Улететь и не вернуться

В этом году в области погибли 30 миллионов пчёл

Мобильники — могильники?

Интернет переполнен сообщениями о массовой гибели пчёл как у нас в стране, так и за рубежом. Объяснить, почему умирают пчелы, эксперты толком не могут, кивая на различные патогенные микроорганизмы, обработку растений пестицидами, утрату генетического разнообразия в коммерческих популяциях, изменение климата, растительное однообразие и даже… на излучение мобильных телефонов и других высокотехнологичных устройств. Мобильники-могильники, дескать, вмешивается в собственную навигационную систему пчелы, в результате чего она не может найти дорогу домой.

«И за рубежом, и у нас пчёлы становятся жертвами химических обработок полей, — убеждён председатель общества тамбовских пчеловодов Максим Чепурнов. — Только по этой причине нынешним летом на Тамбовщине погибло три тысячи пчёлосемей. Ещё лет пять назад мы и не слышали об этой проблеме, а сегодня от неё не застрахован ни один пчеловод. Выросла убойная сила ядохимикатов. Кроме того, чтобы сократить затраты на обработку полей, агрономы увеличивают концентрацию действующих веществ, смешивая пестициды с гербицидами и инсектицидами».

Другими словами, пока одни сеют рапс и просчитывают будущие доходы, другие считают погибших пчел тысячами и миллионами. Серьёзные проблемы у тамбовских пчеловодов начались в прошлом году. Но и тогда это были единичные случаи.

Случай на пасеке

Дмитрий Марьин живёт в селе Осино-Лазовка Сампурского района, работает судебным приставом, а свободное время отдаёт пчеловодству. Вспоминает, как в 1996 году в их сад залетел чужой рой, такое случалось и прежде, и отец обычно отдавал пчёл знакомым пчеловодам. В этот раз, решив сделать подарок двенадцатилетнему сыну, перенёс рой в собственный улей. Пчёлы прижились, даже немного мёда дали в первый год. За последние два десятилетия пчеловодство стало смыслом жизни Дмитрия, пчёлы для него, как члены семьи. Поэтому то, что случилось в прошлом году, он переживает как трагедию.

«17 июня приезжаю на обед и вижу возле ульев мёртвых пчёл, — рассказывает Дмитрий Марьин. — Они прилетают с поля и падают, сотнями, тысячами. У нас в Лазовке три пасеки, позвонил коллегам-пчеловодам, у них, оказывается, тоже погибли пчёлы. Такого в районе ещё было. Знал, как непросто собрать доказательную базу, поэтому отреагировал незамедлительно. Вызвал полицию, чтобы они официально зарегистрировали факт гибели пчёл. Обратился с заявлениями в управление ветеринарии, Россельхознадзор. Отборы проб с пчёлами переслал в лабораторию Белгорода».

Первое, что насторожило пчеловода, насколько несерьёзно отнеслись к случившемуся в районной администрации, это, мол, соседи жуков на картошке травили, и пчёлам досталось. Дальше — больше. Инспекторов из Тамбова Марьин дождался только через неделю, когда установить истину было уже проблемно. В радиусе семи километров от Осино-Лазовки пострадало порядка 700 пчелосемей у четырёх пчеловодов. На пасеке Дмитрия Марьина погибли 60 из 107 пчёлосемей. Со слов очевидцев выяснялось, что на цветущие медоносы ядохимикат попал при обработке зерновых культур. И хотя лабораторный анализ выявил в трупах пчёл инсектицид, найти конкретных виновников не получилось. До суда дело не дошло. Коллеги-пчеловоды помогли восстановить медовое хозяйство. Но теперь Марьин, наученный горьким опытом, не держит весь рой на одной пасеке.

