Гримасы формулы расчёта

Почему наш труд считается недостаточно производительным?
Промышленное производство

Общее место: Россия сильно отстаёт от развитых стран по производительности труда. Об этом уже много десятилетий подряд (как минимум, сорок лет) говорят на самом высоком уровне, однако воз не сдвигается: график этого показателя представляет собой синусоиду с горизонтальной осью. Заметного движения вверх не наблюдается, как, впрочем, и вниз.

Часто приходится слышать, что рост реальной средней зарплаты в России сильно опережает производительность труда. Это верно лишь для отдельных лет. Такая картина, по данным Росстата и МЭР, наблюдалась в 2005-2007, 2009, 2011 и 2016 годах.

Однако в 2015 году, например, реальная средняя зарплата снижалась намного быстрее, чем производительность труда, и упала даже больше, чем выросла в 2016-м. Поэтому нельзя говорить о каком-либо стабильном поступательном росте.

Правильнее будет сказать, что оба показателя подвержены колебаниям: за ростом следует спад, потом опять начинается подъём. При этом размер реальных зарплат колеблется сильнее, чем производительность труда. Но, повторю, ось обоих графиков будет горизонтальной, если брать не отдельные годы, а достаточно продолжительный срок — например, последние пятнадцать лет.

Производительность труда в первой половине «нулевых» и начале десятых быстро росла, а в 2008 и 2015 годах году так же резко падала. Почему? Неужели мы стали хуже или меньше работать? Да ничуть!

Колебания графика легко объяснить формулой расчёта производительности труда, которая сейчас повсеместно используется: объём душевого ВВП страны по номиналу делится на рабочее время среднестатистического гражданина.

Последний показатель в России меняется незначительно, чего нельзя сказать о ВВП по номиналу, который у нас сильно зависит от цен на нефть и газ. Дорожают последние – поднимается и производительность труда. И наоборот. Так, к слову, дела обстоят не только в России.

Сегодня мировой лидер по производительности труда – это вовсе не передовые страны, которые движут технологический прогресс человечества, а Объединённые арабские эмираты. Не сильно отстаёт от них и Саудовская Аравия. В 2018 году она находилась на седьмом месте в мире, тогда как США были на девятом, Франция на 15, Германия на 21, Англия на 25, Япония на 30, Россия на 52, а Китай – на 78…

Неужели граждане Эмиратов или Саудовской Аравии работают больше, чем китайцы или японцы, и лучше, чем немцы или американцы? Согласитесь, в такое сложно поверить. Просто природа одарила эти арабские страны огромными запасами легко добываемой нефти при сравнительно небольшом количестве населения…

Приглядимся ещё раз к формуле расчёта – и увидим потрясающий парадокс: чем меньше будут работать граждане Саудовской Аравии, тем выше станет производительность их труда. Если они прекратят трудиться вообще, она взовьётся до небес.

Кто же тогда будет добывать нефть? Нелегальные иммигранты из Египта и других бедных густонаселённых государств! Мне не раз доводилось видеть их огромные очереди на суда, которые отправляются в нефтеносные страны. Статистика последних не учитывает этих людей. Их как бы нет вовсе, хотя не секрет, что во многом за их счёт и живут саудиты.

Написал я это вовсе не для того, чтобы сказать: мол, производительность труда – это полная ерунда, и ни о чём по ней судить нельзя. Можно, конечно.

Производительность труда соотносится и с душевым валовым внутренним продуктом, и с уровнем жизни. Последний напрямую зависит от этого показателя.

В том же 2018 году Россия по душевому ВВП (по номиналу) была на 64 месте в мире по данным МВФ и на 60 – по расчётам Всемирного Банка. Это совсем не далеко от 52 места по производительности труда (о средних зарплатах судить немного сложнее: по разным источникам, она находится в пределах от 37 до 67 места в мире).

Россия – нефтяная страна, но едва ли она сможет ли она повторить успех ОАЭ или Саудовской Аравии. В нашей стране живёт не 20, а 150 миллионов человек, да и нефть добывать намного сложнее, чем в песках Аравийского полуострова.

Поэтому, если мы хотим поднять производительность труда, то пример надо брать не с арабских, а с технологически развитых стран. У нас живуч миф, будто там люди работают больше и интенсивнее, чем в России. Это совсем не так.

Россияне трудятся по мировым меркам очень много, особенно по сравнению с гражданами богатейших государств Европы. Например, у нас в стране каждый человек отрабатывает в среднем 1950 часов в год, тогда как в Германии – 1350. Разрыв почти в полтора раза. Если же учесть «серую» и «чёрную» занятость, то он окажется ещё больше.

Причина более высокой производительности труда в Германии – не в интенсивности труда и даже не в его технической оснащённости, в той продукции, которая с его помощью производится. Она востребована рынком, высокого качества, дорого стоит и приносит хорошую прибыль. И ещё она интенсивно рекламируется (доля

расходов на рекламу в цене товаров порой достигает 60 процентов). В итоге душевой ВВП по номиналу в Германии в четыре раза больше, чем в России. Отсюда и разрыв в производительности труда, при расчёте которой, напомню, используются всего два параметра: ВВП на душу населения и затраты рабочего времени.

Противоположностью Германии пока ещё остаётся Китай. Хотя он и успешно осваивает производство качественных дорогих изделий, основная его ниша до сих пор – это товары для небогатых и невзыскательных людей.

Поднебесная благодаря умным реформам и политической стабильности стала очень мощной страной. Она вышла на первое место в мире по валовому внутреннему продукту, однако по душевому ВВП отстаёт от России, не говоря уже о богатых странах. Рынки продукции высокого передела заняты, отдавать их никто не собирается, за них идут сражения…

Живёт и ещё один миф – будто сильно поднять этот показатель можно, если компьютеризировать, автоматизировать, роботизировать наши рабочие места. Можно, конечно… но лишь при двух условиях.

Во-первых, цифровизация и автоматизация хороши, когда есть что продавать, причём с хорошей прибылью. Ниши высокого передела по доброй воле никто не отдаёт, за них нужно бороться. России это пока более-менее хорошо удаётся лишь на рынке вооружений.

Во-вторых, цифровизация должна помогать людям работать, а не наоборот. Не секрет, например, что в поликлиниках справку от руки порой написать получается быстрее, чем внести данные в компьютер и потом распечатать. Не говорю уже о тех случаях, когда программа не работает, нет сети или принтер вышел из строя. На предприятиях подобные ситуации тоже не редки.

Увы, ни компьютер, ни даже искусственный интеллект пока не может заменить человеческие мозги, и едва ли когда-нибудь сможет. А ведь именно они – это главное, от чего зависит производительность труда…

Читайте также: Специалисты из Москвы помогут повысить производительность труда на «Пигменте»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*