Президентская революция в государственном управлении

Президент России Владимир Путин внёс в Государственную Думу проект закона о Государственном совете. Этот документ смело можно назвать «революцией сверху» в государственном управлении. Из «клуба губернаторов» Госсовет становится новой площадкой для выработки главных решений, обязательных для всех, и усиливает свой статус «политического органа стратегического назначения».

Что такое Государственный совет в нынешней России, обычному человеку понять сложно, хотя Госсовет в новейшей политической истории функционирует уже 20 лет.

В царской России структура с таким названием имелась, чуть менее сотни лет исполняя законосовещательную, то есть, по сути, ничего не решающую функцию при абсолютном монархе. Изменилась ситуация лишь в 1906 году, когда после манифеста Николая II была учреждена Государственная Дума, ставшая, по сути, нижней палатой парламента, а Государственный совет, соответственно, -верхней.

Половина его членов избиралась, другая половина — назначалась царём, а сам Госсовет получил уже не законосовещательные, а законодательные функции.

Октябрьская революция 1917 года отправила обе палаты российского парламента в политическое небытие вместе с парламентаризмом как таковым.

Правда, недолгое время, под самый занавес существования Советского Союза, во второй половине 1991 года существовал Госсовет РСФСР под руководством Геннадия Бурбулиса, но запомниться гражданам ничем не успел.

Возобновлена деятельность Государственного совета Российской Федерации была в 2000 году. Согласно указу Владимира Путина, он вновь стал законосовещательным органом. Да законотворческие функции были ему вроде и без надобности: в стране уже был полноценный двухпалатный парламент.

Последние два десятилетия Госсовет занимался «содействием реализации полномочий главы государства по вопросам обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти». Формулировка эта практически ничего не говорит широкому кругу людей, в политическую и административную деятельность не вовлечённых.

А по сути этот орган можно было назвать «клубом губернаторов при президенте», где главы регионов могли пообщаться с главой государства о том, как те или иные федеральные новшества и программы приживаются на местной почве. Президиум Госсовета состоял из тех же губернаторов, которые в него по очереди входили, и никакого усиления политических или аппаратных позиций это не добавляло.

Когда в январе Владимир Путин анонсировал в числе конституционных поправок усиление роли Госсовета, то ряд политологов и аналитиков в один голос утверждали: дескать, президент хочет остаться у власти и после завершения срока, возглавив этот орган и сосредоточив в своих руках все рычаги управления государством.

Всегда восхищался людьми, которые точно знают, что именно хочет Путин в данный момент! Правда, такие политологи часто садятся в лужу, потому что озвучивают то, что сами бы на месте главы государства и сделали.

А Владимир Путин вскоре уточнил: Государственный совет будет возглавлять именно президент, то есть действующий глава государства, поэтому некоего «параллельного центра» под какого-либо, пусть и очень уважаемого, политика на горизонте не просматривается. Ничего подобного двоевластию, которое создал в Казахстане Назарбаев, уйдя с президентского поста, не будет.

Что же нового будет в работе «законосовещательного органа?» Неявно, но изменяется система власти, становясь более централизованной. То есть в России независимо друг от друга функционируют законодательная власть и исполнительная. Но на самом верху, там, где принимаются самые важные решения, они будут объединены под рукой президента.

То есть парламент страны должен принимать те законы, которые нужны с точки зрения реального управления, и станет более подконтрольным главе государства. Проект закона, кстати, содержит очень любопытную норму: к работе Госсовета могут привлекаться руководители парламентских фракций. По сути, обсуждение новых законов с оппозицией будет проходить под руководством президента и с его непосредственным участием.

В законопроекте также конкретизируется, что же такое Администрация президента. Уточняется её статус: глава АП становится фигурой, равновеликой председателю Совета Федерации и премьер-министру.

То есть заявлено публично, что эта структура в России — власть политическая и, соответственно, кадровая. По сути, новый Госсовет – это орган власти над всеми органами и ветвями государственной и муниципальной власти в России.

Как именно будет организована его работа, предположения строить пока рано. Но первые изменения уже видно: в борьбе с пандемией коронавируса основную роль на себя взяло не правительство, а рабочая группа Государственного совета. Инициатором такого решения стал лично президент Владимир Путин, решив, что эпидемиологическая ситуация в регионах, да и сами они в силу ряда причин, достаточно сильно отличаются друг от друга, и какого-то единого алгоритма, который всем губернаторам могут предложить профильные министерства, просто не нужно.

Зато теперь главы регионов не могут ссылаться на то, что «в Москве местную специфику не учли». Да и вряд ли теперь когда смогут.

Читайте также: «Это хороший вызов»: секретарь Тамбовского городского отделения «ЕР» Александр Орионов – о работе в новой Думе

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*