Спасти и сохранить

В минувший вторник, 14 апреля, было опубликовано постановление главного санитарного врача Тамбовской области, в котором сказано о приостановлении на территории региона религиозных обрядов и массовых церемоний любых конфессий. Гражданам не стоит посещать «здания и сооружения», то есть церкви, часовни, мечети и синагоги. Исключение делается лишь для самих священнослужителей, людей, которые помогают в проведении богослужений и тех, кто будет организовывать видеотрансляцию.

Такое же ограничение касается и кладбищ — до 30 апреля, как и в случае с храмами, кладбища можно посещать только в связи с печальными событиями — похоронами. В такую ситуацию ставит общество эпидемия коронавируса. Пик заболевания ещё не пройден, число заболевших растёт, и понять власти в стремлении всячески ограничить контакты между людьми несложно.

В целом мы уже попривыкли и научились жить в новой для себя ситуации самоизоляции. Да и погода не сказать, чтобы очень уж провоцирует на долгие гулянья без особой на то необходимости. Однако в ближайшее воскресенье будет праздник, который отмечают практически все, даже невоцерковлённые люди: Пасха, или Светлое Христово Воскресение. Это один из тех редких дней, когда храмы действительно полны, и даже убеждённые атеисты становятся несколько более лояльны к верующим, пусть даже из-за добрых детских воспоминаний о бабушке, куличе и крашеных луковой шелухой яйцах.

Однако то, что сегодня диктует власть светская, идёт вразрез не только с христианской, а даже с семейной традицией. Как так — сидеть дома в такой день? Ответ на этот вопрос простой: со смирением. А верующим — ещё и с молитвой. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл прямо сказал: священники продолжат служить в церквах, верующим лучше молиться дома. А тех, кто призывает нарушать режим самоизоляции и нарушать санитарно-гигиенические предписания властей и священноначалия, слушать не нужно.

Никогда за всю историю церкви пасхальные службы не отменялись. Даже на заре христианства, когда за это грозила смертная казнь. Никто службы не отменяет и сейчас — они пройдут, и за их трансляцией можно наблюдать, выбрав тот храм, который хочется: не суть важно — главный храм страны или свой приходской. Но вот личное присутствие на богослужении для многих христиан очень важно, и отсутствие на литургии страшнее опасности заражения коронавирусом. Однако здесь, на мой взгляд, и проходит та грань, которая отделяет истинного христианина от человека просто воцерковлённого: забота о ближнем в широком смысле этого слова.

Забота через самопожертвование: отказался от посещения службы, ограничил себя в радости, но через это никто не заболел из близких и соседей. Не о себе думать, а о врачах, которые и без того перегружены работой, не о себе, а о пожилых соседях, которые могут заразиться не от похода в ближайший магазин, от того, что вы за перила подержались. Только представьте: сходили массово в церковь, а через неделю — коллапс в больницах. Не по-христиански получается как-то. Поэтому главное — спасти себя и сохранить близких.

Уровень угрозы высок. Об этом говорит и перенос голосования по поправкам в Конституцию, и возможный перенос Парада Победы. Хорошо продуманные планы рушатся, да и в принципе с планированием сейчас тяжело, что на государственном уровне, что на уровне обычной семьи, самозапертой в отдельной квартире. Единственная возможность выйти из пандемии с минимальными потерями — а в том, что потери будут, уже никто не сомневается — адекватное ситуативное реагирование. Подчеркиваю — адекватное.

Конечно, от сидения дома накапливается раздражение, и различные ограничительные и запретительные меры, пусть даже и вводимые для общего блага, здраво воспринимать становится всё сложнее. Уже одно то, что родители превратились одновременно в учеников и учителей, категорически выводит из себя. Давно забытая школьная программа наполнена знаниями, в большинстве своём в обычной жизни не нужными, в алгебре для восьмого класса обычная мама или обычный папа разбирает только плюсы и минусы, а вопрос о строении земной коры или длине Дуная вызывает в лучшем случае истерический смех.

Нет ясности в том, куда и когда ходить можно, а куда и когда нельзя, как и за что могут наказать, а за что не тронут. Разбираться в бесконечных постановлениях и нормативно-правовых актах разных ветвей и уровней власти в то время, когда на плите подгорает ужин, дети сражаются за компьютер для выполнения домашней работы, а на федеральных каналах телевидения звучат скандалы «экспертов по всему» — задача, на мой взгляд, почти невыполнимая. Было в планах на кладбище съездить, да и то — нельзя, как выяснилось. Поэтому и тянет нас погулять, невзирая на опасность назло мамке отморозить уши, то есть познакомиться с коронавирусом лично. Всей семьей. Понять такое желание можно. Принять — нет.

По сути, мы не так уж далеко ушли от эпохи чумных бунтов. Человек не очень меняется: индивидуальных знаний множество, а массовое сознание — средневековое. Мы полагаем, что полученное нами образование даёт нам знание «как надо правильно и по уму» в медицине, в экономике и политике. Но наличие «априорного» знания не заменяет навыков управления, которые в первую очередь есть системное мышление в совокупности с навыками согласования интересов. Управлять даже небольшим городком совсем не одно и то же, что управлять рабочими и военными юнитами в компьютерной игре: компьютерные персонажи ничего не требуют и согласовывать с ними ничего не надо.

Так что самая здравая позиция при нынешних условиях — оставить кесарю кесарево, то есть властям предержащим определять условия нашей жизни во время пандемии. Потому как в наших с вами головах, несколько повернутых из-за самоизоляции, непротиворечиво уживаются требования разрешения прогулок и одновременно введения режима чрезвычайного положения. Поэтому пусть власти занимаются по своей программе, а мы — по своей.

Раньше, до эпохи телевидения и транквилизаторов, люди, сидя дома, рассказывали друг другу истории. Не важно, какая была причина — дороги снегом занесло, или холера свирепствует, важно лишь, что эти истории отличались от современных. Современные сериалы ничего не дают: мы выходим из мира грёз такими же, какими туда и вошли часом ранее, без каких-либо внутренних изменений. Цель же тех, давних историй была в том, чтобы пережить личную трансформацию, войти в новые отношения и с близкими, и со всем окружающим миром.

Яркий пример — история того же Христа и его апостолов. Каждый их шаг — всё более суровые испытания, и каждый их день — постоянный, как сейчас говорят, личностный рост. Истории эти связывали не только по горизонтали — с предками, но и по вертикали — с богом. И все эти истории показывают, что испытания идут во благо. Мы не останемся без Пасхи — Пасха уже произошла, дав всем верующим надежду на воскресение. Мы не останемся без Парада Победы — Победа уже состоялась 75 лет назад, сделав невозможным наше физическое уничтожение как народа, состоялась как непреложный исторический факт. Мы пережили гораздо более страшные события — переживём и эту пандемию, сомнений нет.

Читайте также: Коронавирус демократии не помеха

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*