Вакцинация от COVID-19: мнения экспертов «ТЖ»

Андрей Хворостов, специальный корреспондент:

Как только в Сети и по телевизору прозвучали слова «Спутник V», на нас обрушилась лавина аргументов, почему нельзя прививаться. Ни в коем случае! Ни под каким видом! Порой даже складывалось впечатление, что это кампания то ли политического, то ли коммерческого «чёрного пиара», то ли политика вперемешку с коммерцией.

В этом его отличие от того, что наблюдалось в России на заре антипрививочного движения. А ему знаете сколько лет! Не поверите: 252 года! Возникло оно сразу же после того, как Екатерина Вторая сделала себе и своему сыну, будущему императору Павлу, не проверенную в России и не прошедшую клинических испытаний прививку от чёрной оспы.

Побочка была ещё та! Как писал в своей книге «Нынешний способ прививать оспу…» (вышла в Санкт-Петербурге в 1770 году) английский врач Томас Димсдейл, у императрицы начались озноб и жар, набухли подчелюстные железы (надо думать, лимфатические узлы), появились отдельные оспины, которые темнели и лопались. Их она лечила соком чёрной смородины. У Екатерины болела голова, она неделю практически не могла есть.

Пытка продолжалась неделю, после чего Екатерина выздоровела, о чем было рассказано народу.

Как вы думаете, люди побежали прививаться? Конечно, нет! Пример царицы и царевича мало кого убедил. Даже привитый крестьянский мальчик, после выздоровления получивший статус дворянина, не мог увлечь людей своим примером. Не подействовали и пропагандистские лубочные картинки с такими стишками:

Ах вы девушки-подружки
Поглядите-ка на чушку,
На рябовата Филатку!
Ека рожа та дурная!
Ека харя та рябая!
Щоки бледныя ребыя!
Тараканы знать кусали
И глаза ево касыя
Знать-то куры изклевали.

Власти пришлось действовать насильно. Екатерина не жалела о том, что сделала прививку. Ведь её муж (впоследствии убитый, скорее всего, по её приказу) переболел на её глазах чёрной оспой. Лицо его изуродовали рытвины. Симпатичная женщина не хотела себе такой же судьбы, вот и решилась.

Её сын Павел, которого она насильно привила, через тридцать два года был убит во время дворцового переворота. Нынешние антипрививочники обязательно сказали бы, что это были отложенные последствия вакцинации.

Нет, я не говорю, что осложнений после вакцинации быть не может. После второй прививки у меня на животе и ногах целый день держалась крапивница. Я не бог весть какой аллергик, и вполне могу себе представить, что страдающие от сильных аллергических реакций люди могут мучиться очень сильно и долго. Теоретически возможна даже смерть от анафилактического шока, однако я таких достоверных случаев в Тамбове не знаю (разговоры на автобусных остановках и в пивняках выношу за скобки). А вот знакомых и знакомых знакомых, которые скончались от осложнений самого ковида, насчитал уже полтора десятка. И осложнения эти были вовсе не отложенными на много месяцев, когда уже непонятно, связано воспаление лёгких с вирусом или нет. Там всё было предельно ясно и врачам, и окружающим…

Чему нас учит пример Екатерины Второй? Тому, что нам (как в своё время ей) очень часто приходится выбирать между плохим и очень плохим. Или даже между плохим и ужасным.

Ковид, как мы сейчас знаем, болезнь крайне неприятная, к тому же, мало подверженная сезонному фактору. На дворе лето и которая уже по счёту его волна. С гриппом такого на моей памяти не было: там волны приурочены к осени и весне, последствия не такие долгоиграющие и мерзопакостные, да и смертность от осложнений поменьше (как минимум, раза в два).

Кстати, от гриппа я тоже прививался не раз, обычно перед поездками за границу. Не хотелось мне, например, в 2009 году, в разгар эпидемии свиного H1N1 (пожалуй, не менее смертоносного, чем ковид) попасть на две недели в карантин далеко от России. Ну, совсем не хотелось!

И потом, в 2012 году, я тоже привился перед Камбоджей. И не только от гриппа, но ещё от менингита и брюшного тифа, гепатитов А и Б, ещё от чего-то (уже забыл). Может, и есть какие-то отложенные последствия вакцинации (кто их разберет), но, по крайней мере, перечисленной гадостью я тогда не заболел.

Так что выбирать приходится неизбежно. Учимся у Екатерины.

Виталий Полозов, специальный корреспондент:

Похоже, вечный шекспировский вопрос «быть или не быть?» в наше время приобрел вполне конкретное содержание «делать прививку или нет?». Жить хотят все, но для одних почему то прививка становится условием жизни, а для других таким условием оказывается ее отсутствие. Как ни странно, хотя ничего странного здесь нет, если включить логику.

Странная вещь — наша страна первой в мире зарегистрировала у себя свою вакцину «Спутник V», но по темпам и охвату вакцинации мы плетемся почти в хвосте списка более-менее развитых стран. Маститые политологи с легкой руки списывают все на некий «русский менталитет», что вообще противится прививкам. Но такое объяснение слишком примитивно и лишь призвано снять любую ответственность с представителей федеральной власти за сложившуюся ситуацию.

