Региональные вузы в пространственном развитии России

Владимир Стромов, ректор Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державина

Жизнь российских региональных вузов является частью отношений Центр – регионы и в полной мере отражают общее положение в современной российской системе управления. С одной стороны, вузы встроены в вертикаль Минобрнауки, с другой – являются плотью и кровью своего региона. В наше динамичное время – время существенных возможностей для тех, кто стремится к развитию, очень важно эти возможности уловить, усвоить и реализовать. Программы развития высшего образования в России артикулируются сейчас на разных уровнях власти. Сложился дискурс, содержащий точные и самые актуальные оценки будущего университетской системы страны. Мне, ректору регионального вуза, исключительно важно знать этот дискурс, понимать, что предлагают университетскому сообществу наши ключевые работодатели – президент, министр и губернатор. Итак, каково основное содержание этого дискурса?

Регионализация системы высшего образования

Очевидно, сейчас происходит регионализация системы высшего образования страны. Это означает перенос внимания федерального Центра от российских университетов «обеих столиц» к университетам регионов. 22 января 2020 года на встрече со студентами ведущих вузов, школьниками, преподавателями и наставниками в Сочи Президент России В. В. Путин совершенно определённо сформулировал своё отношение к подъёму высшего образования в регионах:

«Нужно развивать… вузы на местах – прямо там, где люди живут, учатся. И там же они должны найти место работы. Нужна бо́льшая связь… с рынком труда, с работодателями… Нужно прекратить безразмерно раздувать вузы в… Москве, Петербурге».

Буквально через две недели – 6 февраля 2020 года – на совместном заседании президиума Госсовета и Совета по науке и образованию в Кремле президент говорил о сохраняющейся сверхконцентрации образовательных ресурсов в Москве и Санкт-Петербурге как о главной проблеме развития региональных вузов:

«В своё время, ещё в XIX и XX веках, …подобная концентрация была объективной и, может быть, оправданной. Но затем приобрела явно гипертрофированные формы, в том числе из-за общих социально-экономических диспропорций в стране на рубеже XXI века. Сейчас это серьёзный вызов для сбалансированного развития всего пространства России…».

И далее Владимир Владимирович конкретизировал:

«Выбор многих выпускников школ в регионах хорошо понимаю. Они уезжают в столицы, где и образование лучше, и жизнь интереснее… И зачастую уже не возвращаются молодые люди туда, где родились, выросли. Регионы теряют самое ценное при этом – таланты, кадры, молодёжь».

То есть региональные вузы находятся под пристальным вниманием президента. Конечно, не в ущерб столичным университетам, и Владимир Путин специально и многократно это подчёркивал. Но в его словах, которые я привёл, совершенно чётко прослеживается мысль: региональные вузы – моторы пространственного развития России, её социально-экономического прогресса. Утрата жизнеспособных региональных вузов ведёт к деградации субъектов РФ и воспринимается президентом как катастрофический удар по человеческому капиталу, а, следовательно, по выравниванию социально-экономических и демографических показателей.

Нужно понимать, что такая стратегия президента не только возлагает на регионы ответственность за развитие вузов, но и требует от самих вузов включаться в развитие регионов. И, возможно, вторая позиция даже более важна. Президент предельно ясно задал нам – я говорю об университетах – вопрос: «Для чего вообще нужны региональные вузы, если не для обеспечения прогресса в регионе?»

На заседании президиума Госсовета и Совета по науке и образованию 6 февраля 2020 года в Кремле ключевой тезис президента развил глава администрации Тамбовской области А.В. Никитин, говоривший о важности образования для сохранения в регионах человеческого капитала и о необходимости вертикальной интеграции образования.

Выстраивая региональную образовательную структуру, необходимо иметь в виду, что её философский камень – ключевая цель – именно вертикальная интеграция. Это позволяет сформировать для молодого поколения эффективную и, можно сказать, прямую лестницу, которая вела бы выпускников школ, колледжей, вузов к выгодным и желаемым ими позициям в региональном обществе и экономике.

От наукометрии к реальному вкладу в развитие региона

Министр науки и высшего образования РФ В.Н. Фальков в интервью ТАСС 4 июня 2020 года заметил, что главная цель новой «Программы стратегического академического лидерства» – «значительно усилить вклад научных и образовательных организаций в развитие страны. Иными словами, KPI [система измеримых индикаторов] будет основан не столько на наукометрии, сколько на оценке реального вклада в экономический рост, рост благосостояния, создание более комфортной среды в наших регионах и городах».

