Героические «ласточки» или «ночные ведьмы»: тамбовчанки легендарного авиационного полка

Ночные ведьмы

Проведя немало времени в поисках материалов о судьбе отважной лётчицы Антонины Павловой из легендарного 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка (НБАП), долгие годы жизни которой были связаны с Тамбовщиной (очерк был опубликован в «Тамбовской жизни»), я обнаружила в истории этого соединения немало интереснейших фактов. Оказалось, что в рядах лётчиц и штурманов НБАП служили как наши землячки, так и девушки, окончившие в разные годы Тамбовскую авиационную школу Гражданского Воздушного Флота (ГВФ). Все они были награждены различными орденами и медалями. Три из них за героизм, проявленный в боях с фашистами, были ещё и удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Юных (большинству девушек было от 17 до 22 лет) хрупких созданий из 46-го женского авиаполка, прилетавших в расположение противника на лёгкомоторных фанерных самолётиках, фашисты по-настоящему ненавидели и боялись. Недаром советских лётчиц они прозвали «ночными ведьмами». Существует документально запротоколированный факт, как один пленный немецкий офицер на допросе жаловался, что «руссфанер» не дают им покоя по ночам, что из-за этих «ночных ведьм» они никак не могут выспаться. Советские же солдаты и офицеры не уставали восхищаться своими героическими «ласточками», которые творили такие чудеса на лёгких ночных бомбардировщиках У-2 (ПО-2) широко известными в народе под названием «небесный тихоход».

Ночные ведьмы

Но именно на этих фанерных самолётиках лётчицы 46-го авиаполка произвели 23 672 боевых вылета. Из них в битве за Кавказ — 2920 вылетов; за освобождение Кубани, Тамани, Новороссийска — 4623 вылета; за освобождение Крыма — 6140 вылетов; Белоруссии — 400 вылетов; Польши — 5421 вылет; в битве за Германию — 2000 вылетов.

Из аэроклубов на боевые машины

В начале 30-х годов прошлого века в молодой советской стране бурно стала развиваться авиация. Требовались новые кадры. И тогда комсомол выдвинул лозунг «Комсомольцы – на самолёты». Впрочем, уговаривать молодёжь было незачем. Профессия лётчика, и без того овеянная романтикой, будоражила сердца юношей и девушек. А тут ещё подхлестнули события, связанные с героическим спасением челюскинцев бесстрашными полярными лётчиками. Первые Герои Советского Союза вызывали восхищение. Затем начались сверхдальние перелёты, осуществляемые мужскими и женскими экипажами. И тысячи юношей и девушек стали записываться в аэроклубы Осоавиахима. Многие из них затем поступали в лётные училища и связывали свою жизнь с профессией лётчика или техника по обслуживанию самолётов.

Ночные ведьмы

Хотя на боевые самолёты девушек всё же брали неохотно. А вот в гражданскую авиацию им попасть было легче. Немало квалифицированных кадров подготовило Тамбовское лётное училище Гражданского Воздушного Флота. Получив профессию, девушки водили самолёты в дальние рейсы, возили пассажиров и срочные грузы, доставляли в отдалённые районы геологические партии и научные экспедиции, трудились в сельском хозяйстве. Именно эти девчата стали первыми лётчицами и штурманами легендарного 46-го ночного бомбардировочного авиационного полка.

В первые же месяцы Великой Отечественной войны, когда остро встал вопрос с нехваткой лётных кадров, было решено создать женский авиационный полк в составе ВВС СССР. Полк в октябре 1941 года сформировала Герой Советского Союза Марина Раскова. Командиром полка была назначена лётчица с десятилетним стажем Евдокия Бершанская. Под её командованием полк сражался до окончания войны. Порой его шутливо называли: «Дунькин полк», с намёком на полностью – от лётчиков и штурманов до механиков и техников — женский состав и оправдываясь именем командира полка.

Наш любимый У-2

В конце мая 1942 года, когда полк прибыл на фронт, его численность составляла 115 человек. Полк был оснащён самолётами У-2 (ПО-2). При формировании в полку насчитывалось 20 машин, потом их численность возросла до 45. На окончание войны в строю было 36 боевых самолётов.