А если отбросить отговорки про менталитет, то ситуация вполне логичная. Во-первых, люди действительно прививок опасаются, но почему? Конечно, есть люди, верящие в конспирологический бред, о том что вообще никакой пандемии нет, а руководители стран тайно договорились между собой. Или в то, что с вакциной каждому вколят некий хитрый микрочип для тотального контроля. Не случайно все это президент Владимир Путин на Прямой линии прямо назвал полной чушью.

Но есть другие вопросы, которые требуют разъяснения, и на которые ответов пока не слышно. Например, люди опасаются, что ревакцинация, проводимая каждые полгода, может просто свести на нет естественный иммунитет, заменяя его искусственным, и организм уже не сможет функционировать без регулярных прививок от COVID-19. И это совсем нельзя сравнивать с прививками, что нам всем делали в детстве один раз и навсегда.

Надо признать, что у людей есть чувство недоверия. Откуда оно? Но посмотрите, ведь еще совсем недавно пропагандисты с федеральных телеканалов хором утверждали, что мы справились успешнее всех с пандемией в отличие от «загнигвающего Запада». Иронизировали над странами Европы, где вводился локдаун и комендантский час. А что у нас? Как ни странно, но в то время, когда количество новых случаев заржения быстро растет, как ни в чем не бывало проводятся массовые мероприятия, широко показываемые по телевидению, от праздника на стадионе в Москве в честь присоединения Крыма до шоу «Алые паруса» в Питере с участием десятков тысяч человек.

Проходят фестивали, выставки, в том числе всероссийские, как например, открывшаяся в минувшие выходные грандиозная промышленная экспозиция «Инопром» в Екатеринбурге, где, кстати, сейчас вакцины как раз не хватает и вакцинации обьявляли перерыв. А ведь положение сейчас гораздо тяжелее, чем это было в прошлом году, когда такие мероприятия были однозначно отменены. Где логика?

Теперь, во-вторых. А каковы наши чисто производственные возможности в плане вакцинации? Президент считает, что вакцинация — дело добровольное. Однако, по решению местных санитарных врачей регионов, она становится обязательной для «отдельных категорий граждан». И если внимательно просмотреть списки этих категорпий, то под них попадают практически все работающие граждане. В результате возникают очереди на вакцинацию, пока двух или трехнедельные. А в некоторых регионах даже обьявляются перерывы в вакцинации в связи с временным отсутствием вакцины, как например по сообщениям информационных агентств в Хабаровске и Екатеринбурге.

Опять же, из четырех вакцин, зарегистрированных в России, гражданин имеет право выбрать любую, по своему желанию. Но желающие, например, привиться препаратом Новосибирского центра «Вектор», вынуждены ждать по полгода, когда он поступит в регион, и это в лучшем случае. И здесь мы упираемся опять в проблему экономики страны, когда производственные мощности в условиях массового спроса оказываются не в силах полностью удовлетворить спрос. Причем, касается это и международных обязательств России.

Еще совсем недавно политологи на федеральных каналах упрекали бесчеловечный Запад в отказе от поставок нашей вакцины «Спутник V” в Европу. Но на самом деле Россия еще в конце прошлого и начале этого года заключила договоров с зарубежными странами, это не Европа, но Азия, Африка и Латинская Америка, на поставку более 200 миллионов доз. Однако по информации агентства Интерфакс на нынешний момент эти обязательства выполнены лишь на восемь с небольшим процентов. На днях Гватемала потребовала вернуть аванс за невыполненные обязательства по поставкам.

Вопрос: каким образом мы собираемся их выполнять и как вакцинировать свое население, при нынешних темпах, когда уже в России возникли очереди, а вакцинация требуется каждые полгнода? Как мы достигнем коллективного иммунитета в 70 процентов, если к тому времени, когда эта цифра будет достигнута, большинству граждан потребуется уже ревакцинация?

Эти вопросы требуют своего разьяснения, которое, очевидно, должно быть налажено. А что касается конкретных предложений, то, на мой взгляд, они очевидны. Это опыт Китая по локализации очагов пандемии в виде карантина и категорической отмены всех массовых мероприятий. Да, локдаун требует средств. Но что дороже, деньги или жизни людей? Нравится это всем или нет, но Китай фактически справился с пандемией еще до массовой вакцинации. Почему бы нам не закрыть Москву, на которую приходится больше трети новых случаев заражния, как китайцы закрыли Ухань? И добились эффекта.

Сколько жизней мы спасем локдауном, не дав людям заразиться, сказать трудно. Может десять тысяч, может пять, может пятьсот, а может десять… Но представьте, что это ваши близкие, и все встанет на свои места. Ну а насколько эффективны прививки против этой напасти, покажет только время, которое бесстрастно и беспощадно.

Читайте также: На тамбовских предприятиях выдают премии и дополнительные выходные за вакцинацию от коронавируса

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*