И ещё одно наблюдение. По словам министра, сказанным в интервью РИА Новости 10 февраля 2020 года, общий вектор программы реформ будет направлен на более тесное взаимодействие вузов с регионами:

«Развитие университетов и вузов немыслимо, не рассматривается в отрыве от регионов. Университет должен ясно представлять себе региональную повестку, региональные программы развития и участвовать в развитии региональной экономики и социальной сферы».

Фактически, министр конкретизирует новый подход к определению миссии региональных вузов, обозначенной президентом. Практическая
польза для региона – осязаемый, понятный вклад в прогресс – вот ключевые критерии, на основании которых будут оцениваться университеты.

Мы, конечно, знаем, как важны в науке такие понятия как индекс Хирша, импакт-фактор и т.д. Никто не отметает значимости уже привычных наукометрических критериев. Но, полагаю, настало время сфокусироваться на непосредственных результатах университетской деятельности для того, чтобы определить, что мы хотим получить от университета. Ведь даже наукометрия – это косвенный способ измерить научные достижения. Как заметил министр, рейтинги и наукометрические показатели «…будут приниматься во внимание, но не в приоритетном порядке, скорее, как дополнительные критерии оценки». И далее:

«Каждый университет должен соотнести и ответить себе на вопросы: Какой вклад в развитие территорий, социальное, экономическое развитие региона он делает? Какой вклад в технологическое развитие отрасли он делает? Как он готовит кадры для сферы науки и высшего образования?»

На эти вопросы должны ответить и работники сферы высшего образования. Мы выпускаем людей, которые приносят в региональное общество знания, умения, энергию и ответственность. Мы создаём инновационные стартапы. Мы формируем инфраструктуру для социо-культурной динамики. Эти достижения сложнее оценить. Тем не менее, мне кажется, настало время начать переход от легко исчисляемых, но косвенных индикаторов полезности к сложным аналитическим инструментам, отражающим реальное положение дел. В конце концов, успехи в области искусственного интеллекта делают эту задачу не такой уж неподъёмной.

Концентрация воли, усилий и ресурсов

На уже упоминавшемся заседании 6 февраля 2020 года в Кремле В.В. Путин вполне определённо высказался за ресурсную консолидацию всей образовательной системы страны:

«Нам важно консолидировать ресурсный потенциал учебных заведений и научных институтов и там, где это обоснованно, ставить вопрос об их юридическом объединении. Вместе с тем ещё раз хочу подчеркнуть: речь идёт не о чисто механическом слиянии… Необходимы совместные кафедры и лаборатории, сетевое взаимодействие научных и образовательных команд, передовая инфраструктура, включая центры коллективного пользования, научные установки, базы данных».

Конечно, как не единожды говорили политики и военачальники, «Бог всегда на стороне больших батальонов». Конечно, современность – это эпоха больших университетов. И вопрос о концентрации ресурсов (и материальных, и человеческих, и интеллектуальных) для прорыва, для выхода на новый уровень ставится и будет решаться. Но, уверен, в информационном и одновременно очень сложном обществе форматы объединения усилий могут быть очень различны.

Идеи сетевых коллабораций, проектных команд, межрегиональных и даже международных консорциумов предоставляют нам большое пространство для манёвра. Это вовсе не несбыточная мечта для нас, поскольку для её реализации есть самое главное – люди, учёные и научные коллективы. В этом смысле, коллаборации вузов стоит рассматривать как точки входа в международное научно-образовательное пространство.

Эту же мысль нахожу и у В. Н. Фалькова в интервью ТАСС 4 июня 2020 года: «Новая программа [развития вузов]… будет основана на совершенно других принципах. Один из них – сотрудничество и интеграция университетов и научных организаций. В программе будет на порядок больше участников, чем в “5–100”». И там же:

«Будущее – не за конкуренцией между образовательными и научными организациями, а за кооперацией с созданием гибких управленческих структур формата консорциумов при сохранении «суверенитета» всех участников… За такими консорциумами будущее российского высшего образования и науки».

А.В. Никитин 6 февраля 2020 года в Кремле говорил о должной тактической гибкости:

«…Всё-таки подходить к этому [к объединению образовательных и научных организаций] нужно весьма осторожно, исходя из наличия предпосылок для такого объединения. Одним словом, такое объединение всегда должно быть с философской точки зрения осознанной необходимостью всех участников этих интеграционных процессов. И естественно, здесь административного нажима никого не может быть».

Коллаборации, конечно, должны происходить естественным образом. Самым правильным решением в Тамбовской области было бы создание коммуникационной площадка в виде внутрирегионального НОЦ. Это помогло бы нашим вузам эффективно участвовать в национальных проектах «Образование» и «Наука». Самостоятельно каждому из нас делать это непросто – только в коллаборации друг с другом и с ведущими научными центрами и университетами страны.

