Путин не подвёл. 21 год во главе России

26 марта 2000 года в нашей стране прошли выборы президента, на которых Владимир Путин победил в первом туре с результатом в 51,95% голосов избирателей. Тогда чуть больше половины россиян высказались в поддержку исполняющего обязанности главы государства, а на прошлых его поддержка выросла ещё на четверть — до 76,69% голосов. Такой результат могут не вполне осознавать те, кто в 2018-м голосовал впервые, но пришедшие на избирательные участки ещё тогда, 21 год назад, причины такого роста понимают. И дело тут не в стабильности и консерватизме — просто мы помним, что представляла тогда Россия и как она выглядит сейчас. И — благодаря кому.

В тот мартовский день последнего года двадцатого века (да, им был именно двухтысячный, вопреки распространённому мнению), по дороге на избирательный участок большинство людей понимали: Путин хотя и менее известен, чем его основные соперники Зюганов и Жириновский, но это ему только в плюс. Идти вперёд с повернутой в прошлое головой вслед за КПРФ в большинстве своём никто не хотел, либеральные демократы тоже большого доверия не вызывали. А пришедший на смену Борису Ельцину Владимир Путин смотрелся весьма достойно не только на фоне предшественника (на его фоне к тому времени достойно смотрелся бы любой относительно здоровый человек), но и в сравнении с основными конкурентами. И причин тому было много.

Россия за 21 год прошла совершенно потрясающий путь. Трудный, как и всякое восхождение, но великий. Сейчас уже сложно в это поверить, но главными противниками нашей страны были тогда чеченские боевики Шамиль Басаев и Салман Радуев, которые, прикрываясь заложниками, диктовали свою волю президенту Ельцину и премьеру Черномырдину. Определяли тогда внутреннюю и внешнюю политику в кабинетах не чиновников, а олигархов — Березовского, Ходорковского, Гусинского, Смоленского… Теракты происходили не поблизости от российских блокпостов в Сирии, а прямо на наших улицах, в домах, школах и концертных залах. Бюджетники в августе ждали зарплату за март, выживая с помощью того, что вырастили на участках, а бандиты устраивали свои разборки со стрельбой где угодно, оптом и в розницу скупая милиционеров и прокурорских. Сейчас это воспринимается как дурной сон — но всё это было, и развеялось, как морок.

Конец девяностых — время тотального и безраздельного господства Соединённых Штатов. Ещё актуален вопрос “Who is mister Putin?”, но уже в первые месяцы никому в мире не известный молодой президент России утверждает «Концепцию внешней политики Российской Федерации». Начинается она со слов: «Главные усилия должны быть направлены на достижение следующих основных целей: обеспечение надежной безопасности страны, сохранение и укрепление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, которые в наибольшей мере отвечают интересам Российской Федерации как великой державы, как одного из влиятельных центров современного мира».

Во времена президентства Бориса Ельцина понятия «Великая держава» и «Влиятельный центр современного мира» звучали в адрес исключительно США. Россия была бедной, слабой и провинциальной страной, ещё не отошедшей от своей страшной геополитической катастрофы, расколотой, терзаемой сепаратизмом и олигархией. Однако Путин сказал – Путин сделал. Этот принцип вообще лежит в основе всей работы российского лидера. Главы западных стран, особенно нынешние, никак не могут понять, почему уже третье десятилетие российский президент находится на вершине власти. А ответ прост: невозможное — не обещает, возможное — делает. И имеет мудрость отличать одно от другого.

Критики возражают: а как же социальные проблемы, имущественное расслоение, плохие дороги и больницы? В Финляндии улицы — картинка, в Германии на пособие по безработице — живи да радуйся, а в нашем посёлке лужа напротив райсовета пятый год не высыхает. Значит всё зря, не туда идём, а надо сосредоточиться на строительстве красивых общественных туалетов в условной Сосновке. А то, что не самая богатая страна достигла такого могущества на международной арене — это уже дело десятое: в моём палисаднике как лежали пустые фунфырики, так и лежат, значит, Путин виноват, кто же ещё.

Однако международное влияние – это, по сути, скелет государственного организма. Есть он – мышцы нарастут. Что же важнее: победа в Сирии или новый туалет в райцентре? Житель райцентра, разумеется, выберет второе. Ему станет лучше, да. Но победа в Сирии распределена сразу на всю страну. Россия прирастает безопасностью, суверенитетом, боевым опытом современной армии, репутацией у союзников. Да, можно построить «государство-картинку», но без реального суверенитета оно всего лишь фантом, который разделит судьбу, например, Дании перед Гитлером. И, ворча на неустроенность, мы в общем это понимаем, потому и уровень поддержки Владимира Путина в стране высок, как и прежде.

В 2019, доковидном, году американский «Блумберг» отдал России второе место среди самых влиятельных стран мира. Не Китаю, не Японии, не Великобритании, Германии и так далее, а России. В день президентских выборов двухтысячного подобное казалось даже не фантастикой, а бредом. Однако надежды на это были, и связаны они были с одним человеком — Владимиром Путиным. И он не подвёл.

Читайте также: Крым и Россия: точка возврата

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*