Алексей Соколов, начальник отдела уголовного розыска УМВД России по Тамбову: «Прототипы Жеглова пусть напоминают об неотвратимости наказания»

Материал «ТЖ» накануне Дня работников уголовного розыска, который в стране отметят 5 октября

Служба сотрудников уголовного розыска на первый взгляд рядового жителя любого города, и нашего тоже, не видна. Но они, стоящие на страже нашей безопасности, рядом. Присмотритесь к тому замёрзшему парню в ушанке. Он ждёт вместе с вами автобус. Возможно, он — сыщик, который, выдавая себя за обычного пассажира, неделю дежурит на остановке, чтобы поймать с поличным вора-карманника. Именно с такого задания начинался путь в профессию начальника отдела уголовного розыска управления МВД России по г. Тамбову Алексея Соколова, с которым корреспондент «ТЖ» встретилась накануне Дня работников уголовного розыска.

«Павлина» поймал с поличным

Он на тот момент был новеньким в оперативно-розыскном отделе уголовного розыска УМВД России по Тамбовской области, в лицо из преступников его пока никто не знал. Поэтому и послали в качестве «пассажира» дежурить на остановке…
От одной из жительниц города поступило заявление, что у неё в автобусе украли кошелёк. Под подозрение попал известный в то время, в начале 2000-х годов, в Тамбове вор по прозвищу Павлин. Поймать экзотическую птицу за хвост, то есть карманника за его работой, — дело тонкое. Но всё удалось.

— Алексей Владимирович, эта история напоминает эпизод из фильма «Место встречи изменить нельзя», когда Жеглов, чтобы поймать вора, подкинул ему кошелёк, а Шарапов возмутился, ведь всё должно быть по закону, и с преступниками тоже…

— Мы в нашей работе придерживаемся позиции Шарапова. Всё должно быть по закону. По каждому подозреваемому должны быть неоспоримые доказательства его правонарушения. Ну, а прототипы Жеглова пусть будут для профилактики, напоминают о неотвратимости наказания…

Кстати, такие профилактические беседы о законе и последствиях правонарушений повлияли на профессиональный выбор Алексея Соколова. Когда он был ещё школьником, с ними, пацанами, которые то и дело бренчали на гитарах у себя во дворе, о том, что такое хорошо и плохо, беседовал один неравнодушный участковый милиционер. Он творчески подходил к своей службе: не просто разгонял ребят, а говорил с подростками на доступном им языке. По его стопам и решил пойти Алексей Владимирович.

Артист и психолог с горящими глазами

Пять лет отработал в патрульно-постовой службе. Затем принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе. Вернувшись из «горячей точки», понял, что его мечта — это уголовный розыск.

«Работники уголовного розыска, настоящие сыщики, — это универсальные сотрудники. Мы должны быть и актёрами — да, порой, чтобы поймать преступника, требуется разыграть спектакль. Мы должны быть и хорошими психологами, чтобы, во-первых, представить себя на месте задержанного, прочувствовать ситуацию на себе, мы должны уметь разговорить и подозреваемого, и потерпевшего, и свидетеля. Можно даже, не располагая хорошей технической оснащённостью, благодаря знанию психологии, творческому подходу раскрыть самое запутанное дело. Наша работа — творческая. А самое главное, у оперуполномоченного должны «гореть» глаза. И такое большое удовлетворение получаешь от работы, когда всё получилось…»

Одно из сложных дел, вспоминает Алексей Владимирович, досталось ему, когда он служил в должности стажёра оперуполномоченного уголовного розыска УМВД России по Тамбовской области.

В Советском районе участились магазинные кражи: воры действовали в паре — один отвлекал внимание продавцов и покупателей, другой воровал. Информации о подозреваемых не было практически никакой. По крупинкам удалось собрать сведения об одном из фигурантов: помогли опросы свидетелей и скрупулёзная работа с базой данных УМВД. На свой страх и риск Алексей Владимирович пошёл один домой к подозреваемому, который находился в федеральном розыске, и через его маму уговорил выйти на связь. На разговор с фигурантом Соколов опять приехал один. Молодой человек, подозреваемый в краже и ряде других преступлений, на встречу пришёл. Он ожидал, что его тут же задержат. И слегка опешил от доверия, которое ему оказал сотрудник уголовного розыска, уговорив прийти и написать чистосердечное признание. Иначе парень получил бы гораздо большее наказание.

