Жизнь леса

Какие они — «зелёные лёгкие» Тамбовщины?

На Тамбовщине немало природных богатств, и одним из них по праву считается лес. В общей сложности лесные угодья занимают 402 тысячи гектар, в том числе 374 тысячи в ведении управления лесами Тамбовской области. От их текущего состояния, функциональности и степени обновления посадок во многом зависит экологическая ситуация в регионе, признаваемом на протяжении ряда последних лет самым экологически чистым субъектом РФ. О настоящем и будущем лесного хозяйства — в беседе журналиста «Тамбовской жизни» с заместителем начальника управления лесами Тамбовской области Дмитрием Налдеевым, состоявшейся в преддверии Дня работников леса и лесоперерабатывающей промышленности.

— Дмитрий Федорович, как вы можете охарактеризовать в текущем году хозяйственную деятельность лесхозов и лесничеств, которых у нас на территории области шестнадцать и тринадцать соответственно?

— В лесном хозяйстве из года в год ведётся планомерная работа, которая, разумеется, даёт свои плоды. Однако в отличие от сельского хозяйства, где, ориентируясь, например, на урожайность культур, можно дать оценку каждому агросезону в отдельности, в лесном фонде такой принцип не действует. Хотя бы потому, что весь объём лесопользования, если мы говорим о заготовке древесины, в принципе определяется раз в десять лет, а на каждый год устанавливается предельно допустимый объём её заготовки. Он напрямую зависит от структуры лесных насаждений, их качества, возрастного состава. Разумеется, принимается во внимание и возможности прироста древесины, поскольку мы не имеем права изымать из леса больше древесины, чем там в течение года способно вырасти.

Расчётная лесосека или допустимый объём изъятия у нас составляет около 800 тысяч кубометров древесины, примерно половина приходится на мягколиственное хозяйство. Тамбовщина находится в лесостепной зоне и более 80 процентов её лесного фонда занимают хвойные и твердолиственные насаждения. Однако доля мягколиственных пород деревьев, которые к тому же и растут быстрее, тоже высока.

Ежегодно лесоводы области, качественно выполняя свою работу, срубают около 500 тысяч кубометров древесины. Причём от сплошных рубок здесь не более 200 тысяч кубометров с площади семьсот-восемьсот гектаров, а сажаем при этом ежегодно фактически не менее одной тысячи гектаров.

— А за счёт чего тогда удаётся выйти на такие показатели?

— Уже на протяжении десяти с лишним лет мы наблюдаем негативную тенденцию, связанную с мелколиственными насаждениями. Под действием достаточно высоких температур в берёзах, например, происходит засахаривание древесины, и она начинает буквально гнить на корню. Тяжёлой техникой мы раскорчёвываем такие насаждения и высаживаем деревья ценных пород. Ежегодно такие работы проводятся на 200 — 250 гектарах. Суммируя эти площади с площадью сплошных рубок, и получаем более одной тысячи гектаров лесокультурного фонда.

— Какие породы деревьев преимущественно высаживаете?

— Около 80 процентов приходится на деревья хвойных пород. Мы сажаем ценные породы, чтобы качество древесины было высоким. Что касается периода выращивания, то у хвойных он достигает ста лет, у дуба чуть больше, так что работники лесного хозяйства трудятся, можно сказать, на далекую перспективу с тем, чтобы планировать лесопользование спустя век.

Создавать на большой площади только культуры сосны нерационально по многим причинам, поэтому мы при планировании посадок тщательно выбираем места под конкретные культуры. Учитываем условия произрастания, типы почв, оцениваем другие факторы. В первый год создания насаждений нам удаётся добиться приживаемости на уровне 95 процентов — это очень высокий показатель. Спустя пять лет примерно 80 процентов посадочного материала находится в хорошем состоянии и это уже напрямую зависит от ухода.

— Интересно, а сколько сейчас в среднем лет тамбовскому лесу?

— Примерно лет семьдесят пять. Как видите, в общей массе он достаточно молодой, однако это вовсе не означает, что на территории области нет посадок, имеющих весьма почтенный возраст. Взять, к примеру, лесные культуры, произрастающие в Тамбовском лесхозе неподалёку от известного памятника лосям. Им уже по 170 лет! По сути, это практически эталонные насаждения, которые создавались из укрупнённого посадочного материала в середине XIX века по инициативе руководителя Министерства государственных имуществ графа П. Д. Киселёва. Сейчас сосны достигают в высоту 36—37 метров. В силу возраста они начинают подсыхать, но мы пытаемся их сохранить. Генетический материал, собранный с них, сохранён в архиве клонов, по мере возможности собираем и семена.

Что же касается возрастных дубов, то, например, на территории Мичуринского лесничества встречаются деревья, которым уже по 140 лет. Известный Панский лес тоже имеет почтенный возраст. Если же вести речь об основных местах произрастания дуба на Тамбовщине, то это прежде всего Мичуринский район, где достаточно много пойменного дуба, Кирсановский и Уваровский, Инжавинский, Ржаксинский, Мучкапский районы.

— Бытует мнение, что много дубов в Моршанске…

— На Моршанскую зону большое влияние оказывает хвойно-широколиственная лесная зона Европейской части России, массив которой крупнее и уходит на север — к Нижегородской и Владимирской областям. Там местами чуть богаче почвы и как следствие встречается дуб, но незначительно.

— А качество леса как-то зависит от стороны света, в которой он располагается?