Начальник штаба полка Ирина Ракобольская вспоминала: «Наш самолёт создавался не для военных, а учебных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением — для лётчика и штурмана. Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль. С маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолёте не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов. Мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы). Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. Но за ночь самолёт успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика. Управление было сдвоенным: самолётом возможно было управлять и пилоту и штурману. Случалось, когда штурманы приводили на базу и сажали самолёты, после того, как пилот погибал. До августа 1943 года лётчицы не брали с собой парашюты, предпочитая взять вместо них ещё 20 килограмм бомб. Пулемёты на самолётах также появились только в 1944 году. До этого единственным вооружением на борту были пистолеты ТТ».

Ночные ведьмы

Боевой путь 46-го полка

Первый боевой вылет полка состоялся 12 июня на территории Сальских степей. После сражений на Кубани полк перебросили на Кавказ. 8 февраля 1943 года за мужество и героизм личного состава, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, полку было присвоено почётное звание «гвардейский». С марта по сентябрь 1943 года лётчицы участвовали в прорыве обороны на Таманском полуострове и освобождении Новороссийска. За успех в этих операциях полку присвоили почётное наименование Таманского.

После освобождения Крыма, за которое в 1944 году был получен орден Красного знамени, полк сражался в Белоруссии. И здесь героические вылеты были отмечены высокой наградой – орденом Суворова III степени. Затем лётчицы участвовали в освобождении Польши. В январе 1945 года военные действия продолжили в Восточной Пруссии. В апреле и до окончания войны полк помогал в прорыве обороны противника на Одере.

За время боевых действий женские экипажы находились в воздухе 28 676 часов. Лётчицами было сброшено 2 902 980 килограмм бомб, 26 000 зажигательных снарядов. По неполным данным, полк уничтожил и повредил 17 переправ, девять железнодорожных эшелонов, две железнодорожные станции, 46 складов, 12 цистерн с горючим, один самолёт, две баржи, 76 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов. Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности. Также было сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окружённым советским войскам.

Режим полётов был изматывающим. За ночь один экипаж совершал по 6-8 вылетов летом и 10-12 зимой. Перерыв между вылетами составлял всего лишь пять-восемь минут. Но бывали и такие ночи, когда приходилось бомбить по максимуму. Число вылетов доходило до 16-18. После завершения боевого задания лётчиц буквально выносили на руках из кабин. А скольких нервов стоили эти ночные вылазки. Постоянно подстерегала опасность в виде клинков прожекторов, готовых неожиданно обнаружить самолёт, трассирующих снарядов, прошивающих небо. Но девчат это не останавливало, как и вражеские истребители, как огонь зениток, стерегущих нужный объект. Более 250 девушек полка за мужество и героизм были награждены орденами и медалями. 23 лётчицы получили высшую награду – звание Героя Советского Союза.

После завершения Великой Отечественной и Второй мировой войны полк расформировали. 15 октября 1945 года большинство лётчиц было демобилизовано. Потери полка за время боевых действий составили 32 человека. Несмотря на то, что лётчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считалась пропавшей без вести. После войны комиссар полка Евдокия Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила те места, где гибли самолёты, и разыскала могилы всех погибших девушек.

Ночные ведьмы

Тамбовский закал

Среди 115 лётчиц и штурманов 46-й гвардейского Таманского Краснознамённого ордена Суворова III степени ночного бомбардировочного авиационного полка были и тамбовчанки, и выпускницы Тамбовской авиационной школы Гражданского Воздушного Флота (ГВФ). Они внесли свой весомый вклад в разгром фашистских захватчиков. Всю войну их на фронте связывало тамбовское братство. Девчата, и став взрослыми женщинами, не забывали о своей фронтовой дружбе. Судьба их разбросала в разные уголки Советского Союза. Но пока позволяло здоровье, они каждый год в День Победы 9 Мая встречались у Большого театра. А если не было уже сил, и сказывались годы, они до последних дней посылали друг другу весточки в письмах.

