На границе реальности и отражения

Мы живём, конечно, в реальности, но складывается она из самых разных составляющих, в том числе фантастических или, если угодно, мифических. Но лучше назвать их просто историями. Они не легенда и не вымысел, они в самом деле происходили с кем-то, а после, отразившись во множестве пересказов, зажили отдельной жизнью где-то на границе реальности и того самого отражения. Тамбовчане рассказывают о таких историях.

Катакомбы под храмом

Ангелина Захарова, активист округа «Старинный»:

А современная история подойдёт? Она тоже немного похожа на пересказ события, которое «случилось с одним знакомым моих знакомых». Во время одной из наших поездок в Бондарский район, в ходе которых встречались с местными жителями и собирали материалы для музея, в селе Кривополянье мы увидели храм. Наши активисты-краеведы сказали, что он точь-в-точь напоминает старинный Христорождественский храм в Тамбове. До революции этот храм стоял около рынка, там, где сейчас пересечение улиц Красной и Пятницкой.

Женщины, работающие в храме, рассказали, что, оказывается, под храмом существует целая паутина подземных ходов. В этих ходах, говорят, однажды заблудился телефонист, пришедший укладывать телефонный кабель. Спуск в подземелье представляет собой узкую деревянную трубу, после которой открывается сам туннель, достаточно высокий. Я, конечно, попросила провести меня туда. И тут оказалось, что вход расположен в алтаре, так что женщинам туда не попасть. Ну а мужчин, которые прошли этим подземным ходом, встретить не удалось. Вот и не знаю, правда ли всё рассказанное или легенда…

«Письма счастья» и призрак казнённого

Семён Золотухин, адвокат:

Истории, которые точно с кем-то случились, но только в каком-то другом городе, были в «письмах счастья». Там рассказывалось про какого-то ребёнка, я уже и не помню даже, про девочку или мальчика, которому кто-то явился и повелел написать вот такое письмо и разослать его какому-то количеству людей. Они, в свою очередь, переписать его и тоже разослать — кажется, тридцати трём адресатам. Если сделать всё, как сказано, будет счастье и удача, а если нет, то какое-то горе, вроде того «одна девочка не стала переписывать письма, и её мама заболела и умерла». Мы тоже получали и переписывали такие письма, а потом подбрасывали их в почтовые ящики — подъезды тогда не закрывались.

А вот ещё страшная история. Летом меня отправляли отдыхать к родственникам в район, и там рассказывали, что в этих местах находилось имение каких-то аристократов, то ли Гагариных, то ли Голицыных — в общем, кого-то с фамилией на «г». И во времена царствования Екатерины — скорее всего, Второй — кто-то из владельцев этой усадьбы совершил какое-то преступление, скорее всего, проворовался. А может, и измену совершил. Его приговорили к смерти. А казнь произвели, что называется, с выездом на дом — там же в имении. И с тех пор, как рассказывают, призрак казнённого время от времени является местным жителям и просит прощения…

Крыса-мутант

Олег Мамонтов, менеджер по продажам:

В девяностые годы много говорили и даже писали о гигантских крысах, живущих в московском метро, огромных, крупнее собаки, и страшных, да вдобавок ещё и светящихся в темноте из-за радиации. Что до размеров этих тварей, то писали даже, что такие крысы бывают около метра в длину. Они якобы нападали на обходчиков, диггеров, перегрызали кабели метро. Бороться с ними можно было с помощью огнестрельного оружия, чем вроде бы и занимались специальные отряды. Если бы не бойцы этих спецподразделений, то крысы-мутанты давно бы вылезли на поверхность и участь Москвы была бы ужасна…

В те годы я работал преподавателем в одном из тамбовских техникумов, мои студенты проходили технологическую практику в Москве, а я ездил их контролировать, так что «белокаменную» посещал регулярно. Ездил чаще всего нашим тамбовским поездом, который, как известно, прибывает рано. И вот в одну из поездок иду я по длинному переходу между станциями, кажется, это был переход между двумя «Павелецкими».

