«Молодость моя, Белоруссия…»

Авторская колонка "ТЖ"

Знакомая песня, знакомые образы и нынешняя знакомая ситуация, далеко не первая на постсоветском пространстве. Люди, недовольные результатами выборов, точнее, не верящие в официально обьявленные результаты, вышли на улицы Минска и других белорусских городов с протестами. Причем протесты эти не утихают уже третью неделю, и сакраментальный вопрос «Что делать?» встает не только для Белоруссии, но и для России, так как страна эта — наш самый близкий партнёр и стратегический союзник.

А в ответе на этот вопрос мнения резко разделяются. И в первую очередь потому, что разные политики и политологи по-разному видят причины, происходящих в соседней братской стране событий.

Политологи-завсегдатаи ток-шоу федеральных телеканалов вслед за Александром Лукашенко услужливо повторяют одно и то же примитивное объяснение, что протесты — это «происки спецслужб Запада», а демонстрантов «науськивают кукловоды» из Польши, Чехии и стоящие за их спинами американская и британская разведки. Объяснение очень простое и снимающее всякую ответственность с Лукашенко за проблемы внутри страны. А они есть, они копились годами, они усугублялись, и несогласие с официальными результатами выборов явилось лишь толчком к выступлениям народа. А это именно народ, а не «народец», не «овцы» и не «тунеядцы», как назвал протестующих «батька» всея Белоруссии..

Не зря считается, что страна эта осталась единственным островком на территории бывшего Советского Союза, где этот «союз» законсервировался. То есть политическая система, да и экономика строится по старым советским принципам. Здесь нет политических партий и движений, депутаты парламента являются одномандатниками, а жесткая вертикаль власти исключает всякие дискуссии народных избранников, где может быть какое-то несогласие с мнением президента. Что же касается экономики, то она держится в основном на российских дотациях, причем очень немалых. И когда эти дотации начали уменьшаться, это сразу стало сказываться на состоянии госпредприятий и зарплатах их работников. Недовольство росло, а отсутствие политической системы, подразумевающей конкуренцию мнений и вообще оппозицию как таковую, фактически вынуждает людей выходить на улицу. Если оппозиции нет места в парламенте, то этим местом становится улица.

Наверное, нет ничего хуже для человека, считающего себя лидером нации, чем уверовать в свою непогрешимость и безграничное влияние на умы. Похоже, с Лукашенко это произошло и это его беда. Иначе, вряд ли бы стоило «побеждать» на выборах с результатом в 80 процентов. И не случайно даже глава МИД России Сергей Лавров на своей пресс-конференции заметил, что выборы в Белоруссии были «не идеальны». Как и положено опытному дипломату, это очень дипломатичное замечание, но оно не случайно, и можно догадываться, какой реальный смысл за ним стоит.

И конечно, огромной ошибкой Люкашенко стали силовые методы разгона митингов и насилие по отношению к мирным демонстрантам и журналистам, в том числе к российским. Никто из силовиков за это к ответственности не привлечен. Наоборот, Луашенко наградил две с половиной сотни сотрудников этих органов и не устает их благодарить. На днях он это сделал, обходя свою резиденцию в Минске, уже обнесенную колючей проволокой, одетым в камуфляж и с автоматом в руках.

Возникает вопрос: с кем Александр Григорьевич собрался воевать, и в кого стрелять? Как сообщают информагенства, никто на резиденцию не покушался и на колючую проволоку приступом идти не собирался. Демонстрации, что регулярно проходят в Минске и других городах, мирные. Но собирают они десятки и сотни тысяч людей, что для Белоруссии, где население насчитывает всего девять миллионов человек, это весьма внушительно. Не говоря уже о людях, что на митинги не ходят, но мнения митингующих разделяют. И с этими людьми, очевидно, надо вести диалог. Но Александр Лукашенко, благодаря силовикам, охраняющих его резиденцию, лишь пообещал, имея в виду протестующих: «А с этими мы разберёмся!».

В свое время один из генералов Наполеона III в ответ на желание императора подавить народное волнение штыками ответил: «Штыки — это хорошо, штыками можно подавить. Одно плохо — на штыках сидеть нельзя». Долго ли Лукашенко собирается сидеть в обнимку с автоматом за колючей проволокой, пока не ясно. Он говорил, что у оппозиции нет лидеров, с кем можно разговаривать. И действительно, одни сидят в тюрьме, а другие просто успели эмигрировать. Но когда оппозиция образовала так называемый Координационный совет, готовый вести переговоры, то против его участников тут же было возбуждено уголовное дело за «попытку захвата власти». Получается, разговаривать с оппозицией Лукашенко не намерен, ставя себя в бзвыходное положение.

В принципе, требования оппозиции просты — освобождение политзаключенных и проведение новых выборов под контролем международных наблюдателей, включая ОБСЕ. Можно, конечно, игнорировать эти предложения, игнорировать мнения людей на улицах, но даже если всё закончится подавлением протестов, то память об уже совершенном насилии по отношению к людям у народа останется. Она никуда не уйдет, и эта мина всё равно взорвется. Как прежде уже не будет, просто не может быть.

И здесь Россия могла бы сыграть свою действительно миротворческую роль, выступив инициатором проведения новых выборов в Беларуси со ставкой на адекватного кандидата.. Страшилки от Лукашенко, что если он уйдет, то Беларусь тут же будет захвачена войсками НАТО и станет антироссийским плацдармом, говорят не о заботе о «старшем брате», а о желании удержаться у власти любым способом. Отсюда, кстати, шли и все его демонстративные заигрывания с высокими гостями из Америки и Европы, что можно считать фактически шантажом для российского руководства. Но на митингах в Беларуси антироссийских лозунгов нет, и ситуация там совершенно иная, чем на Украине. И какой она будет дальше, зависит от продуманности наших действий, свободных от идеологических стереотипов. Тем более, что песня у нас общая…

Читайте также: О нашей вакцине замолвите слово

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*