Зинаида Терекова

Зинаида Терекова родилась в Тамбове. В юности мечтала о небе. Поэтому поступила Тамбовское лётное училище ГВФ, которое закончила в 1936 году. По распределению Зинаида уехала в Среднюю Азию, чтобы работать на трассах гражданской авиации. Так же она была с 1936 по 1941 год пилотом-инструктором авиашколы ГВФ.

В первые же дни войны Терекова подала заявление с просьбой отправить её на фронт. Зинаиду направляют в Энгельсское военное училище (будущее Тамбовское военное лётное ущилище имени М. Расковой). Осенью 41-го в Энгельсе началось формирование женских авиационных полков. Под руководством Марины Расковой Зина осваивала лётное искусство на пикирующих бомбардировщиках. И в декабре 1942 года она начала боевой путь в 125-м гвардейском бомбардировочном полку. Лейтенанта Терекову назначили командиром звена пикирующих бомбардировщиков. 3 января 1943 года полк постигло большое горе — погибла Марина Раскова. Личный состав поклялся отомстить за гибель своего любимого командира и боевого друга. 28 января тамбовчанка Терекова в числе первых экипажей совершила свой первый боевой вылет на бомбежку врага на Сталинградском фронте. Зинаида Ивановна вспоминала: «С этого момента эскадрильи стали участвовать в боях по уничтожению окружённой под Сталинградом армии Паулюса. На задание моё звено отправлялось в составе девяти пикирующих бомбардировщиков. Вот наши самолёты приближаются в цели. Подаётся команда: «Приготовиться к бомбометанию!» Делают боевой разворот и выхожу на цель. Штурман Надежда Васильева точным бомбометанием наносит удар по врагу. Задание выполнено. Все экипажи поразили цели и уходят на свой аэродром. При подходе к аэродрому появляются фашистские истребители. Они стремятся нарушить боевой порядок бомбардировщиков. Вижу как один из вражеских истребителей приближается к нашему бомбардировщику. Командую стрелку: «Открыть огонь!» Мощным огнём с бомбардировщика и при поддержке наших истребителей атака врага отбита. Вся девятка благополучно вернулась на свой аэродром». 16 боевых вылетов совершила на своём самолёте Зинаида Терекова под Сталинградом.

В апреле 1943 года отважная тамбовчанка участвовала в боях при освобождении Новороссийска. Экипаж Зинаиды Терековой мастерски наносил удары с воздуха по скоплениям вражеских войск. В одном из боёв лётчица была тяжело ранена. После госпиталя Терекова становится лётчиком-инструктором. Она осваивает бомбардировщики всех типов и затем десять лет готовит на них пилотов. Зинаида Ивановна провела в воздухе 2023 часа. После войны жила в Тамбове, работала в Областном управлении кинофикации.

Ночные ведьмы

Серафима Амосова

Лучшей подругой Зинаиды Терековой в Тамбовском лётном училище была Серафима Амосова. Перед тем, как разъехаться на место новой работы, выпускницы на память сфотографировались в тамбовском фотоателье. У Серафимы на всю жизнь остались самые приятные воспоминания о Тамбове. Разъезжаясь, подруги поклялись писать друг другу. Они даже представить, не могли что пройдёт несколько лет и им придётся воевать в одном авиаполку.

Серафима родилась из Сибири, поэтому с удовольствием ехала в Иркутск работать в гражданской авиации. Когда в начале 41-го года началось создание учебных лётных эскадрилий, Амосова получила специальность военного лётчика. В первые же дни войны она подала рапорт об отправке на фронт. Ей отказали. Лишь после третье рапорта Амосову направили в распоряжение майора Расковой.

