Тамбовская марка: наступлению иногородних торговых сетей можно противопоставить создание региональных брендов

За последние двадцать лет мне приходилось много писать о торговых сетях, их плюсах и минусах. От специалистов я слышал разные точки зрения относительно их как вреда, так и пользы.

Алармисты утверждают, что со временем сети захватят все розничные рынки, что приведёт к разорению небольших одиночных магазинчиков. Оптимисты, напротив, говорят, что бояться сетевой торговли не нужно: рынок всё расставит по местам, и для мелких торговцев всегда будут оставаться нищи эксклюзивных товаров.

Объективный процесс

Кто из этих сторон прав, имеет теоретический смысл, но практического – почти никакого. Рост торговых сетей, который начался ещё в середине прошлого века в США – процесс объективный, идущий помимо нашей воли. Объясняется он простой экономической логикой: крупной структуре проще минимизировать издержки и конкурировать на рынке. Например, десяти одиночном магазинам приходится содержать десять бухгалтерий, тогда как сети из десяти точек достаточно одной. Проще организовать и логистику, построив в регионе один большой распределительный центр и поставлять оттуда товары во все магазины.

Плюсом для потребителя является и унификация: зайдя в любой магазин большой сети, он увидит одинаковую привычную картину.

К примеру, во многих городах Европы можно встретить маленькие магазинчики Seven-Eleven, которые вопреки своему названию давно уже работают не с 7 утра до 11 вечера, а круглые сутки. Везде в них примерно одинаковы и набор товаров, и интерьер, и даже цены…

Такая же картина и у нас. Магазины любой из работающих в Тамбове сетей – будь то «Магнит», «Огонёк» или «Эконом» – похожи друг на друга как две капли воды и внешним видом, и ассортиментом.

На такое единообразие можно смотреть и как на недостаток, и как на достоинство. Главное – понимать, что это неотъемлемое качество торговых сетей. В любой из них товары централизовано закупаются, поступают в единый распределительный центр (или, по-старому, на базу), а затем развозятся по магазинам. Значит, больших различий между последними просто не может быть.

Стандартизация несет с собой уменьшение издержек, следовательно, возможность устанавливать более низкие цены, чем в одиночных магазинах. Последние часто не выдерживают и конкуренции и закрываются. Поэтому неудивительно, что малый бизнес воспринимает сети как серьёзную угрозу.

Проблемы для местного бизнеса

Развитие сетей несет с собой проблемы не только для мелкого торгового бизнеса, но и для местных товаропроизводителей.

«Нам закрывают доступ на потребительский рынок. Иногородние и тамбовские сети по отношению к нам ведут себя одинаково. Сплошные препоны и рогатки», – сказал мне, например, хозяин одной колбасной фабрички.

Он не одинок в своих претензиях. Многие производители хотели бы, но не могут продавать свои изделия через магазины известных торговых сетей. При этом никакого сознательного зажима нет. Руководство федеральных сетевых структур рекомендует филиалам отдавать предпочтение местной продукции, порой даже устанавливает жесткие нормы в процентах. Так поступают и «Магнит», и многие не представленные на Тамбовщине сети, например, питерская «Пятерочка». Однако экономические реалии таковы, что путь на их прилавки для многих товаров оказывается затрудненным. Это очень больно бьёт по нашему бизнесу и, в конечном счёте, по нашей экономике.

«Это самая значимая проблема из всех, которыми мы занимаемся, – говорит президент Тамбовской торгово-промышленной палаты Елена Воронина. – Она важнее всех остальных местных проблем. Мы подошли к той ситуации, что у нас практически не остаётся местного торгового бизнеса. Своих компаний становится всё меньше. Сплошные сетевики из Воронежа, Курска, Москвы! Слава Богу, пока ещё держатся наши «Огоньки» и «Бегемоты». Они пока предоставляют нашим предпринимателям возможность продавать свою продукцию. Там продают свои товары «Тамбовский осётр», «Суворово», даже личные подсобные хозяйства».

Полностью солидарен здесь с торгово-промышленной палатой. Мне страшно даже представить себе, что будет, если исчезнут, к примеру, магазины «Огонёк». Где мы тогда будем покупать, к примеру, тамбовские огурцы, в особенности нестандартные?

Некоторые местные производители спасаются за счёт этой небольшой сети наших магазинов, а также рынков. У кого хватает силёнок, создают и собственные магазинчики. Они есть, например, у Жупикова и у Знаменки, однако нелегко нести это бремя. Ведь торговля – это отдельный вид бизнеса с отдельными проблемами.

Производители ходят производить и отдавать на реализацию, а не думать о логистике и прочих несвойственных им вещах. Поэтому производитель с хорошим, качественным товаром порой вынужден закрываться, так не находит пути к покупателю.

«Фирменные» магазинчики – не лучший выход

Действительно, колбасные или молочные фабрики занимаются непрофильной разновидностью бизнеса, расходуют средства не на технологическую модернизацию производства, а на строительство своих «фирменных» магазинчиков. Ничего, кроме вреда, это им не приносит: снижается их конкурентоспособность, отношения с сетями становятся натянутыми.