— Сказать, что на севере леса лучше, чем на юге, конечно же, нельзя. Давайте рассмотрим это на примере нашей области. Цнинский массив, что идёт по правому берегу Цны от самого её истока, является коренным. Это самая южная оконечность хвойно-широколиственного леса. В своё время ледник оставил здесь наносную песчаную основу, что и явилось причиной образования ныне существующего массива. Реликтовый массив, исторически сложившийся в Мичуринском и Первомайском районах — тоже результат движения ледника, но он большей частью уходит в Липецкую область. В Сосновке же значительная часть лесов, более девяти тысяч гектаров, была искусственно создана после Великой Отечественной войны. Но существенного отличия в равных по возрасту насаждениях вы не найдёте.

— Получается, что погодные условия принципиально не влияют на качество и формирование леса?

— На сто километров приходится один градус среднесуточной температуры, так что погода не оказывает существенного влияния. Вдоль Вороны у нас растут дубовые насаждения, так сложилось исторически, вдоль Цны — сосновые. Иловайский массив в Мичуринске тоже исторически сложившийся и здесь в основном тоже представлены сосны, а в пойменных частях междуречий сформированы дубравы. То есть главными всё же являются почвенные условия и подстилающие породы.

— Зато погода, как продемонстрировал и текущий год, лето которого выдалось жарким и засушливым, существенно влияет на уровень пожароопасности в лесном хозяйстве. Насколько сложным для лесоводов оказался этот период?

— Жарким для лесоводов в прямом и переносном значении выдалось начало апреля, когда снег стремительно растаял, обнажив прошлогоднюю траву, быстро высохшую под действием солнца. Благодаря активным действиям работников лесного хозяйства и противопожарным мероприятиям нам удалось быстро локализовать семь возгораний, пришедших в лес с прилегающих к нему территорий. Ещё два возгорания произошли непосредственно в лесном массиве по вине находившихся в нём людей. Из-за того, что земля до середины апреля была ещё замёрзшей, мы физически не могли проложить минерализованные полосы. Когда она оттаяла, противопожарные барьеры были оперативно созданы и противопожарная обстановка наладилась.

Благодаря минерализованным полосам нынешним летом в лесу удалось не допустить возгораний. Однако впереди у лесоводов снова сложное время. Травяная масса, выросшая за летние месяцы, в течение сентября начнёт активно сохнуть, и если будет отмечаться дефицит осадков, это может повлечь за собой пожары. Да и человеческий фактор, безусловно, оказывает негативное влияние на пожарную обстановку.

— Ежегодно на территории Тамбовщины высаживают не менее одной тысячи гектаров лесных насаждений. Для их качественного роста нужен соответствующий уход. Расскажите, пожалуйста, как он осуществляется.

— Разумеется, созданные посадки нуждаются в уходе, а это, пожалуй, один из самых сложных и длительных этапов, имеющих свою специфику. Так, до шестилетнего возраста насаждений специалисты выполняют агротехнический уход, в рамках которого проводится борьба в том числе и с сорной растительностью, чтобы та не забирала питательные вещества у молодых деревьев. В течение года такие уходы проводятся не менее трёх-четырёх раз. Посадив тысячу гектаров нового леса, в итоге мы имеем восемь тысяч гектаров такого ухода ежегодно. По достижении шестилетнего возраста деревьев в ходе рубок осветления убираем те из них, что отстают в росте. И таких уходов молодняка в лесном фонде ещё около 1200 гектаров ежегодно. Среди насаждений, которым уже есть десять лет, но ещё нет двадцати, регулярно проводятся прочистки, поскольку именно в это время формируется ценное насаждение с лучшими деревьями. Последующие уходы преследуют также цели выделения и сохранения лучших деревьев, но уже начинается процесс заготовки древесины, которую можно перерабатывать. Однако тем не менее это тоже рубки ухода со своими правилами.

Наблюдая за процессом заготовки древесины, но не разбираясь в нем, некоторые тамбовчане подчас высказывают свою обеспокоенность: мол, если столько вырубать, то от леса ничего не останется…. Ещё раз повторюсь, мы всегда рубим меньше, чем сажаем. Это, во-первых. А, во-вторых, основной вид рубок на территории Тамбовской области — это санитарные рубки и рубки ухода за лесами. Специалисты лесхозов и лесничеств знают, какое дерево целесообразнее срубить, чтобы дать возможность развиваться соседним. Рубки проводятся исключительно для того, чтобы максимально продлить жизненный цикл лесных насаждений до их полной замены.

По сути, в первые двадцать лет жизни молодого леса из одной тысячи посаженных гектаров мы ежегодно ухаживаем за десятью тысячами гектаров. Это тот огромный труд лесоводов, который традиционно остаётся «за кадром». Население обычно видит финальный этап жизни леса, когда в процессе рубок, образно говоря, идёт «уборка урожая» — деревьев, достигших своего назначения или утрачивающих биологическую устойчивость.

Для сравнения — до конца 80-х годов прошлого века на Тамбовщине часть лесов по категории были эксплуатационными, причем они занимали достаточно большую площадь в Цнинском массиве. В настоящее время в регионе выделены только защитные леса, имеющие более высокий охранный статус. Помимо средообразующей и рекреационной, у них много и других функций. В ходе хозяйственной деятельности мы поддерживаем состояние лесов на должном уровне, и без рубки насаждений это сделать невозможно. То есть те леса, что мы имеем на Тамбовщине сейчас, как бы это парадоксально не звучало, сформированы интенсивными рубками прошлого века.

Читайте также: Лес — живая книга

2 комментария

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*