В боях под Сталинградом проявился исключительный талант авиационного командира Амосовой. Серафиму считали лучшим комэском в полку. Лётчицы любили и уважали её не только как требовательного командира, но и как верного отзывчивого друга. Герой Советского Союза, лётчица Марина Чечнева в своей книге «Самолёты уходят в ночь» вспоминала: «Лётчицы нашей эскадрильи знали, что в какой бы трудной и опасной обстановке мы не оказались, Амосова всегда придёт на помощь. Ведь когда под Моздоком Таня Макарова и Вера Белик попали под ураганный зенитный огонь противника, выручила их Серафима Амосова. Рискуя врезаться в землю, она спикировала на вражеские прожекторные установки. Взрывной волной её самолёт сильно подбросило и она едва не потеряла управление. Но свет на земле погас, и это спасло Макарову и Белик. В сентябре 1942-го Амосова в числе первых получила орден Красного Знамени».

Всего за годы войны Серафима Амосова совершила 555 боевых вылетов, была удостоена пяти орденов и многих медалей. После победы Серафима вышла замуж за военного героя-лётчика Ивана Тараненко. Они жили в Москве, воспитали трёх сыновей.

Ольга Санфирова

Будущий Герой Советского Союза Ольга Санфирова родилась в семье самарского рабочего-татарина. Спасаясь от голода, семья переехала в Коломну Московской области, где Оля и пошла в школу. Девочка с детства бредила небом. Поэтому, будучи школьницей, она записалась в городской аэроклуб. После девятого класса Ольга поступила в Тамбовское авиационное училище ГВФ, окончив которое, отправилась служить лётчиком гражданской авиации в Ташкент. В начале Великой Отечественной войны таких специалистов и собирала в авиационные женские полки Марина Раскова.

В Красной Армии 24-летняя Санфирова числилась уже с декабря 1941 года. А свой боевой путь в составе 46-го авиаполка начала командиром эскадрильи. За два с половиной года гвардии капитан Ольга Санфирова совершила 630 боевых ночных вылетов. Она обладала волевым характером. Девушки-лётчицы ценили подругу за смелость и самообладание, умение найти выход из любой ситуации. Однажды Санфирова была вынуждена приземлиться на вражеской территории, но вместе со своим штурманом сумела-таки выбраться к своим. Во время другого полёта самолёт Санфировой попал в луч вражеского прожектора, который упорно преследовал, не давая выполнить задание. И тогда Ольга пошла на опасное снижение. Метким ударом, разрушив установку фашистов, погасила прожектор и затем удачно выполнила сброс бомб на вражеские укрепления.

Начальник штаба Ирина Ракобольская вспоминала: «Была Ольга красива, со светлым живым лицом, ясными глазами, всегда с затаённой усмешкой губ. Как-то на Кубани, вернувшись с задания, Леля докладывала мне о расположении немецких огневых точек. Их было очень много. Я удивилась: «Мне никто ещё этого не говорил». Санфирову обидело моё недоверие, и она предложила слетать с ней. «Я вам покажу наглядно». И я полетела. Действительно, зениток было много. Ольга не маскировалась, и они палили со всех сторон. Потом я узнала, что она сказала своим: «Я показала начальнику штаба, как работают на позиции зенитки».

Трагедия с экипажем Санфировой произошла в роковое 13 декабря 44-го. Лётчик и штурман уже возвращались после выполненного задания на аэродром, как самолёт попал под сильнейший артиллерийский огонь противника. Охваченную пламенем машину Ольга пыталась довести до своих. Но вскоре поняла, что не дотянуть, и приказала штурману прыгать. А за ним последовала сама. На несчастье девушек внизу оказалось минное поле. Штурман уцелел, а Ольга погибла при приземлении. Похоронили Ольгу Санфирову в городском саду белорусского города Гродно. Посмертно гвардии капитану было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ночные ведьмы

Антонина Павлова

Судьба простой русской девочки Тони Павловой из деревни Колбино Пензенской области начиналась вполне обыденно. Окончив школу-семилетку, она поехала учиться в город Балашов. После курсов химиков пришла работать на завод. Отсюда её и направили учиться в Саратовский электромеханический техникум. Отличница Антонина Павлова успела закончила три курса и к началу Великой Отечественной войны уже имела кое-какие знания в области электрооборудования.

В январе 1942 года в первой эскадрилье 46-го авиационного полка появился механик Антонина Павлова. Тоня, стремившаяся в авиацию на волне всеобщего довоенного увлечения, около самолёта впервые оказалась только по прибытии в полк. Павлова трудилась механиком, не оставляя мысли о полётах. И когда штурман Галя Докутович предложила ей обучение штурманскому делу, сразу согласилась.

