Белорусский урок

Авторская колонка "ТЖ"

Похоже, к событиям в Белоруссии все уже просто привыкли, как к чему-то обыденному. Братская страна отметила уже 50-й день протестов, и они несмотря на прогнозы телевизионных политологов, не стихают. Наоборот, они приобрели принципиальный характер — шествия по Минску идут подчеркнуто мирные, действия отдельных провокаторов пресекаются самими демонстрантами, никто приступом резиденцию Лукашенко брать не собирается, а он сидит в ней, окружившись ОМОНом, колючей проволокой, вооружившись автоматом Калашникова с демонстративно богатым запасом рожков, забитых патронами, и.. боится.

Кто-то возразит, что он как раз очень смелый и решительный. Конечно, легко быть смелым за широкими спинами омоновцев и солдат, окружающих президентский дворец. Однако знаковый момент официального вступления на пост фактического хозяина страны — президентская инаугурация — говорит как раз об обратном. «Тайная» инагурация, проведенная с соблюдением строжайшей секретности о времени и месте ее начала, может говорить лишь об одном — президент страны боится народа своей страны.

Конечно, такой секретности у политологов, живущих на наших федеральных телеканалах, нашлись веские оправдания: дескать, Лукашенко таким образом переиграл оппозицию, не дав ей организованно подготовить шествия к этому дню. Оправдание, однако, не выдерживает простых аргументов. Шествия все равно продолжаются, и для этого совсем не обязательно нужен какой-то особый день. Народ продолжает работать, а по выходным регулярно выходит на улицы десятками и сотнями тысяч (разница в точности подсчетов разных источников картину не меняет).

Правда, этот народ «всенародно избранный» президент называет «крысами» и «грязью». Белорусы, очевидно, хорошо запомнили инагурационную речь Лукашенко, которую он торжественно произнес перед солдатами, призванными разгонять митинги, где поблагодарил их за то, что они «очистили улицы от этой грязи» и что «мы победили». Говорил пафосно с видом победителя, как будто перед ним лежал поверженный дымящийся Берлин. А кого он победил? И разве с кем-то была война?

Правда, по версии Лукашенко, участники митингов — это направляемые Западом «овцы», которые используются для отвлечения войск от охраны границ на разгон демонстраций, чтобы полчища НАТО беспрепятственно напали на Беларусь, захватили ее, а затем напали на Россию. Адекватные политики признают, что подобный бред из уст президента страны — его ошибка. И что тайная инагурация — тоже ошибка, причем во всех смыслах показательная. Вообще Лукашенко стал совершать слишком много ошибок, начиная от еще совсем недавней антироссийской риторики и жесткого задержания российских якобы «диверсантов» до бесчеловечно жестких расправ с мирными митингующими. Не с провокаторами, а именно с мирными, за что ни один из силовиков наказания так и не понес. А главная ошибка — нежелание слушать народ. А на улицах народ, а вовсе не «овцы».

Ошибки, которые не признаются, а значит не исправляются, потом очень дорого обходятся. Министр иностранных дел в правительстве Наполеона Талейран, очень неглупый человек, говорил, что такая ошибка для государственного деятеля хуже преступления.

Можно, конечно, долго продолжать себя убеждать, что за Лукашенко проголосовали 80 процентов белорусов, это миллионы, а на митинги протеста выходят лишь максимум сотни тысяч. Тогда возникает вопрос, а где эти миллионы? Митинги в поддержку Лукашенко, старательно организованные, однако не идут ни в какое сравнение с шествиями против него. И эти митинги продолжаются, несмотря на то, что любому из их участников грозит реальный риск попасть под дубинки ОМОНа и жесткое задержание со всеми вытекающими последствиями, и эти задержания продолжаются.

Но люди выходят и, согласитесь, для этого надо иметь смелость и решимость. Возможно, они еще смутно представляют, чего хотят в будущем, но зато точно знают, чего не хотят — отсутствия возможности права выбора. Ну о каких честных выборах может идти речь в стране, где уже больше двух десятилетий не регистрируются никакие политические партии, где власть не реагирует на заявления о нарушениях на выборах, где нет реального общественного контроля за ходом выборов? Да, на протяжении какого-то времени общество терпело эту ситуацию, потому что власть обеспечивала относительно приличный жизненный уровень населения. И тогда холодильник как бы мирно сосуществовал с телевизором, которому многие все равно не верили. Но как оказалось, такой островок советского прошлого, материально поддерживающийся во многом за счет солидных дотаций из России, вечно существовать не может. У этой просоветской системы есть ограниченный «срок хранения», и когда-нибудь он обязательно заканчивается. И это стоит хорошо помнить всем, кто склонен ностальгировать по советскому прошлому. Оно уже тридцать лет, как прошлое и его не вернешь, несмотря на новые старые лозунги, что порой всплывают не только в сознании. Лукашенковской Беларуси помогала щедрая Россия, по-братски. России никто не поможет. И мы можем надеяться только на себя. И белорусский урок нам в помощь.

А в братской стране все же пришло время перемен. Сколько еще смотрящий назад «батька» будет сидеть в центре столицы, отгородившись рядами колючей проволоки в обнимку с автоматом, неизвестно. Но он уже не хозяин. Политики уходят, рано или поздно, а народы остаются. Тем более, если мы, русские и белорусы, по сути один народ.

Читайте также: «Молодость моя, Белоруссия…»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*