А вот мучкапским пчеловодам, у которых в прошлом году пострадала 31 пасека, удалось выиграть дело в суде. Пчёлы погибли после обработки поля с рапсом, принадлежащего ООО «Земледелец». Пчеловоды собрали такую доказательную базу, что сельхозпредприятие, не озаботившееся предупредить пчеловодов о времени обработки, было признано виновным и материально возместило потери медовых хозяйств. Один из пчеловодов Умётского района, у которого от отравления пестицидами пострадало двадцать ульев, получил по суду возмещение в размере 800 тысяч рублей.

Не договорились

По данным сельскохозяйственной переписи населения 2015 года, в Тамбовской области насчитывается 5100 пчеловодов. Они держат порядка 40 тысяч пчелосемей. В одном рое насчитывается до 10 тысяч особей — матка, трутни, лётные пчёлы. Три тысячи пчелосемей, пострадавших этим летом, это порядка тридцати миллионов пчёл.

«Гибель пчёл в этом году произошла из-за того, что аграрии и пчеловоды не смогли договориться между собой, руководители хозяйств не оповестили хозяев пасек о сроках обработок посевов, — считает начальник областного управления сельского хозяйства Александр Аксенов. — В нашей области факт гибели отмечен большей частью на стационарных пасеках, наибольшее их количество пострадало в Мичуринском, Сосновском, Никифоровском, Тамбовском, Петровском районах. Контакт не был налажен там, где не захотели его наладить. Пчеловоды, со своей стороны, тоже должны были проявить инициативу — выйти на руководителя хозяйства, агронома или собственника посевов и узнать о сроках обработок. Аграрии не с бухты-барахты, выходят в поле. Это только саранча сразу уничтожает урожай. А мотыльку нужно время, чтобы отложить яйца, вывести гусеницу. Суток достаточно, чтобы увести пасеку».

Пчёлы не терпят контактов с химией, однако их не избежать, если рядом с пасекой выращивают рапс. Непоправимый ущерб этой культуре наносят рапсовая блоха, ночная бабочка, потери, если не успеть обработать поле, выливаются в миллионы рублей. Борются с насекомыми с помощью инсектицидов, которые губительны как для гусениц, так и для пчёл. Руководители сельхозпредприятий, по словам Максима Чепурнова, даже не скрывают, что им дешевле заплатить штраф за потраву пчёл, чем потерять урожай.

Однако есть путь, предотвращающий такие последствия, — не следует допускать пчел на обработанное поле в течение пяти дней. Но для этого нужно либо все это время не выпускать насекомых из ульев, либо увозить ульи подальше от поля — не менее чем на семь километров, поскольку максимально лёт пчелы составляет именно такое расстояние. Но запереть пчел без питания и воды на пять дней, значит, обречь их на верную гибель. А чтобы вовремя увести пасеку с поля, надо точно знать о сроках обработок. Если предупреждения и появляются в газетах, то чаще всего с указанием всего сезона — с 1 мая по 1 сентября.

«В ООО «Агрофирма «Жупиков», например, достигнуто полное взаимопонимание с пчеловодами, их оперативно оповещают об обработках, нет проблем в Инжавино, где глава района Геннадий Селезнёв сам пчеловод, — рассказывает Максим Чепурнов. — Есть агроприёмы, которые выполняют только ночью, когда пчела спит. Но во многих хозяйствах, в том числе того же Сосновского района, обработки проводят без оповещения и белым днём. Этим летом на полях ООО «Агро-Виста» погибла не одна сотня ульев. Экспертиза подтвердила, что в земле, пчёлах и цветках на территории Никифоровского района обнаружен запрещённый к применению в сельском хозяйстве ядохимикат, относящийся к первому классу опасности, — фипронил. Подали документы в Роспотребнадзор и Россельхознадзор. Пчеловоды намерены отстаивать свои интересы в суде».

Когда мы вместе

Печальный опыт прошлого года заставил пчеловодов объединиться. В каждом районе прошли организационные собрания, на которых созданы местные общества пчеловодов. В апреле 2019 года зарегистрирована Тамбовская региональная общественная организация пчеловодов, главная цель которой помочь членам общества отстоять свои права. Теперь достаточно звонка в ассоциацию, чтобы юрист выехал на место происшествия, именно он берёт на себя сбор доказательной базы для суда.