Первая боевая работа началась для Антонины на Тамани. Она стала штурманом в экипаже с Людой Клопковой. Первый же полёт оказался сложным. На протяжении всего Керченского пролива самолёт летел под огнём противника. Только, благодаря опыту Клопковой, имевшей уже более 400 вылетов, экипажу удалось дотянуть до своих. Это было настоящее боевое крещение.

На счету штурмана Павловой, участвовавшей в обороне Кавказа, освобождении Кубани, Крыма, Белоруссии, Польши, к концу войны было 420 ночных и 79 дневных боевых вылетов, 48 621 килограмм бомб, сброшенных на вражеские позиции. За отвагу и мужество гвардии младший лейтенант Антонина Павлова была награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Красного Знамени, боевыми медалями.

Ночные ведьмы

Пятисотый вылет Тони оказался последним. 5 марта 1945 года вместе с лётчицей Клавой Серебряковой она вылетела бомбить скопление фашистов в Гданьске. После выполнения задания на обратном пути Клаву ранило, да ещё и погода испортилась. Из-за снега и ветра аэродром закрыли. Экипаж стал искать посадочное место за городом, и был сбит. Девушек извлекли из-под обломков в бессознательном состоянии с переломами рук и ног. В госпитале Тоня и Клава пролежали несколько месяцев.

После войны Антонина Павлова (в замужестве Яковенко) проживала в Тамбове. Работала учителем труда в школе № 33. После выхода на пенсию уехала к детям на Украину.

Людмила Клопкова

Среди выпускниц Тамбовской авиационной школы была и Людмила Клопкова. Ещё, учась в школе, Люся мечтала об авиации, а если не выйдет, думала о работе на железной дороге. Ведь и дед, и отец, и старший брат, — все были железнодорожниками. Но случилось непредвиденное. Перед экзаменами Люся серьёзно повредила ногу. Пришлось поступать в техникум, чтобы стать бухгалтером. И потекли годы учёбы, а мечта продолжала жить. Люся тайком подала документы в лётную школу. И поступила. Каким-то чудом все годы ей удавалось обманывать медкомиссию и скрывать боли в ноге.

После учёбы Клопкову направили в Ростовское управление гражданской авиации. А через год началась война. Сначала была работа инструктором в Тихорецке, а затем в Азербайджане. Люся рвалась на фронт. Уломав врачей, она получила-таки направление. Марина Чечнева вспоминала: «Помню Люсю в первые её дни на фронте. Очень застенчивая и абсолютно не умеющая постоять за себя даже в мелочах, она выглядела нескладно и смешно в доставшейся ей форме. В стареньком, выгоревшем, в масляных пятнах просторном комбинезоне, наша Люся не могла быстро передвигаться. Но спорить или просить чего-то для себя она не умела. А самое главное огорчение — первые полтора месяца Клопкова оставалась безлошадной». Только 13 февраля 43-го Люся открыла свой боевой счёт.

Людмила Клопкова оказалась первым командиром Антонины Павловой. Когда Тоня попала к ней в экипаж Людмила была одной из самых опытных и умелых в полку лётчиц. Но к тому времени уже серьёзно болела. «Для меня лично Тоня была заботливой, внимательной сестрой, — вспоминала 20 лет спустя Клопкова. — По состоянию здоровья я была ограниченно годна к полётам, но скрывала свою болезнь. И когда вылеты были продолжительными, Тоня на обратном пути брала штурвал и уверенно вела машину. Своими боевыми успехами я во многом обязана ей». Так оставаться в строю Людмиле помогала её верная и любимая подруга Тоня Павлова. Нередко лётчицы сажали свой самолёт на аэродроме, практически полностью изрешечённый снарядами. Механики его спешно латали, и девушки вновь отправлялись задания.

