Крым и Россия: точка возврата

В 2014 году окончательно рухнул карточный домик украинской независимости, подпираемый с двух сторон Россией и Европой. Но Европа в тот раз надавила сильнее, раздался треск — и лёд тронулся. По карте некогда единой страны пробежали трещины, и регионы начали отплывать друг от друга. На одних льдинах скакали с портретами Бандеры, на других в ужасе смотрели на скачущих и старались оттолкнуться от киевских «свидомых» посильнее, чтобы те не дотянулись. На всех парах от «Цэ Европы» устремился и непотопляемый черноморский авианосец Крым. И вовсе не потому, что штурман так проложил курс. Просто упала пелена с глаз. Просто кончилась 23-летняя иллюзия, что «Украина – да это же почти Россия». Гарный хлопец с оселедцем испачкал свою вышиванку кровью с державного трезубца, и команда потребовала сменить порт приписки.

В феврале того страшного для Украины года ещё ничего не было решено. Еще горели покрышки, Янукович ещё пытался договориться с сотниками Майдана и оппозиционерами, ещё стоял Беркут. Однако ясно было, что чтобы там не произошло, лучше уже не будет. Было ясно, что русские крымчане Владимир, Николай или Анна неизбежно станут Володымыром, Мыколой и Ганной, а отставной моряк из поволжских немцев по имени Август будет по паспорту гордо именоваться Серпень. Нет же месяца августа на Украине, вот и имени такого не будет. Висело в воздухе ощущение, что Севастополь перестанет быть городом русских моряков, а станет якорной стоянкой американского флота. И стало понятно, что ни Янукович, буде останется он и дальше исполнять свою должность, ни любой другой этому не помешают. Не будет в русском городе ни русского языка, ни Черноморского флота.

Время проходит, и стирается острота проблем, некогда волновавших общество. Но о тех днях, когда полуострову стало ясно, что с Украиной окончательно больше не по пути, напоминают сообщения с крымских интернет-форумов. В тех словах — страх потерять самих себя, потерять Россию, с которой был Крым все эти годы не юридически, но ментально. Жители республики сплотились тогда не по указу растерянного начальства, а сами. Они, живя долгие годы в составе «незалежной», наблюдали за ростом национализма, готовились к страшному сценарию, но всё же не хотели верить. А потом увидели, что такое на самом деле революция с предельно близкой дистанции. И вспомнить это сейчас, безусловно, стоит.

Ещё до появления «вежливых людей» крымчане стали собираться в отряды самообороны, чтобы до республики не докатился Майдан. Стали собирать «тревожные чемоданчики», делать запасы. Пригодились и продукты, и одежда. Пользователь milana вспоминала те дни в феврале. Цитирую с сохранением авторского стиля. «Страх?! Был… Было очень страшно. Честно. Больше всего боялась за дочь. Боялась отправлять и ждать её из школы. Помню, даже школы на какое-то время закрывали. Каждая свободная минута и ночи напролёт в поисках информации. Бывшая свекровь из Белгородской области звонила чуть ли не каждый день, узнавала, как мы тут, предлагала приехать. Мы остались дома. Пусть, возможно, звучит с бахвальством, но я считаю себя патриотом и Родину свою не смогла бы бросить. Ребёнка, возможно, пришлось бы отправить в Россию, но я не сдвинулась бы с места».

Да и как не бояться? Опьянённые пролитой кровью и вседозволенностью, после бегства Януковича «вышиванки» стали формировать дружины для того, чтобы крымчан «вразумить».

«Как украинский националист скажу так: какие бы то ни было, попытки разорвать территориальную целостность Украины будут жёстко наказаны. Если власть на это не способна, мы как в 91-м сформируем поезд дружбы, поедем в Крым, и вот тогда вот эта публика, подобная этой, как крысы бежали, когда колонна УНСО входила в Севастополь. Я пугаю тех людей, которые призывают к уничтожению моей державы и её территориальной целостности. «Правый сектор» не позволит этого делать. Соборность является одной из наших главных ценностей», – однозначно заявил тогда активист «Правого сектора» Игорь Мосийчук.

Методы, которые применяли правосеки в отношении всех, с ними не согласных, впечатляли. Есть что вспомнить тем жителям Крыма, кто ездил в Киев поддерживать «Стоп-Майдан». Когда восемь автобусов с крымчанами возвращались домой, под Корсунем, что в Черкасской области, автоколонна попала в засаду, устроенную вооружёнными подонками из «Правого сектора». Захваченные автобусы жгли, над их пассажирами жестоко издевались, избивали и унижали. Несколько человек было убито. Соборность националисты продемонстрировали.

