«Наш» выбор для «Евровидения» — пародия на «русскую женщину»?

Похоже, на этот раз попсово-официозный федеральный телеканал, ответственный за представление России на «Евровидении-2021», сделал всё, чтобы представить родную нашу страну в самом нелепом, несуразном и маргинальном свете.

«Евровидение» — это, конечно, довольно весёлое мероприятие, но вряд ли это повод, чтобы вся Европа и её окрестности хором посмеялись над нашей страной. А речь в данном случае идёт всё же о стране, хотите того или нет. Потому что представлять Россию будет песня под громким названием «Russian Woman», что в переводе означает «Русская женщина».

В данном случае «русская женщина» в интерпретации таджикской певицы Манижи предстала разухабистой тёткой в аляповатом расписном балахоне «а-ля рюс», зычно читающей частушки в стиле рэп. Правда, пародия на «русскую женщину» получилась слишком банальной и с такой длинной бородой, что вряд ли может прокатить даже в самой глухой западноевропейской провинции, не говоря уже о конкурсе «Евровидение».

При этом стоит напомнить, что вообще-то «Евровидение» — это конкурс песни. И чтобы запомниться десяткам миллионов зрителей, что смотрят это популярное весеннее шоу, что бы про него ни говорили скептики, песня должна претендовать на хит.

А для этого нужно хотя бы одно из двух важных составляющих — броская цепляющая мелодия и эффектный заводящий гитарный рифф (ритмическая фигура, создающая стержень композиции, применяемая в основном в рок-музыке – Прим. автора).

Впрочем, на «Евровидении» нет стилистических ограничений, и рок-группы там тоже участвовали. Другое дело, что среди рокеров этот конкурс не котируется, но это уже другое дело.

Претензия на хит, исполненная Манижей, оказалась в полной гармонии с внешним антуражем конкурсного номера — о запоминающейся мелодии можно было сразу забыть, потому что на неё здесь нет и намёка. Ну а вызовет ли всеевропейскую симпатию лубочная экзотика образа в духе 50-х годов прошлого века, мы узнаем уже в мае прямиком из Роттердама, где пройдёт «Евровидение», вопреки всем пандемиям.

Впрочем, пожалуй, меньше всего виновата в сложившейся ситуации сама Манижа. Эта певица у нас не очень известная, но имеющая своеобразный, жутко любопытный репертуар и даже опыт совместных выступлений с самой Ланой дель Рэй, которой она ни в чём не уступила.

Кто заставил её выйти на конкурс с номером «Russian Women», можно только догадываться. И проблема здесь в одном — в местечковом кулуарном выборе наших участников на «Евровидение», где всё решает некая кучка «выбирателей». И не надо строить иллюзий по поводу так называемого «всенародного голосования», проведённого федеральным телеканалам, где зрителям представили выбор без выбора среди всего трёх претендентов. Ни у кого из троих хитового номера даже близко не было. Но я ни за что не поверю, что в нашей огромной стране ничего лучше просто не нашлось.

Как и не поверю, что заочно покорившие в прошлом году миллионы сердец «Little Big» добровольно отказались от участия в конкурсе в нынешнем году, объясняя это желанием «дать дорогу молодым». Это даже не смешно.

Конечно, не стоит переоценивать значение победы на «Евровидении». Конечно, объективным голосование там не назовёшь, и не случайно представители стран, являющихся законодателями стилей и моды в современной музыке, как правило, там первых мест почти никогда не занимают.

И, как правило, победители «Евровидения» мировыми звёздами не становятся. А исключения лишь подтверждают это правило — те же «АВВА» или Селин Дион, безусловно, стали бы звёздами и без всякой победы на «Евровидении», потому что такие таланты просто имеют коммерческую востребованность, которую ни один умный продюсер не упустит.

Но «Евровидение» — это праздник в виде грандиозного телешоу со спортивной интригой. И здесь важно не просто участие и занятое место, а в первую очередь представление своей страны, хотите вы того или нет. Это выступление под национальным флагом. Оно может быть эффектным и не очень, прикольным и даже откровенно фриковым, но оно не должно быть провальным и дискредитирующим страну. Просто права такого не имеет. Это негласный закон, но он есть.

Ответственные за выбор национального кандидата на конкурс могут ошибаться. Но лучшее лекарство от ошибок — это сама возможность реального выбора в виде публичного телеконкурса для страны, где никогда не было дефицита талантов.

Читайте также: Тамбовские балалаечники выступили на самых престижных фестивалях России

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*