В чем сила, брат? или Эффект розовых очков

Авторская колонка "ТЖ"

Так уж устроена жизнь, что время от времени в ней происходят события, заставляющие принципиально оглянуться вокруг и реально оценить положение. Чтобы его изменить.

Таким событием, внешне эпизодическим, а по сути очень знаковым, стал недавний инцидент в Японском море, когда эсминец ВМС США «Джон Маккейн» нагло вторгся в воды залива Петра Великого близ Владивостока. И хотя формально территориальных вод России, простирающихся согласно соглашению по морскому праву на 12 миль от берега, непрошеный гость не нарушал, но в заливе Петра Великого, вдающимся в нашу территорию, иностранному боевому кораблю точно делать нечего.

О наглости американского морского пирата говорилось в наших СМИ немало, как и о решительности наших моряков, угрозой тарана заставивших «Джона Маккейна» убраться восвояси. Но это лишь внешняя сторона проблемы. А проблема есть.

Провокации подобного рода американцы устраивать любят, это не секрет. Что же касается эсминца «Джон Маккейн», то он уже до этого инцидента успел «нарисоваться», когда пытаясь продемонстрировать преимущество в скорости, на обгоне опасно пересек курс нашего боевого корабля. Такое вот морское хулиганство.

Однако вторжение в залив Петра Великого — это не просто хулиганство. Цель таких акций очевидна — демонстрация силы и одновременно желание проверить, какую силу сможет противопоставить оппонент. Все очень цинично и прагматично.

А теперь вопрос: и что же мы смогли противопоставить? А это важно, потому что это тоже демонстрация силы, влияющая на международный престиж страны. На перехват незваного гостя был направлен большой противолодочный корабль «Адмирал Виноградов». А теперь давайте сравним и престижность, и прагматику положения.

«Джон Маккейн»

По водоизмещению, величине и даже скорости хода оба корабля в принципе сопоставимы. Но на этом сходство и заканчивается. Эсминец «Джон Маккейн» (тип «Эрли Берк») имеет на вооружении полсотни, а в ударном варианте 75 крылатых ракет «Томагавк» дальностью более 2500 километров, а также противоракетную систему «Иджис» с ракетами «Стандарт», способными уничтожать цели далеко за пределами стратосферы. Это не считая универсальных артустановок, противокорабельных ракет «Гарпун» и противолодочных средств. Эсминцы этого типа активно строились в 2000-е годы и сейчас в составе ВМС США их более 60 боевых единиц. Они выполняют индивидуальные задачи, входят в состав авианосных ударных групп, но их главное стратегическое предназначение — нанесение ударов по территории противника и противоракетная оборона своей территории.

Теперь наш «Адмирал Виноградов» (информация по открытым источникам, что кстати прекрасно видно на снимках корабля любому человеку, слегка интересующемуся морскими вооружениями). Корабль спущен на воду в 1987 году и несет две 100-миллиметровые артустановки, зенитно-ракетный комплекс, две установки ПЛУР для запуска в общей сложности восьми противолодочных управляемых ракето-торпед, два реактивных противолодочных бомбомета, два противолодочных вертолета Ка-27, появившихся на вооружении флота еще в начале 70-х годов. Как видим, ударного вооружения на корабле нет. Так что противопоставить «Джону Маккейну» можно было как раз таран или, как говорят моряки, «навал». Как известно, еще в 1986 году во время подобного инцидента в Черном море наш сторожевик навалился носом на корму американского ракетного крейсера «Йорктаун» и серьезно повредил ему вертолетную площадку — будет знать, как шляться в наших водах!

Ну а если серьезно, то нынешний случай на Дальнем Востоке вызывает резонный вопрос: а что мы реально можем противопоставить, чтобы охладить горячие головы потенциальных противников? Кто-то возразит, что не корректно сравнивать возможности нового эсминца и далеко не нового чисто противолодочного корабля. А есть ли у нас новые эсминцы? Увы, нет. К сожалению, этих кораблей, как класса, сейчас в нашем флоте практически не существует.

«Адмирал Виноградов»

Наверное, можно было вывести флагман Тихоокеанского флота солидный по размерам ракетный крейсер «Варяг». Но это корабль почти 40-летней давности, а дальность полета его шестнадцати ракет в разы уступает «Томагавкам». А сравнимые с ними наши новые ракеты «Калибр» на крейсера проекта «Атлант», к которым относится «Варяг», увы, поставить проблематично, а скорее всего невозможно, так как конструкция корабля должна быть другая, а его родные пусковые установки для «Калибров» вертикального старта не подходят. Легче построить новый корабль.

Конечно, новые корабли у нас строятся. Но если отложить в сторону розовые очки, сквозь которые обычно наблюдают парады в День Военно-морского флота репортеры федеральных телеканалов, то легко увидеть, что крупных кораблей океанской зоны, за исключением считанных единиц, сохранившихся с советских времен, там не видно. Радует, что за последние два года в строй введены два новых фрегата «Адмирал Горшков» и «Адмирал Касатонов». Это самые большие боевые корабли, построенные за последние четверть века на наших верфях, но они почти вдвое меньше того же БПК «Адмирал Виноградов». А размер имеет значение, потому что от этого зависит и дальность, и автономность плавания, и вооружение. Тем более, что количество фрегатов во флотах сильных держав обычно идет на десятки и даже сотни.

Наверное, не зря говорят, что флот — своеобразный барометр экономики. Флот всегда был воплощением самых передовых достижений науки и техники. Но это воплощение очень дорогого стоит. Иметь сильный флот может позволить только сильная экономика, в которую все упирается. И которую мы обязательно построим, но только отбросив подальше все розовые очки, каким бы радужным сквозь них не казался окружающий мир.

Читайте также: Нам срочно нужны нормальные герои

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Один комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*