык жестов, очень обрадовалась, потому что ей этого давно хотелось. Никакой личной истории, объясняющей желание изучать язык жестов, у неё нет, ей просто это интересно, а самое главное — хочется приносить пользу людям. Реальность мира глухих, с которой Анна познакомилась совсем недавно, не изменила этого стремления, напротив, община ей понравилась.

«Люди, с кем я познакомилась, показались очень дружелюбными и приветливыми. Может, дело в том, что это всё-таки церковная община, а ещё в том, что глухие, которые не могут использовать интонацию для придания дополнительного смысла словами, все эмоции передают лицом, мимикой. Такая эмоциональность тоже очень привлекательна», — говорит будущая сурдопереводчица Анна Канищева.
Она пока не знает, как бы переводила на язык жестов всякие трудные слова вроде «благодать», и только осваивает простую бытовую лексику, но полна энтузиазма.

Помогать другим

Новые события происходят и в общине: недавно несколько женщин решили заняться благотворительностью. Да, не просить о благотворительной помощи, а самим стать в какой-то мере благотворителями. Пользуясь своими швейными машинками и теми, которые имеются в центре гуманитарной помощи «Тёплый кров», они будут шить трусы для бездомных, нашедших временное пристанище в Доме ночного пребывания.

…Говорят, многим глухим свойственна повышенная потребность во внимании, почти каждый хочет, чтобы тот или иной важный для него человек, как можно больше занимался именно им. Таким людям труднее, чем многим другим, задуматься о том, чтобы не только принимать помощь, но и начать помогать совсем незнакомым и посторонним. Члены общины при Вознесенском женском монастыре задумались о такой помощи, и это значит, что они в самом деле могут слышать Благую Весть.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*