Не стоит настаивать на ошибках

Авторская колонка политического обозревателя Владимира Головашина о распространении фейков о коронавирусе

Панические слухи воспринимаются более достоверными, чем спокойная и взвешенная официальная информация. Это, в общем-то, нормально. Когда ещё в глубокой древности человек слышал крик «волки!», он сперва начинал бежать. Потому что пока будешь думать — съедят. Любому человеку, который работал в масс-медиа, известно, что среди новостей наиболее популярны те, которые заставляют бояться.

Пандемия ковида ярко подсветила то, что в массовой психологии ничего особенно не изменилось. Разве что панические слухи мы не на базарной площади узнаём, а с экранов смартфонов. Средневековый крестьянин и современный городской житель с дипломом об окончании вуза реагируют на пугающую ситуацию примерно одинаково, подхватывая и разнося панические сообщения, даже самые нелепые и фантастические. И чем больше страха слух внушает, тем быстрее он расходится и начинает доминировать в массовом сознании.

Меры по борьбе с пандемией у нас в стране довольно сдержанны. Жёстких локдаунов не объявляется, ситуация под контролем, коек для больных в целом хватает. Государство не заставляет, а рекомендует, можно сказать, советует вакцинироваться. И такой спокойный подход вызывает у многих ощущение, что власти что-то скрывают. Путешествующая по социальным сетям и чатам информация о том, что «морги забиты умершими от прививок», что «вакцина не проверенная и от неё много побочек», что «через пару лет все привитые умрут» воспринимается как заслуживающий внимания сигнал тревоги, как тот самый крик «волки!» или «пожар!».

Из сказанного следует ещё один грустный вывод. Марк Твен писал: «Людей гораздо легче одурачить, чем убедить их в том, что они одурачены». В человеческой психике есть хитрый механизм, благодаря которому мы склонны оправдывать свои неудачные решения и поступки. Яркий пример тому — жертвы финансовых пирамид, которые долго не могли (а некоторые и до сих пор не могут!) поверить в то, что их просто одурачили, и требовали освободить сделавших это жуликов. Государство, посадившее за мошенничество основателя пирамиды, соответственно — плохое и доверия не заслуживает. Да и нынешние обманутые дольщики обвиняют, хотя деньги они отдали частнику, вернуть их или дать квартиру должно почему-то государство.

Действительно, принять свою ошибку труднее тем, чем больше мы в неё вложились. Это касается не только денежных вложений, но и эмоциональных. Человек, разругавшийся из-за политики с родственниками в пух и прах, свою позицию будет отстаивать намного рьянее, иначе из-за чего все жертвы? Поэтому гонения на членов культа, неважно, Навального ли или другой запрещённой секты, только доказывают адептам, что они идут правильным путём. Признать, что страдаешь зря, — невыносимо, и отсюда столько громкой уверенности в своей правоте.

Со времён давних мы привыкли быстро реагировать на сигнал тревоги, поэтому антипрививочную панику можно подхватить без каких-то рассуждений и осмыслений, в силу древнего механизма — отозваться и передать дальше. Однако потом, столкнувшись с критикой размещённого в социальной сети сообщения, грудью встаём на защиту написанного, потому что защищаем не ложные слухи, а своё доброе имя. А уж что происходит на самом деле в моргах, что есть правда, а что — выдумка, уже совершенно неважно.

Медицинские авторитеты объявляются ничтожными, всемирно известные журналы — купленными. Главное — защититься, потому что другая точка зрения воспринимается как разрушительные личные нападки. Дальше — больше. Глобальная сеть позволяет найти себе большое количество единомышленников. Во что бы мы ни верили — в планету Нибиру, плоскую землю, существование эльфов и драконов, — мы найдём огромное количество подтверждающей наши верования информации. И новых друзей, которые во всём с тобой созвучны и прекрасно тебя понимают.

В Интернете нет границ, и веру в заговор «большой фармы» поддержат жители и Хайфы, и Моршанска, и Лондона, и чего угодно. В итоге человек получает поддержку своих взглядов и прячется от критики за одобрениями новых друзей. Отношения со старыми прекращаются, потому что в этой (да и любой другой подобной) ситуации признать, что был не прав, — не только показать себя дураком, но и предать свою новую общину, где тебя уже приняли как своего. А это уже гораздо тяжелее, как показывает практика. Даже почти невозможно. И самое грустное — даже нет возможности осознать, что являешься рабом заблуждений.

Что делать? На мой взгляд, следует научиться минимизировать ущерб. Все мы делаем и будем впредь делать ошибки. Такова природа человека, и справиться с этим невозможно. Подхватывая те или иные сообщения, внимательно не прочитав, перепощивая ссылки, в которые толком не вникли, лишь из-за симпатии к разместившему их человеку, доверяясь мошенникам или становясь членами культа, мы ошибаемся. Это не значит, что мы плохие или глупые, это значит лишь, что мы ошиблись. Но минимизировать потери довольно легко, достаточно не настаивать на своих ошибках.

Читайте также: Предпочтения сформированы — голосовать будут «за своих»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*