Конституция меняется, оставаясь неизменной

Сегодня в стране идёт дискуссия, в ходе которой вырабатываются предложения по изменениям и дополнениям в Основной закон страны. Основу для дискуссии задал в своём Послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин, предложив внести в Конституцию ряд поправок. Их девять основных: приоритет российских законов над международными на территории нашей страны, запрет на иностранное гражданство для чиновников от премьер-министра и ниже, а также для депутатов всех уровней. Кандидат в президенты страны также не должен иметь иностранного гражданства и обязан проживать в России не менее 25 лет. Кроме того, президент страны не сможет занимать свою должность больше двух сроков. Владимир Путин предложил также закрепить в Конституции положение о том, что минимальная зарплата не должна быть меньше прожиточного минимума. Увеличится политический «вес» российского парламента и конституционно оформлен Госсовет, а судьям Конституционного суда будут добавлены полномочия.

Особенно хочется отметить пункт, под которым с удовольствием подпишется любой здравый и адекватный гражданин России, а именно насчёт гражданства и вида на жительство других стран для чиновников. Мы помним, что в те времена, когда страной управляли предшественники и работодатели нынешних оппозиционеров, заместитель секретаря Совбеза имел израильское гражданство — это я о недоброй памяти Березовском. Сейчас такое представить гораздо сложнее, однако исключить это явление в целом — необходимо. Здесь Владимир Путин, с одной стороны, идёт навстречу общественному запросу, с другой же, — запрет двойного гражданства идёт в рамках задуманной им довольно давно «национализации элит». Мы ведь не можем представить себе американского конгрессмена, который в пятницу спешит на рейс до Москвы, где у него построен уютный особнячок на Рублёвском шоссе, а дети учатся в МГУ. Зато обратный вариант, когда некий федеральный министр по пятницам проводил совещания ранним утром, чтобы успеть на рейс до Лондона, к семье и ароматам цветов парка Сент-Джеймс, в России удивления не вызывает. Отторжение — да, несомненно, в том числе и у президента, который высокую чиновничью должность стремится перевести из категории бизнеса в категорию служения, закрепив это на уровне Конституции.

Ещё один момент, который лично меня, как государственника, весьма радует — это приоритет российской конституции над международными нормами. Если оглянуться вокруг и посмотреть на страны, с которых действительно стоит в чём-то брать пример, то, например, США и другие действительно сильные страны не имеют нормы о приоритете внешнего права над своими законами. А есть такая норма в странах, которые проиграли во Второй мировой войне. Тогда мы победили, но в 1993 году «западные партнёры» сочли побеждёнными и нас, когда Россия была зависима не только от их кредитов, но и консультаций. Как известно, кто платит — тот и заказывает музыку, поэтому вышло вот так. Сегодня же эта норма будет коренным образом пересмотрена в соответствии с фактической ролью нашей страны на мировой арене. А иллюзии о том, что Запад есть средоточие всего прогрессивного на земле и является нашим добрым другом, чуть ли не старшим братом, развеялись, как утренний туман.

Общечеловеческие ценности, и это стало очевидным, служат лишь прикрытием множества неприглядных мотивов. А само «международное право» есть некоторая фикция, так как реализация этого самого права предусматривает возможность принуждения. И если какой-нибудь Габон или Зимбабве можно принуждать к чему угодно в любое время суток или даже два раза в день, то с Россией такой номер не пройдёт. Да и с США тоже, и с Китаем. Осудить — это всегда пожалуйста, принудить — увы, никак. Да, есть некоторая проблема с международными судами — их решения будут необязательны к исполнению на территории Российской Федерации. Это, с одной стороны, даже и хорошо: международные суды давно уже превратились в орган политического давления на Россию. С другой же, — каждый, кто сталкивался на практике с российской судебной системой, понимает, что её состояние, мягко говоря, от идеального далеко. И международные суды зачастую остаются последней инстанцией, куда наш гражданин может обратиться за справедливостью. Однако в случае принятия поправок с таким же успехом он сможет обращаться в «Спортлото». Но и тут есть, над чем работать, — что это за государство, гражданину которого приходится искать спасения в международных судах? Надо отлаживать свою систему, и эта задача теперь станет одной из первоочередных. Полагаю, что Владимир Путин, как юрист, это хорошо понимает.

Помимо президентских инициатив, широко обсуждаются и инициативы, которые предлагает наша общественность. А именно — включить в текст Конституции понятия «Бог» и «русский народ». Чего только не сказано по поводу этих предложений: «религиозное мракобесие» и «русский великодержавный шовинизм» — ещё довольно мягкие эпитеты. Правда, звучат они в основном от тех людей, на мнение которых в приличном обществе не очень-то и обращают внимание. Если не рассматривать связанные с этими понятиями и включением их в текст Основного закона юридические тонкости, то отметим для себя следующее. Во-первых, и Бог, и титульная нация вместе или по отдельности упоминаются в Конституциях Канады, Польши, Германии, Израиля, Швейцарии, Ирландии, Норвегии, Дании, ЮАР, Аргентины и так далее.

Так что если кто слышал о датском религиозном мракобесии или шовинизме Швейцарии, милости просим обличить и вышеобозначенные страны. Во-вторых, позиции христианской религии в России действительно сильны. Пасхальный Крестный ход, крещенские купания собирают больше народа, чем митинги коммунистов у традиционного памятника Ильичу или протесты оппозиционных школьников. Можно, конечно, этого не замечать, однако, как говорят, если в вашей синагоге не почитают Аллаха, то это не значит, что в мире нет мусульман. Да и мракобесие нынче — это носиться с томиком Маркса или Кейнса, которые в современном мире актуальны примерно так же, как кодекс Хаммурапи. Кроме того, возможная субъектность русского народа в Основном законе никоим образом не обидит и не огорчит представителей иных национальностей: они уже упомянуты в конституциях своих республик. Да и вряд ли формулировка «русские и другие коренные народы Российской Федерации» может в принципе кого-то огорчить. Но, полагаю, что если и не будут упомянуты эти понятия в Конституции, то тоже ничего страшного не произойдёт: и Бог, и русский народ никуда не денутся, если уж до сих пор не делись.

Подводя итог, хочу отметить, что «неизменяемые» главы Основного закона — первая, вторая и девятая — сохраняются в прежнем виде. А сам перечень поправок будет вынесен на всенародное голосование. Как это будет выглядеть, сейчас решает Рабочая группа, разрабатывая его механизмы и форму. Но главная суть поправок — усовершенствовать Основной закон, оставляя его неизменным. И сейчас перед системой государственной власти поставлена новая цель. Если ранее акцент делался на стабильности и консерватизме, охранительстве, то теперь ставится задача: обеспечить развитие, динамику, обеспечить более быстрое прохождение инновационных идей и инициатив — как в экономике, так и в социально-политической сфере. Для того всё и делается.

Читайте также: Время заниматься строительством России будущего наступило сейчас

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*