Однако выхода порой нет: сети ставят такие условия, что многие товаропроизводители предпочитают с ними не связываться. Они требуют, чтобы поставки осуществлялись точно в срок, а товары были должным образом упакованы и оформлены. Далеко не все компании могут выдержать эти условия. К примеру, для того, чтобы модернизировать упаковку, нужно установить новую технологическую линию, а это большие деньги.

Откуда они возьмутся у сельского молокозавода или небольшой колбасной фабрички?
Предприниматели, по словам Елены Ворониной, утверждают, что многие из тех те, кому удалось войти в сеть, не чают оттуда выйти. От них порой требуют на год вперед по минутам расписать, какой объём продукции когда будет поставлен. Небольшие компании не способны так чётко просчитать свою работу, они не выдерживают график, за что на них налагают огромные штрафы.

«Те предприниматели, которые раньше с гордостью говорили: «Мы зашли, у нас получилось!», теперь думают иначе, – говорит Елена Воронина. – Их ещё и по цене «просаживают». Утрачивается целесообразность поставлять продукцию себя: малые предприятия не зарабатывают, а терпят организационное давление и издержки. Однако альтернативы, куда поставлять свою продукцию, у них практически нет».

Кроме того, мелким производителям трудно противостоять агрохолдингам, которые у нас плотно обосновались. Многие разоряются из-за того, что не удаётся найти каналы сбыта: собственная розничная сеть на Тамбовщине слаба.

В итоге маленькие местные фирмы у нас закрываются. Особенно в последнее время тяжело пришлось торговцам обувью.

Кормилец может потерять статус

Добавляет проблем и государство с постоянно меняющимся законодательством. Как пример можно привести ситуацию с маркировкой – одну их самых проблемных на сегодня.

Началось это с чипирования шуб, потом взялись за табачную продукцию. Сейчас очередь дошла до молочной отрасли. Задача маркировки ясна: товары должно прослеживаться на всех этапах его производства и распространения. Это позволяет успешно бороться и с контрафактом, и с уходом от налогообложения.

Однако у монеты есть и обратная сторона. Если для производителей дорогих меховых изделий чипирование сродни укусу комара (затраты на него ничтожны по сравнению с ценой товара), то для молочников те дополнительные 50 копеек, который они должна расходовать на маркировку, – затраты немалые, снижающие конкурентоспособность.
В итоге у нас малый бизнес вытесняется с рынка. Остаются крупные сетевые магазины, торгующие обувью, продуктами, электроникой…

По словам Елены Ворониной, в других регионах происходят такие же процессы. Например, в Перми практически не осталось собственных магазинов электротехники: все сетевые:

«Наши местные сетевики работают в жестких условиях. Они вынуждены конкурировать с иногородними соперниками, и дела у них идут не очень хорошо. Мы можем придти к тому, что собственной сети распространения у наших предпринимателей больше не будет, и куда тогда им идти со своим товаром, непонятно. Через сети нам смогут продавать всё, что угодно, тогда как у нас даже альтернативы не будет. На самом проблема серьёзная для области в целом. Ведь мы аграрный регион. Он позиционируется как регион-кормилец. У нас просто не может не быть своей молочной продукции, яйца, мясо… Хочется, чтобы продукты, которые мы едим, были выращены в соседнем саду, а не проходили длинные логистические цепочки. До сих пор покупаю фермерское мясо в фермерских киосках, а не в больших сетях. Там даже запах разный».

Региональный бренд

Бизнес пытается справиться с ситуацией, создавая местные бренды. Например, в Пермском крае существует проект «Покупай пермское». Аналогичное начинание предпринято и в Липецкой, и в нашей области.

Ещё весной прошлого года Елена Воронина презентовала проект «Тамбовская марка». Он проект реализуется при поддержке администрации Тамбовской области и Торгово-промышленной палаты России. Разработаны варианты логотипа, который появится на товарах, достойных звания «Тамбовская марка».

Елены Александровны утверждает, что проект поможет продвижению продукции тамбовских компаний, значит, поспособствует развитию экономики Тамбовской области. Тамбовщина – экологически чистый регион. Это её огромный плюс.

Однако у нас до последнего времени не было понимания, что надо активно рекламировать своё, тамбовское. Запрос пришёл от производителей. Они решили объединяться. У палаты нет ресурсов, чтобы помочь им деньгами, но мы можем способствовать кооперации.

Объединять производителей, помогать им, организовать. Считаю, что создание брендов наподобие «Тамбовской марки» может стать выходом из положения.

Наверняка найдутся люди, которые упрекнут Елену Александровну в излишнем оптимизме. Один бренд погоды может и не сделать. А если их будет, к примеру, пять или десять?

Читайте также: Саяпинские чтения: экономика региона сквозь призму нацпроектов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*