Мошенник ведёт себя так, как хочет жертва

Яркая страница в биографии Соколова — служба оперуполномоченным отдела, затем старшим оперуполномоченным по особо важным делам управления уголовного розыска МВД России по Тамбовской области. На этот период пришлась борьба с телефонным мошенничеством, которое в 2010 году начинало бурно развиваться по всей стране. Автором мошеннической схемы стал один из сидельцев колонии в Краснодарском крае. Осуждённые в день делали наобум около тысячи звонков и разыгрывали спектакль по телефону: ваш родственник попал в беду, срочно переведите деньги на счёт, чтобы решить вопрос. Многие потерпевшие рассказывали, что, по их мнению, преступники за ними следили и всё о них знали, вплоть до имён.

«Зачастую происходит так, — рассказывает Алексей Соколов. — Звонит мошенник, слышит женский голос, говорит: «Алло, мам, это я». В ответ нередко потерпевшие переспрашивают: «Саша? Это ты?» Преступник подтверждает: «Да, я». Человек, не замечая этого, сам даёт о себе всю информацию. Любой мошенник — психолог, он «чувствует» свою жертву и её слабые места, на которых можно сыграть. Возьмём так называемые контактные мошенничества, когда вам в дверь звонят посторонние люди и представляются работниками различных служб, чтобы войти в доверие и выманить деньги. Допустим, пенсионерка открывает дверь, видит на пороге представительную женщину или мужчину и сама первая спрашивает: «Ой, вы из «Водоканала»?» Мошенники тут же подтверждают её слова. То есть мошенник ведёт себя так, как хочет жертва…»

Потом сюжет телефонного мошенничества начал варьироваться. В 2012 году с участием оперуполномоченного Соколова была выведена на чистую воду организованная преступная группа телефонных мошенников, действовавших на территории одной из исправительных колоний Тамбовской области. Осуждённые звонили предпринимателям, проживающим в самых разных точках нашей страны, представлялись сотрудниками прокуратуры, стращали проверками и предлагали решить все вопросы с помощью денег, которые надо перевести на предлагаемый счёт. Номера телефонов организаций и фирм мошенники находили в Интернете. Тамбовских предпринимателей не трогали, так как рисковали быть быстро пойманными. Жертвами мошенников стали около двухсот человек. Но один из обманутых предпринимателей из Владивостока обратился в полицию с заявлением. Так началось это дело. Тамбовские сотрудники уголовного розыска с блеском раскрыли преступную группу. Все фигуранты, отбывавшие на тот момент наказание, получили ещё один срок.

Персональные данные? Никому и никогда!

Теперь наблюдается новый всплеск телефонного мошенничества. На первое место вышли махинации с банковскими картами.

«Мошенники любым способом стараются узнать номер банковской карты, коды, которые приходят на телефон владельца карты в смс-сообщении для входа в мобильный банк, — рассказывает Соколов. — Самая распространённая схема — звонит якобы сотрудник банка, сообщает о незаконном списании денежных средств с вашей карты и, чтобы остановить этот процесс, просит сообщить ему номер карты, затем пришедший на телефон код. Могут быть другие варианты. Но! Никогда, ни при каких обстоятельствах никому из посторонних нельзя сообщать данные своих банковских карт. Выдав свою персональную информацию, вы сами отдаёте свои деньги мошенникам.

Причём со счёта сберегательной книжки деньги тоже могут украсть. Бывает это так. Звонят, представляются сотрудниками различных ведомств, фондов, организаций. И говорят, что вам положена какая-либо компенсация от государства или материальная помощь. Но чтобы деньги получить, надо открыть счёт в банке, оформить банковскую карточку. А затем происходит выманивание персональных данных, которые преступнику помогут войти в мобильный банк жертвы и управлять всеми счетами, в том числе и средствами, хранящимися на сберегательной книжке».

Как один отлаженный механизм

Мошенничество — это только одно из широких и многоплановых направлений в работе уголовного розыска. В подследственность угро входят и грабежи, и разбойные нападения. Кроме того, сотрудники уголовного розыска оказывают оперативное сопровождение по всем тяжким и особо тяжким преступлениям — убийствам, изнасилованиям. Уголовный розыск работает в тесном взаимодействии со всеми правоохранительными, силовыми ведомствами и структурами. И, конечно, все отделения уголовного розыска по всей территории области сотрудничают друг с другом.

«У нас сложился сплочённый коллектив. Это большая дружная семья. Мы делаем одно общее дело. И каждый понимает, что от его действий подчас зависят безопасность и жизнь других сотрудников. Благодаря именно коллективной работе вся служба уголовного розыска работает как один отлаженный механизм».

Читайте также: Генерал-майор юстиции Александр Полшаков: «Наш основной принцип — торжество закона»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*