В конце февраля 45-го врачебная комиссия написала в документах Клопковой: «Годна к лётной службе только в авиации связи и транспорта с ограниченной нагрузкой». А в конце апреля пришёл приказ о её переводе в полк Бордеева. Начальник штаба Ирина Ракобольская подвела итог боевой работы Клопковой — 648 вылётов. Люсина послевоенная судьба складывалась нелегко. Но она сумела вернуться к лётной работе в гражданской авиации. Летала успешно,

хотя и было трудно. Но все-таки здоровье ухудшалось, пришлось найти работу на земле.

Надежда Федутенко

Ночные ведьмы

Деревенская девочка Надя Федутенко с детства «бредила» небом. И своей цели она добилась. В 1935 году Надежда закончила Тамбовское лётное училище ГВФ, после которого шесть лет проработала в гражданской авиации. Налетала не одну тысячу часов, освоила не один тип самолётов. С первых же дней войны Федутенко на фронте. Вступила в авиагруппу Расковой. Как опытную лётчицу, Надежду назначили командиром эскадрильи. На транспортном самолёте Р-5 она совершила 200 вылетов в тыл врага, вывезла 150 раненных с передовой и из окружения. С 1942 года Федутенко в женском 46-м гвардейском ночном бомбардировочном авиационном полку. Два раза она водила в бой колонну из 54 бомбардировщиков Пе-2. Всего же за время войны майор Федутенко водила в бой 823 самолёта и лично сбросила на врага более 54 тонн бомб. Начав боевую работу со средней бомбовой нагрузкой 750 кг, увеличила её до 1120 кг на каждый экипаж своей эскадрильи.

В мае 1943 года в строю девяти бомбардировщиков Надежда Федутенко вела звено на уничтожение артиллерийско-миномётных позиций и живой силы противника на окраине станицы Киевская. Противник встретил наши самолёты сильным заградительным огнём зенитной артиллерии. Умело маневрируя, лётчица вывела звено точно на цель и отлично выполнила задание. В этом бою она была тяжело ранена в голову. Штурман звена перевязала рану своего командира. Собрав всю свою волю и мужество, Федутенко не вышла из боевого строя звена, сумела применить противозенитный маневр и привела звено на аэродром базирования без потерь.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 18 августа 1945 года Надежда Федутенко была удостоена звания Герой Советского Союза. После войны Надежда Никифоровна жила в Киеве.

Антонина Худякова

Ночные ведьмы

Герой Советского Союза Антонина Худякова родилась Орловской области. После семилетки Тоня закончила отделение электросварщиков Бежецкого индустриального техникума. Направление на работу получила в Днепродзержинск. Шёл 1936 год. После призыва «Молодёжь — на самолёты» в городе появился аэроклуб. Худякова сразу же поступила в него. И через год не только освоила У-2, но и стала инструктором. В этом качестве она перед войной приехала в Тамбовскую область и успела поработать в инжавинском клубе Осоавиахима.

Война для Антонины не стала неожиданностью. Она уже работала на войну в самом прямом смысле: в Инжавино учила будущих лётчиков мастерству управления «железной птицей». К 22 июню 41-го на её счету было 40 лётчиков. И когда Марина Раскова бросила клич женщинам: встать на защиту Отечества, Антонина была в первых рядах. За короткий срок Худякова выросла из рядового лётчика до заместителя командира эскадрильи 46-го авиаполка. Её подразделение славилось твёрдой дисциплиной и духом верного товарищества. В Государственном архиве социально-политической истории Тамбовской области храниться копия наградного листа лётчицы, гвардии старшего лейтенанта Антонины Худяковой, где отмечена её большая и плодотворная работа по воспитанию личного состава части.

В личной лётной книжке Худякова вела учёт полётов, целей, километраж и даже тонны сброшенных бомб. Так за годы боевых действий на её счету было 926 вылетов. Худякова провела 3139 часов в воздухе. Сбросила 130 000 килограммов бомб, вызвав 173 крупных взрывов, 186 пожаров. Ею лично уничтожено три склада с горючим и четыре прожектора, 12 автомашин, пущен под откос эшелон, подавлено четыре артиллерийских батареи. После войны Антонина Фёдоровна проживала на Украине в городе Александрия.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*