Тамбовский «Учитель года – 2019» Ольга Рожкова: «Быть на одной волне с учениками»

Стаж у победителя регионального этапа конкурса «Учитель года» Ольги Рожковой, учителя русского языка и литературы из мичуринской гимназии, невелик — четыре года. Можно даже сказать, что «всего» четыре года, но, пожалуй, на самом деле стаж у неё гораздо больше, хотя в трудовой книжке его отразить нельзя. Дело в том, что родители Ольги Владимировны — учителя, они отработали в школе более тридцати лет и, как говорит Ольга Владимировна, на работу они всегда собирались с радостью, ну, с улыбкой, во всяком случае.

Понятно почему вы выбрали профессию учителя…

Другого варианта для своего будущего, кроме как стать учителем, я не видела. Окончательное решение приняла в десятом классе, когда уже нужно было выбирать предметы, на которые ориентироваться с учётом выбора. Для меня это были русский язык, литература, история. Сейчас моя специальность — учитель всех этих предметов, так что, например, в своём классе — я классный руководитель у девятиклассников — веду сразу четыре предмета, включая обществознание.

Спрошу, почти как у учеников спрашивают, а любимый какой?

Литература мне ближе, и выбор профессии во многом делала, думая именно о преподавании литературы. Она даёт более обильную пищу для размышлений как учителю, так и ученику, позволяет учителю обращаться к нравственным основам личности ученика, а ученикам — формировать и высказывать собственную точку зрения. На мой взгляд, этот предмет более творческий, потому что ребёнок может и, наверное, должен не только пересказывать содержание произведения и учебника, но и рассуждать. Так что литература — более сложный предмет, чем русский язык, где высказывать собственную точку зрения требуется не всегда, нужно хорошо знать правила, а от учителя требуется суметь научить этому.

Так, с предметами разобрались. А в каких классах легче работать, вернее, в каких вам больше нравится?

Труднее, но одновременно и интереснее, — в старших. В девятом классе изучаются уже очень серьёзные произведения, и от учителя требуется немало усилий и даже фантазии, чтобы раскрыть их содержание, приблизить его к пониманию современных подростков, не искажая сути. Но великие произведения, а практически вся изучаемая в школьном курсе классика подпадает под это определение, на то великие, что их содержание не исчерпывается фабулой, а так или иначе соотносится с вечными ценностями, с вопросами, которые задаёт себе каждый человек. Например, изучая «Героя нашего времени», мы говорим о проблеме одиночества, о том, что изоляция в самом себе может оказаться губительной для личности, обсуждаем аспекты и формы взаимоотношения человека и общества. Для подростков это очень важные, интересные и для многих по-настоящему актуальные вопросы. Вообще всё, что относится к самоосознанию личности, самоощущению человека в обществе, остро трогает их, потому что они сами в своей жизни сталкиваются именно с этими вопросами. Но ведь те же вопросы, а может, и ответ на них, можно искать и, к примеру, в «Мцыри», в «Евгении Онегине».

Искать-то можно, а можно ли найти? Да и будут ли понятны эти ответы, если то и дело более взрослые люди начинают всерьёз обсуждать, как правильно надо было вести себя той же Татьяне Лариной.

Я всегда напоминаю ученикам, чтобы они не пытались применить к литературным героям прошлого современные мерки, и на Татьяну Ларину они также стараются посмотреть через призму не своих, но её ценностей и взглядов. Этим-то, кстати, литература хороша и интересна — она даёт возможность влезть в чужую «шкуру», пройтись в «чужой обуви»… Конечно, для такого подхода надо представлять обстоятельства, в которых существует литературный герой, и тут мне как учителю приходит на помощь знание истории — исторический контекст помогает объяснить многое. Как, впрочем, и на уроке истории пример из литературного произведения помогает сделать событие или явление ярче и живее.

Подростки, думаю, более понятливы, чем сейчас принято считать. Они понимают разницу между «тогда и сейчас», стараются рассуждать с точки зрения героя, и это, думаю, помогает им вырабатывать свою личную позицию по отношению ко многим явлениям.

Рассуждать и вырабатывать — это, конечно, хорошо. Но как быть с тем, что, судя по высказываниям родителей и самих учеников, классическая литература им непонятна просто на уровне языка. Это может выглядеть надуманной проблемой, но обсуждают её едва ли не чаще, чем «неправильную» Татьяну…

Работа с лексикой должна идти постоянно. Например, когда пятиклассники изучают «Левшу», я даю задания «перевести» на современный русский язык употребляемые в произведении устаревшие слова, скажем, названия частей тела. Такую же работу, которая оказывается увлекательной для детей, проводим и при изучении других произведений, и она, надеюсь, способствует обогащению словарного запаса.

