Мой добрый папа

Три года назад в Тамбове был возрождён Дом творческих работников. И собравшаяся на его открытие творческая интеллигенция единогласно проголосовала за присвоение ему имени Бориса Борнашова. Старшее поколение тамбовчан прекрасно помнит тот первый легендарный Дом актёра, которым долгие годы руководил Борис Сергеевич Борнашов. И поэтому закономерно, что именно здесь, в нынешнем Доме творческих работников, в числе первых мероприятий через несколько месяцев после открытия состоялась презентация документального фильма Лилии Борнашовой «Мой добрый папа Борнашов».
Лилия Борнашова

Тридцатиминутная картина Лилии Борисовны пронизана светом и теплом воспоминаний тех, кто знал, работал бок о бок и дружил с её отцом. Но главное в картине — воспоминания самой дочери о счастливейших годах тамбовского детства и юности. Этот фильм — настоящий гимн во славу любимого отца, замечательного Тамбовского театра и прекрасного города на Цне. И хотя большую часть жизни Лилия Борнашова живёт и работает в Москве, она никогда не забывает родной город.

Именно воспоминания о золотом тамбовском времени помогают сегодня Лилии Борисовне ставить удивительно трогательные спектакли в её собственном ретро-театре «Багаж», который она открыла в Москве. И тот, возможно, непонятный некоторым шаг, что Лилия Борисовна сделала несколько лет назад, бросив в одночасье свою успешную карьеру и неплохо оплачиваемую должность на телевидении, оттуда — «родом из детства».

Урюпинские и златоустовские вехи

Правда, родилась Лилия Борнашова не в Тамбове, а в маленьком городке Урюпинске. Здесь её дедушка держал фотостудию, в которой и начал свою трудовую деятельность его сын Борис. Затем молодой человек, поработав ещё и киномехаником, устроился монтировщиком в Урюпинский областной передвижной театр и «заболел» театром. Не имея актёрского образования, он, конечно же, начинал с массовки. Позже стал выходить на сцену в эпизодах типа «Кушать подано». И всё равно это было для Бориса Борнашова счастливое время. Пусть в крохотных ролях, но он уже был полноправным участником спектаклей. К тому же Борис повстречал свою любовь. Ею стала студентка Борисоглебского педучилища Валя Пономаренко. А через год у Борнашовых родилась дочка Лиля.

Молодые и дерзновенные Борнашовы решили рвануть на Урал, в город Златоуст, где Борис устроился на должность актёра областного драматического театра. На его подмостках кроха Лиля и делала первые шаги. Она выходила в детских ролях и по окончании спектакля в награду получала леденцового петушка на палочке. Как и все театральные дети, Лиля проводила вечера, пока отец был занят в спектакле, за кулисами. Так, однажды, увидев, как на сцене «убивают» её отца, девочка с криком: «Не трогайте моего папу» выскочила из-за кулис прямо во время спектакля.
Но если в Златоусте с работой у Борнашовых складывалось всё неплохо, то здоровье дочки стало тревожить молодых родителей. Климат и экология уральского города заметно его подрывали. Врачи советовали срочно менять место жительства. И тогда Борнашовы наугад выбрали точку на карте центральной части России. Это оказался Тамбов.

Когда деревья были большими

Поначалу Борнашовы жили в гостинице «Тамбов», а затем переехали на третий этаж Тамбовского областного драматического театра, где обитали актёрские семьи, не имевшие своего угла. Борис Борнашов стал актёром. Валентина устроилась педагогом в 21-ю школу. А маленькая Лиля с такими же актёрскими отпрысками, проживающими по соседству, целыми днями осваивала театральное пространство.

«Это было прекрасное время, — вспоминает Лилия Борисовна. — Чуть ли не каждый вечер я в ночной рубашке с огромным бутербродом в руке — горбушкой чёрного хлеба с чесноком и подсолнечным маслом — спускалась вниз, пробиралась в ложу и смотрела спектакль. Как сейчас помню, идёт «Соловьиная ночь». На сцене — красавица Валентина Попова. Звучит Шопен. А я сижу в ложе и балдею. Я выросла в зале драматического театра».

Своего отца Лиля боготворила. Он обладал незаурядной фактурной внешностью, высоким ростом. Но главных ролей Борису не давали, так как за ним закрепилось амплуа характерного актёра. Поэтому Борнашов играл простаков, дружков героев и отрицательных персонажей. «Он был ярким актёром эпизода, — говорит заслуженная артистка России Валентина Попова. — Своей игрой и необыкновенной внешностью производил сильное впечатление».

Неизвестно, сколько бы Борнашовы прожили на третьем этаже театра, не случись конфуз. Однажды в театре проходило какое-то партийное совещание, на котором присутствовал Суслов. Когда он проходил по театральному двору, навстречу вышел в старых трениках и с мусорным ведром в руке Борнашов. И вскоре Борис Сергеевич с семьёй переселился в стоящую неподалёку трёхэтажку — актёрский дом. Жизнь в нём протекала весёлая, как вспоминает Лилия Борисовна. Актёры постоянно ходили друг к другу в гости, балагурили во дворе, вели беседы и споры на лестничной клетке.