Переход ещё практически пустой, потому что метро только что открылось, и вижу, что с противоположного конца тоннеля навстречу мне несётся учуявшая добычу — меня! — крыса. Она стремительно приближалась, а я, вцепившись в небольшой портфельчик (других вещей у меня не было), думал, куда же она вцепится — в шею, в ноги, и какую часть тела лучше этим портфельчиком прикрывать. Да, не буду врать, ноги сделались ватными, в мыслях пронеслась вся жизнь, и я успел с нею попрощаться, потому что был уверен, что приближается моя смерть. Но это была просто крыса, она сама испугалась и при моём приближении юркнула куда-то и исчезла.

Шаровая молния

Нина Веселовская, литератор:

Ещё лет тридцать назад в Тамбове можно было услышать историю о шаровой молнии, которая плавала по школьному классу. Она казалась пересказом какого-то фильма или просто фантазией, но на самом деле эта история абсолютно правдива. Это случилось примерно в начале пятидесятых годов. Тогда педучилище находилось в здании на Советской, 116, напротив нынешнего «Рио», — там сейчас один из корпусов ТГТУ.

Мария Петровна Виндряевская вела урок — она преподавала русский язык и литературу. Только что прошла гроза, на время дождя окна в классе были закрыты, а теперь она предложила ученицам открыть их. Был конец мая, в окна была видна уходящая туча, пахло свежестью… Окон в классе было, наверное, три — и в одно из них, возле учительского стола, вплыл шар побольше футбольного мяча — так рассказывала моя бабушка, знакомая Марии Петровны.

Она поняла, что это шаровая молния, застыла на месте и одними губами сказала ученицам: «Все замерли! Не шевелиться». Шар повисел перед доской и пошёл вдоль рядов на уровне лиц. Мария Петровна потом говорила, что больше всего боялась, как бы кто-нибудь не шевельнулся, — она слышала, что шаровая молния реагирует на движение. Но девочки сидели в полном оцепенении. Шар проплыл по классу, выплыл в последнее окно, и Мария Петровна решила закрыть окна и увидела, как шар съехал по навесу над входом, повисел немного над тротуаром, а потом взорвался, и от звука взрыва понесла лошадь, стоявшая поблизости.

Месть иконы

Владимир Середа, краевед:

Историю про «Зоино стояние» — даже фильм такой несколько лет назад сняли — я слышал ещё в детстве, от бабушкиных подружек. Бабушка моя была самой старшей из них, но её сверстницы уже умерли, а подружки были того же возраста, что её дети. Они сидели на лавочке возле нашего дома и рассказывали «новости», которые было не прочитать в газетах, ну а мы, ребятишки, прислушивались.

Историю ту рассказывали так. Молодёжь собралась на вечеринку, танцевать начали, а девка одна без кавалера оказалась. Ну и какие-то подробности про жизнь: то ли бросили её, то ли никогда никому она не нравилась. Вскипела девка и икону со стены сняла, Николая Угодника, стала с ней танцевать и окаменела — стоит и стоит, а потом, слава богу, померла. Мне в то время непонятно было, за что же благодарить-то, если померла. Может, потому и всю историю запомнил.

Конь бледный, но без всадника

Мария Знобищева, поэтесса:

Моя однокурсница родом из Никифоровского района рассказывала, что у них в деревне в самые жаркие дни ровно в полдень появляется призрачный белый конь. Никакой истории, объясняющей его появление, она не знала, но утверждала, что многие люди этого коня видели, за кем-то он гнался, кто-то слышал топот его копыт. Интересно, что призрак появляется не в полночь, как вроде бы ему полагается, а в прямо противоположное время — в полдень. Но полдень — это тоже «особое» время, время проявления потусторонних сил: «бес полуденный» не случайно носит именно такое название.

О таинственном полуденном времени пишет, например, Гоголь в «Старосветских помещиках»: «Я помню, что в детстве часто его слышал: иногда вдруг позади меня кто-то явственно произносил моё имя. День обыкновенно в это время был самый ясный и солнечный; ни один лист в саду на дереве не шевелился, тишина была мёртвая, даже кузнечик в это время переставал кричать; ни души в саду; но, признаюсь, если бы ночь самая бешеная и бурная, со всем адом стихий, настигла меня одного среди непроходимого леса, я бы не так испугался её, как этой ужасной тишины среди безоблачного дня». И именно в такое мертвенно-тихое полуденное время Афанасию Петровичу слышится голос Пульхерии Ивановны, зов смерти.

Читайте также: Вспышка жаркой страсти

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*