Штаб-квартира «Общества тамбовских пчеловодов» находится в селе Донское на улице Медовой. Организаторы озаботились, чтобы на складе и в аптеке имелось всё, что необходимо пчеловоду для результативной работы.

«В аптеке более ста видов лекарственных препаратов, и это всё для пчёл, — рассказывает Максим Чепурнов. — Они, как и всё живое, простужаются, чихают и даже от поноса страдают. Прежде об этом не знали, трупы сжигали и заводили новый рой, сейчас пекутся о каждой пчеле. Пчеловоды их девчонками называют, это часть их жизни. Гибель пчёл непоправима для тех, у кого пасека – единственный доход в семье. Это, как правило, пенсионеры».

На букву закона

Согласно информации Минсельхоза, в 25 регионах России погибли 39,6 тысячи пчёлосемей. Это 1,3 процента от общего их количества в стране. Массовая гибель пчёл зафиксирована в Курской области – около 20 процентов. Главной причиной названы химические обработки полей. Обострила ситуацию и погода. В жару резко возрастает токсичность, летучесть препаратов, больше испарений. Не стоит сбрасывать со счетов и другие, пока не изученные факторы.

В целом драматизировать ситуацию не стоит, все проблемы решаемы. Чтобы оперативно получать информацию о сроках химических обработок, пчеловоды создали собственную группу в WhatsApp, но в неё пока вошли только 250 владельцев пасек. Начальник областного управления сельского хозяйства Александр Аксенов предложил пчеловодам использовать систему оповещения, подобно тому, как это сделано в МЧС, – сообщения о том, где и какое поле обрабатывается, будут поступать на мобильники.

Весной этого года во всех муниципалитетах прошли «круглые столы», за которыми пчеловоды, аграрии, представители администраций, полиции, прокуратуры вели разговор о том, как предотвратить гибель пчёл. По словам Дмитрия Марьина, в Сампурском районе, благодаря переговорам, удалось выстроить рабочие взаимоотношения с аграриями, и обстановка остаётся благополучной.

В нашем регионе ведётся разработка Закона Тамбовской области «О пчеловодстве». Закон позволит предотвратить ситуации с массовой гибелью пчёл и упорядочить процесс взаимодействия между аграриями, ветслужбой, пчеловодами и муниципальными властями. Будут, в частности, установлены требования по охране пасек от вредоносного воздействия пестицидов и агрохимикатов, административная или гражданско-правовая ответственность за их нарушение.

Кушайте на здоровье

Едва ли не в каждой статье, рассказывающей о массовой гибели пчёл, говорят о глобальных последствиях этой проблемы, при этом ссылаются на Альберта Эйнштейна, по подсчетам которого, после полного исчезновения пчел, человечество протянет от силы четыре года, и на пророчества Ванги о гибели цивилизации: «Сначала исчезнут пчелы, а затем начнутся разрушительные катаклизмы».

«Средства массовой информации так раскрутили эту тему, что на ярмарке мёда в парке культуры и отдыха, прежде чем купить товар, уточняют, не отравлен ли мёд, — говорит Максим Чепурнов. — Кое-кто из горожан даже предпочитает покупать прошлогодний мёд. Мёд, прежде чем попасть на ярмарку, проходит проверку в управлении ветеринарии. Протоколы испытаний вывешены у каждой торговой палатки. Вот о чём людям надо разъяснять».

Мёда, кстати, меньше не стало, он даже подешевел. Если в прошлом году трёхлитровая банка мёда мне обошлась в тысячу рублей, то этим летом купил её на двести рублей дешевле. Так что, ещё не всё потеряно, если пчеловоды договорятся с аграриями. Должны договориться.

Читайте также: В Тамбовской области массово гибнут пчёлы

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*