Зарплата у актёров была небольшая, и приходилось постоянно подрабатывать. У Борнашова было три подработки: фотографировать детей в детском саду, кричать на параде и «морозить», то есть играть Деда Мороза на Новый год. Лучшего, чем Борис Борнашов, как признаётся Лилия Борисовна, Деда Мороза она в своей жизни больше не встречала. А 1 мая и 7 ноября Борис Сергеевич стоял на трибуне вместе с руководством области. И когда Лиля с мамой в праздничной колонне проходили мимо, он провозглашал: «На площадь вступает колонна педагогов и учащихся школы № 21. Ура, товарищи!», и довольные Лиля и Валентина в ответ кричали: «Ура!» Их колонна удалялась, но они продолжали слышать позади голос Борнашова: «На площадь вступает…»

Дом Актёра

В один из вечеров Борис Сергеевич вернулся домой загадочный. Он посадил жену и дочь на диван и сказал: «Девчонки, у нас в городе открывается Дом творческих работников. И мне предлагают стать его директором». Лиля вскричала: «Ух ты, мой папа — директор! Соглашайся!» Они и не представляли, что с того времени работа совершенно отнимет у них отца и мужа. Выделенное в театральном крыле помещение надо было оборудовать для различных мероприятий: сделать сцену, поставить кресла и прочее. Но эта задача была под силу Борису Сергеевичу. Поэтому его и порекомендовали на должность директора.

В театре шутили: у Борнашова щупальца по всей Тамбовщине. Но при этом Борис Сергеевич был очень порядочным, честным, добрым человеком. И люди всегда шли ему навстречу. Борнашов не только оформил интерьер Дома актёра. В его стенах за год он организовывал до 200 мероприятий. И не только для работников театра. Очень скоро публика стала пополняться тамбовской интеллигенцией самых разных профессий. На многие мероприятия в Дом актёра было не попасть. Несколько десятков зрителей из-за нехватки мест оставались на улице. Ради них потом организаторы даже повторяли мероприятие.

Взгляды на жизнь Лилии Борнашовой формировались в удивительной атмосфере не только театра, но и ДТР. Здесь популярны были различные литературные вечера, которые готовили актёры. Так девочка открыла для себя стихи не допускаемых в те годы до широкой публики Цветаевой и Ахматовой в исполнении Валентины Поповой. Могла встретиться с лучшими тамбовскими поэтами, прозаиками, художниками и музыкантами. А какими незабываемыми были творческие вечера приглашённых Борнашовым в Тамбов московских актёров Леонова, Евстигнеева, Миронова, Ланового, Гундаревой, Чурсиной и многих других!

Счастливейшие воспоминания Лилии Борнашовой связаны ещё и с базой отдыха «Театральная», которую для работников театра создали с нуля в сосновом лесу под Тамбовом Борис Борнашов и тогдашний председатель Тамбовского отделения ВТО Дмитрий Дульский. Во время летних отпусков актёры с семьями отдыхали в построенных среди сосен домиках. Борис Борнашов обожал рыбалку и находил для этого дела немало сподвижников. Жёны только успевали жарить карасиков, которых тут же уплетали вездесущие актёрские ребятишки.
И на базе, и в Доме актёра выросло и воспиталось не одно поколение детей актёров. «Я всегда пыталась разгадать, какие качества папы позволяли мне гордиться им, — задавалась вопросом Лилия Борнашова. — И только сейчас я поняла, что он успел в не такой уж большой жизни сделать очень многое. Оставить о себе замечательную память. Он был очень талантливым и благородным человеком, которым я восхищаюсь всю жизнь».

Даже уехав в Москву получать профессию режиссёра, Лиля продолжала учиться у отца. Он частенько бывал в столице на семинарах и конференциях, так как его избрали старостой директоров домов актёра всей России.

Театр «Багаж»

Лилия Борисовна хотя и получила профессию театрального режиссёра, но работать пошла на телевидение, которому отдала тридцать лет. Трудилась на разных центральных каналах. Много лет отдала каналу «Культура». Но несколько лет назад она создала свой театр.

«Мне в годы работы режиссёром на телевидении казалось, что я нашла разумный компромисс между творчеством и заработком. Но к пятидесяти годам стало понятно, что во мне — театр, и хочется эмоций. Когда я готовила дебютный спектакль, то ещё работала на телевидении. Мы ставили спектакль «Мечта индивидуального пошива» — о том, что нужно выбирать своё дело, не глядя ни на престижность профессии, ни на заработок. Я бросила телевидение в момент постановки. Сейчас существую на небольшую зарплату администратора галереи и всё свободное время посвящаю театру. В театре я живу настоящей жизнью. Всегда с молодыми актёрами обсуждаю, спрашиваю: «Во что ты в детстве играл?» Вот я всегда во дворе театра строила декорации, я родом из театральной семьи. Надо обращать внимание на подобные вещи, это же звонок».

Создавать театр с нуля непросто. Был большой отсев актёров. В связи с тем, что пока в театре «Багаж», как Борнашова назвала своё детище, за репетиции она не платит. Оплачиваются только выступления. Но требования к артистам у Лилии Борисовны достаточно серьёзные. Приходило большое количество народа, прежде чем она собрала талантливую труппу.

Недавно Лилия Борнашова вновь побывала в Тамбове и встретилась с публикой клуба духовного кино на Степана Разина. Она продемонстрировала фильм с фрагментами спектаклей театра «Багаж» и свою ленту «Мой добрый папа», рассказала, что сегодня в репертуаре ретро-театра «Багаж» пьесы прошлых лет, лучшие «хиты» отечественной драматургии.

«На спектаклях театра, — подчеркнула она, — происходит полное погружение в эпоху. Раритетный реквизит, костюмы, часть из которых подлинные, музыка и манера игры позволяют зрителю, словно на машине времени, отправиться в прошлое. Концепция театра такова: «Изучать прошлое так же важно, как прогнозировать будущее!» В своих постановках я опираюсь на традиции реалистического театра. Добрый, позитивный театр… Как его сейчас не хватает! Иногда так хочется старой, доброй сказки».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*