Нам срочно нужны нормальные герои

Авторская колонка "ТЖ"

На днях увидел новость, что победителями премии «Человек года 2020» стали тик-токер (это кто видеоблоги забавные записывает) Даня Милохин и рэпер Моргенштерн. К счастью, это лишь версия журнала GQ — госнаград им не вручили. Пока что. Но, боюсь, могут и вручить что-нибудь. Популярные же. У них же десятки миллионов просмотров на Ютубе. Формируют, так сказать, актуальную повестку, задают тренды для молодёжи.

Посмотрел я Моргенштерна. Минут 20. Не хочу впадать в морализаторство, но молодёжь от этого бы избавить. Потому как творчество его, мягко говоря… Нет, мягко не получается, а прямо назвать — Роскомнадзор не велит. Это я не о рэпе — там есть и глубокие смыслы у нормальных исполнителей, это я конкретно о творчестве «человека года». Пока Моргенштерн делает маникюр, рэпер Хаски ездит на Донбасс, а другой рэпер Рэм Дигга посвящает донецким ополченцам свой лучший хит. Даню Милохина и смотреть не захотел. Не знаю, кто он, может, и блог у него прекрасный, но после Моргенштерна — извините. Не хочется.

Можно возразить — чего ты переживаешь, мало ли что журнал GQ в «человеков года» запишет. Пресса у нас, как известно, свободная, пусть и выбирают. Можно и второе возражение подобрать: журнал GQ — это известно что. Через Conde Nast он является частью корпорации Advance Publications. Соответственно — инструмент пропаганды. Как и New Yorker, и Vanity Fair. Это такая аккуратная пропаганда, не в лоб. Это про смыслы. Что модно, что важно, с кем и как и где быть. А модно быть геем, поддерживать BLM и LGBT, радикальный феминизм и борьбу за демократию во всём мире. Кто содержит, тот и темник засылает. Но проблема-то глубже.

Бог с ними, с пропагандистами. Беда на самом деле в другом. Других-то героев где взять? Где в наших официальных и официозных федеральных СМИ те, кто боролись с лесными пожарами в Сибири, где врачи, которые борются сейчас с ковидом, где, в конце концов, наши спецназовцы из Сирии, которые гоняют там по пустыне застрявших в средневековье религиозных фанатиков? У GQ человек года — Моргенштерн, у федеральных телеканалов — Дзюба с его совершенно нефутбольным видео. Вы серьёзно, господа?

Есть у наших властей предержащих, которые за информационной повесткой приглядывают, такая черта: не нужно нам всяких там героев. Герои все в Великую Отечественную были. А во Вьетнаме, в Анголе, в Афганистане, в Чечне, в Ливии с Сирией — там вот не надо. Ну просто. Не будем это развивать. И акцентировать. Видимо, дабы не возгордились участники боевых действий.

Тоже, кстати, из этой серии перевирания смыслов — назвали войну боевыми действиями, а ещё лучше — вооруженным конфликтом, и всё спокойно. Не война же. Подумаешь там — вооружённый конфликт, в ходе которого идут боевые действия. И вроде как погибших тоже нет, есть потери сторон. А уж какие там потери — ранеными ли, убитыми — тоже можно не конкретизировать. Зачем нагнетать? Лучше вон про Дзюбу поговорим, да видео его знаменитое посмотрим.

А что у других? Читаем: «Эрдоган заявил, что число погибших с турецкой стороны в сирийском Идлибе возросло до восьми». Президент Турции лично сообщает о своих погибших. Турки, как правило, публикуют на сайте своего Минобороны имена и фотографии. В принципе, это практикуют многие страны, уважающие свою армию и своих павших. Только, к сожалению, не у нас. И у меня нет разумного объяснения, почему о погибших в Сирии медсестрах мы узнаем случайно из биробиджанской районной прессы, об убитых военных — из соболезнований во ВКонтакте, о павших офицерах ЦСН ФСБ — из телеграм-каналов и так далее.

В сравнении со временами, когда СССР вёл войну в Афганистане, мир изменился радикально. Сегодня таить что-то в век соцсетей, когда в каждой зажигалке есть фотоаппарат, практически невозможно. Фотографии погибших героев, выставленные в родном подразделении, утекут в Телеграм. И люди все равно узнают об их последнем бое. Хотя эти фотографии с биографической справкой, а то и теплыми словами сослуживцев, должны висеть в разделе «Наши герои» на сайтах профильных ведомств, в которых служили погибшие. Чтобы любой школьник мог зайти и составить доклад для урока мужества, опираясь на истории реальных героев из его настоящего». Да и в школах должны висеть, где те погибшие учились. И не только погибшие — живых героев, что ли, мало?

В стародавние времена Российская Империя не стыдилась, что её добровольцы воюют на Балканах или в Трансваале. И списки в газетах публиковали, и портреты. И сейчас не надо велосипед изобретать. Американские военные все это уже проходили. Секретили своих погибших спецназовцев, не признавали существование ЧВК Blackwater. Однако вскоре они пришли к выводу, что это бессмысленно. Потому что в век интернета тотальное засекречивание попросту не работает.

И тогда они решили, совершенно разумно, кстати, что раз нельзя пресечь, то надо возглавить. И теперь в США снимают фильмы вроде «13 часов. Тайные солдаты Бенгази», воспевающие подвиг бойцов ЧВК в Ливии, или «Уцелевший» и «12 strong». Даже не стесняются провальных миссий, в которых солдаты погибли, потому что их парни — всё равно герои. А у нас что? Да ничего. Допустил какой-нибудь генерал гибель бойцов — ну бывает. Не будем об этом, чтобы уважаемого человека лишний раз не огорчать.

То есть, американцы создают для себя новых героев. Героев войны с террором. Это крайне умная, и правильная стратегия. Потому что она объясняет американскому народу, что «их парни» делают в Афганистане и Ближнем Востоке. А именно — борются с террористами. С радикальным исламизмом, приверженцы которого любят отрезать головы приверженцам умеренного дарвинизма. Для нашего нынешнего, российского молодого поколения уже нет разницы, была война с Наполеоном или Гитлером. Все одинаково далеко.

Нашим школьникам нужны новые герои. И откуда же они простите, возьмутся, если мы про них ничего не рассказываем? Что мешает в школах вешать портреты героев сирийской операции и рядом портреты героев туркестанских походов Скобелева? Портреты героев первой и второй мировых и рядом портеры офицеров-героев Беслана? Ведь история, что Российской Империи, что СССР, что новой нашей России едина и равноценна, так? Почему же у нас господствует эта установка идеологического отдела ЦК КПСС о том, что «в Афганистане нет войны, и налаживается мирная жизнь?»

Да, я понимаю, что, допустим, некие погибшие спецназовцы были сильно засекречены, и их нельзя называть, дабы не разгласить детали службы и операции. Но ведь можно прямо и честно сказать: да, погибли наши товарищи, на переднем крае борьбы с террористической мразью, погибли геройски, мы не можем назвать их имена, но мы хотим, что вы знали — ваш мирный сон имеет цену. Он оплачен кровью наших российских военнослужащих, и знайте. то у нас, у вас, у нашей Родины, есть герои. Придет время — мы все про них расскажем. Да и не только на войне, в конце концов, люди героизм проявляют. Надо говорить о них, а не о Дзюбе с Моргенштерном. На мой дилетантский взгляд, так будет правильно.

Читайте также: Сила государства в доверии граждан

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*