Свидетельница этой расправы Оксана вспоминает:

«Нас начали бить. Мальчишек, девчонок — им было плевать. Потом увели мужчин, вернулись они уже полуголые, раздетые. Ставили на разбитые стекла автобуса и заставляли петь гимн Украины, кричать «Героям слава». Забрали телефоны, паспорта, избивали и увозили. Нас оставили в автобусе на девять часов, и только потом отпустили. Когда нас отпустили, сказали передать, что они скоро приедут в Крым, и будет намного хуже, чем в Киеве».

Полная видеозапись этого события доступна в интернете любому желающему. 18 минут можно наблюдать за этим ужасом, если хватит сил. У меня, например, не хватило. Зато хватило сил прочесть письмо, написанное дрожащим почерком старого человека, которое обнародовал активист крымской самообороны в те февральские дни. Публикую без купюр.

«Дорогой друг, товарищ и защитник! К тебе обращаюсь я, коренной житель Севастополя. Мне далеко за 70 лет, я родился, вырос и состарился в моём Севастополе, здесь и умру. Но умереть хочу в свободном, светлом и свободном Севастополе, который 24 года загаживают вонючие крысы-бандеровцы в свой оранжево-коричневый цвет. Они наступают нам на горло, не давая говорить на родном, русском языке. Они вытравливают у наших детей, внуков всю нашу непростую историю, рисуя её как сплошной мрак, угнетение и иго. Эти твари в вышиванках, выкормыши бандеровской сволочи, наконец добравшись до власти, решили физически уничтожить всех «неукраинцев». Многие из нас рассчитывали на Януковича и его слова про то, что будет абсолютное сближение с Россией, что мы опять станем родными, но ничего сделано не было — мало того, он усиленно прогибался перед западенцами и Европою по принципу, что мы «свои» и никуда не денемся, тем самым потерял нас, а там, кроме врагов, ничего не нашёл. И вот что из этого получилось?! Народ восстал, и он прогорел. Теперь зависит все от вас, родные наши защитники!

Я хорошо помню 1944 год, когда в Севастополь возвратилась эскадра. Я с мамой стоял на Приморском бульваре, слышал громкое УРА, ликование и слёзы оставшихся в живых жителей, бойцов, братишек из морской пехоты, меня хватали эти железные руки, подкидывали, целовали, а я не мог понять, почему взрослые люди плачут! Теперь сам переживаю эти чувства, глядя на российский стяг, глядя, как с городского флагштока была сорвана эта сине-желтая тряпка, и я заплакал от счастья: я ждал этого 24 года и дождался! Господи, помоги вам, нашим защитникам, мы за вас молимся, на вас уповаем и надеемся. Пусть эти неказистые вещи согреют ваше тело, а душу пусть согреет наша Любовь! Отстаивайте Севастополь!»

И отстояли. iriska11 написала:

«Я не могла поверить, что всё это происходит, это была такая несбыточная мечта. Было чувство, что нас спасают, вытягивают из этого болота под названием «Украина». Помню, боялась, что могут быть какие-нибудь провокации, но город был настолько сплочённый, что даже если б кто-то сунулся сюда, люди просто порвали бы. Переживала, когда референдум назначили на май, столько ещё ждать, можем просто не успеть. Помню очередь за российскими флагами, огромную, а хохлы тогда говорили, что это люди к банкомату стоят, они так ничего и не поняли. Потом ещё был момент — ехали по трассе Симферополь — Феодосия, а за нами ехали БТРы, много, у меня аж дух захватывало! Потом был референдум и речь Путина, я тогда его слушала и плакала от радости. Свершилось!»

Да, крымчанам помогли. Те самые «вежливые люди», учиться у которых желает, например, Британия. Англичане, изучая те крымские события, уверены: если их войска будут так же фотографироваться с детьми в Ираке или с котиками в Афганистане, то местные к ним отнесутся столь же воодушевлённо. Но дело не в Твиттере и не в улыбках. Просто русские обнимались с русскими. Просто Крым вернулся. Вернулся к России, которая некогда не удержала его, озабоченная своим выживанием. Вернулся, чтобы остаться с ней. Точка возврата была пройдена. И сегодня нас навсегда соединяет не только Крымский мост, но и события той, по-настоящему Русской, весны.

Читайте также: Губернатор Александр Никитин поздравил тамбовчан с седьмой годовщиной Крымской весны

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*