Наверное, такое обогащение происходит быстрее, когда школьники много читают. А читают ли они сейчас, а если читают, то что именно?

Вообще-то дети читают, но совсем не то, что хотелось бы учителям и родителям: они отдают предпочтение фэнтези, детективам, триллерам и просто модным авторам или произведениям. Что касается классики, то читают необходимое по программе. Но мне кажется, не стоит драматизировать такое положение дел, ведь, заинтересовавшись детективами и фэнтези, ребёнок почти наверняка заинтересуется чтением как таковым, книгами, литературой, а там и до «большой» литературы недалеко. Взрослые же, и прежде всего учителя, должны помочь зарождению такого интереса, повысить мотивацию к чтению. У учителя для этого есть разные возможности. Мы с учениками, в частности, создавали «рекламный продукт», рекламировали книгу, и я была довольна, когда в результате интерес проявился у трех-четырёх человек в классе. Я стараюсь проявлять свой интерес, своё отношение к той или иной книге. Так вместе с девятиклассниками мы читали «А зори здесь тихие», потом смотрели фильм, старую экранизацию. На мой взгляд, умелое включение видеоэлементов существенно обогащает урок, а одновременно помогает детям знакомиться с лучшими образцами кинематографии; например, в восьмом классе при изучении «Ромео и Джульетты» я показывала отрывки из разных экранизаций, урок получился очень интересным.

Как вы думаете, может, стоит «обновить» школьную программу. Убрать большую часть классики и насытить её современной литературой, которая, что ни говори, более понятная детям?

Нет, современную литературу они так или иначе читают сами. Мы, учителя, интересуемся тем, что они читают, стараемся направлять этот процесс и одновременно формируем вкус к классике, поддерживаем интерес к ней, как только он проявляется. Я не сторонник упрощения, а именно классика позволяет в полную силу работать и уму, и чувствам.

Вы сказали, что стараетесь быть в курсе того, что читают ученики. А что они сейчас читают?

Фантастику преимущественно. Пятиклассники — «Гарри Поттера», старшеклассники — Стивена Кинга. При этом есть те, кто читает и Распутина, и Абрамова… Но серьёзно читающих, конечно, немного. Думаю, из двадцати девяти моих девятиклассников человек двенадцать читает больше, чем по программе. Стараюсь руководить их чтением, знаю вкусы каждого. Например, есть мальчик, который сам пишет, а читает именно классику и одновременно формирует свою личную библиотеку, бумажную. Он часто советуется со мной, стоит ли ему покупать ту или иную книгу.

«Пишет сам» — это, кажется, очень любопытное современное явление: несмотря на то, что всерьёз читают очень немногие, пишут-то почти все…

Ну, у нас в гимназии это отчасти обусловлено особенностью учебного заведения, всё-таки гуманитарии. В основном пишут стихи — особенность возраста. Прозу, требующую, в общем-то, большего труда, пишут гораздо меньше, и мальчик, о котором говорила, пишет как раз прозу. Я стараюсь поддерживать в детях творчество, одновременно напоминая, что для настоящего писателя важно самому развиваться, в том числе и читать.

Вы говорите о тех, кому хотя бы в какой-то мере литература интересна. А как учить того, кому она неинтересна вообще?

Выход один — заинтересовать, сделать так, чтобы такой ученик понял, зачем ему это, ощутил вкус успеха. Должна сказать, что когда такое происходит, учитель радуется не меньше ученика, причём радуется за него. У меня был такой случай, когда ничего не читавший ученик прочёл «Собачье сердце», и на уроке его было не остановить — так ему хотелось ответить на каждый вопрос. Проанализировать всё произведение, он был готов говорить все сорок пять минут!

Вы считаете, что профессию выбрали раз и навсегда. Но со временем многое меняется — можете ли представить себя в будущем, лет, скажем, через десять-пятнадцать?

Профессия учителя обязывает идти в ногу со временем, быть «на одной волне» с учениками, находиться не выше их, а рядом, — думаю, эти и многие другие особенности профессии останутся неизменными. Изучать будут, как и сейчас, преимущественно классическую литературу, но, наверное, в обучении появится больше интерактивных технологий, которые будут помогать всесторонне охватывать изучаемое произведение. Ну а у меня лично придёт опыт, большая уверенность.

Читайте также: Мичуринский педагог Ольга Рожкова стала «Учителем года – 2019» в Тамбовской области

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*