С чего начинается Родина?

Авторская колонка «ТЖ»

В минувшую субботу тихо и незаметно прошла двадцать шестая годовщина события, кардинально изменившая (или даже, скорее, заново сформировавшая) политическую систему России. 21 сентября 1993 года Борис Ельцин подписал указ №1400, запрещавший деятельность российского парламента – Верховного Совета. Конституционный суд признал президентский указ незаконным и являющимся основанием для отрешения Ельцина от должности главы государства.

Сегодня мы живём при сложившейся политической системе. Нет никаких вопросов по легитимности любого действующего органа власти, как законодательного, так и исполнительного. Но тогда, в начале девяностых, что в элитах, что в умах граждан, царила неразбериха. Бардак, связанный с распадом СССР, давал знать о себе знать каждый день. На том самом указе номер 1400, в шапке – герб РСФСР. А сама страна на тот момент называлась Российская Федерация. И Верховный Совет избран был ещё во времена Союза, и тот же Ельцин был раньше его председателем.

Тому, что тогда произошло, сложно сегодня давать какие-то взвешенные оценки. Просто потому, что всё, бывшее в первой половине девяностых годов, можно смело назвать пожаром в борделе во время наводнения. В апреле 1993-го в России прошел референдум, на котором граждане страны курс Ельцина на реформы вроде как поддержали в большинстве своём. С другой стороны, тот же Ельцин права разгонять парламент не имел. Но вышло так, как вышло. Просто потому, что к тому моменту «дорогие россияне», ощутив на себе с одной стороны все последствия разрухи и нищеты благодаря правительству, с другой стороны не видели в депутатах Верховного Совета представителей своих интересов. Вот и вышла классическая позиция «чума на оба ваших дома».

Все – и сторонники Руцкого и Хасбулатова (кто их сейчас помнит?), и Ельцина (которого помнят ещё как) стали жертвами в первую очередь собственных представлений и стереотипов. Как одни, так и другие, шли на баррикады бороться за свои идеалы свободы и демократии, не поняв только одного: о свободе и демократии речи не шло ни у кого. По форме – да, по сути – нет. Гражданские свободы и демократия в Россию придут. Но – позже. Когда на территории страны не будет войны, стыдливо называемой «наведением конституционного порядка», когда не надо будет ждать в июле зарплату за декабрь прошлого года, когда иностранные СМИ перестанут писать что-то в духе «президент России проспал Ирландию, потому что выпил слишком много русской водки», а само появление президента перед телекамерами не станет вызывать чувство «испанского стыда».

Но самое важное случилось уже после силового разгона парламента в октябре 93-го. На очередном референдуме была принята новая Конституция страны. И именно тогда, 12 декабря 1993 года Верховный совет и Съезд народных депутатов перестали существовать. Была ликвидирована вся система советской власти, существовавшая с 1917 года. Да, решение Ельцина можно считать антиконституционным. Но Верховный Совет сам сделал столько антиконституционных шагов, что противостояние с президентом достигло апогея. Конфликт затягивался, иного выхода из него не видели. Жизнь граждан не улучшалась, а законодательная власть только и делала, что конфликтовала с исполнительной. К тому же тогдашняя Конституция явно устарела и не соответствовала изменившимся отношениям в обществе. И лишь после октябрьских событий началась новая история новой России. Та история, которая, по сути, должна была начаться двумя годами ранее. Закончилось двоевластие, которое, как известно, ни к чему хорошему не приводит.

Сегодня общество далеко неоднородно. Революционеры и охранители есть всегда, и вторых в нашей стране, к счастью, сейчас много больше. Потому что живет память о том самом сентябре-октябре девяносто третьего. Пока мы поступаем так, как привыкли, мы будем получать то, что получали всегда – гласит управленческая мудрость. В определенном смысле, нынешние идеологические оппоненты тоже остаются при своих: одни – при власти, другие – при глубокой убежденности в собственной моральной правоте. Но если власть у нас передается в результате демократических процедур, то моральная правота — очевидно путём воздушно-капельным. Государство может защитить людей друг от друга, но не от беспамятства. А ум не передается вместе с партбилетом. В 1993 году это ещё было очевидным. А потом, когда партии стали плодиться как кролики –люди растерялись: раньше мы были за или против КПСС, а теперь – еще поди выбери, как из десятков шампуней на полке в супермаркете.

Сегодня в России многие недовольны президентом. Госдумой. Губернатором. Главой района. Председателем сельсовета. Если точнее – недовольны своим уровнем жизни. Каковой уровень жизни, по искреннему убеждению недовольного, должны обеспечивать именно все вышеперечисленные чиновники и депутаты. И выглядит такое высказывание на первый взгляд в чём-то даже и справедливым. «Мы здесь власть!» — утверждает человек с незадавшейся жизнью, и готов крушить и ниспровергать. Но ниспровержение и крушение мы уже прошли. В те самые девяностые, которые одни называют «святыми», а другие – «лихими». Важно только не забывать в борьбе за всё хорошее против всего плохого, что гражданский мир, относительно комфортный уровень жизни, мирную жизнь, быстрый интернет и многие другие привычные плюсы, которые сегодня мы уже и не замечаем, обеспечил нам, по сути, один человек. Тот, кого выбрал своим преемником в последний день 1999-го года первый президент России Борис Ельцин. И это – главный итог того октябрьского противостояния.

Читайте также: Лидеры протеста в роли Остапа Бендера

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*