Цифровизация как основа развития университетов

Выступая на совещании по текущей ситуации в системе образования 21 мая 2020 года в Ново-Огарёво, президент сформулировал и своё представление, что должно стать основой трансформации российской системы высшего образования: «”Цифра”, телекоммуникации открывают колоссальные возможности. Вы это всё хорошо знаете. Но, конечно же, они не заменят живого общения учителя и ученика, творческой, командной, товарищеской среды школы, вуза, колледжа. Все слухи и вбросы о том, что дистанционное образование полностью заменит и вытеснит очное, что будут закрыты традиционные школы и университеты, рассматриваю как откровенную провокацию. Тем более что система образования не только учит, но и воспитывает, во многом формирует личность, передаёт ценности и традиции, на которых основано наше общество».

Образование – явление намного более широкое, чем предоставление образовательных услуг. Трагические события пандемии короновируса продемонстрировали, что дистанционные форматы могут быть очень нужны. Критически нужны. Но их необходимо создавать и совершенствовать не вместо, а в дополнение традиционным формам. Онлайн-образование способно быть очень актуальным, гибким, доступным, быстрым. Однако фундаментальные знания, основные интеллектуальные навыки развиваются в стенах вуза. Особенно это важно учитывать, если речь идёт о первом – я бы сказал, стартовом – высшем образовании человека.

Одновременно стоит говорить о цифровизации всех университетских процессов, всех сфер жизни университета. Университеты должны демонстрировать эталонные возможности цифровизации. Где, как не в университете, должны быть действующие модели цифровизации и масштабироваться дальше. На университетах лежит высокая миссия цифровизации всего регионального пространства – его системы управления, социальной политики.

Индивидуальные образовательные траектории

Президент России всегда говорит о человеке как о субъекте жизни. Но субъектность невозможна без выбора образовательных стратегий. Владимир Путин 6 февраля 2020 года в Кремле заметил:

«Считаю также необходимым убрать явные избыточные требования и регламенты, сделать более гибкими и современными образовательные стандарты, перечни специальностей и направлений подготовки. Нужно разрешить вузам с учётом запросов студентов, потребностей регионов самостоятельно формировать профили обучения, в том числе в рамках так называемых коротких образовательных программ, чтобы студенты могли получать дополнительную квалификацию, например навыки предпринимательской деятельности».

Президент не раз подчёркивал, что государственную стратегию во всех сферах (особенно если речь идёт о воспроизводстве человеческого капитала) нужно гармонизировать со стремлением людей к самореализации, к жизненному успеху. Я думаю, эта и многие подобные цитаты из выступлений Владимира Путина чётко воплощают тренд на персонализацию – персонализацию образования, социальной поддержки, безопасности и, в конечном счёте, персонализацию политики.

Вместе с эпохой Модерна ушло в прошлое общество унифицированных народных масс. На смену ему идут нации индивидов и сообществ. Нужно уметь так организовать образовательный процесс, коммерческую деятельность, социальное взаимодействие и политику, чтобы предоставить человеку – каждому человеку – персональные условия для самовыражение и самореализации. И в этом случае общество, компания, государство смогут получить от человека абсолютный максимум того, на что он способен.

Возможно, это звучит фантастично. Но, поверьте, есть сферы, где это правило уже действует. Это, в частности, наука, инновации. Я вижу, что такие принципы работают.

В. Н. Фальков в интервью РИА Новости 10 февраля 2020 года говорил о возможности студентов «…участвовать в своём развитии через формирование образовательных программ. Это [означает, что] у каждого студента [должен быть] уникальный трек. Это вовлеченность, это совершенно другая заинтересованность работодателей, это возможность самоопределиться, скорректировать. Индивидуальные образовательные траектории – это возможность для мотивированных и талантливых студентов.

А.В. Никитин также считает необходимым дать больше свободы и возможностей студентам в плане выбора профилей по направлениям подготовки, и именно «…эти возможности как раз и могут помочь в плане междисциплинарности».

Сейчас – именно сейчас – у нас есть уникальная возможность открыть в системе высшего образования эпоху доверия. Необходимо расширить рамки ФГОСов. Ряду вузов такое право дано. Его, мне представляется, надо дать гораздо большему числу университетов. Доверие вузу – это и есть его репутация, а репутация вуза – это качество образования.
***
В заключение позволю себе обратить внимание на две ключевые идеи В.В. Путина: «Сильная региональная высшая школа – это педагогические, медицинские, инженерные кадры, прорывные решения и разработки, целое созвездие инновационных компаний и стартапов, команд, реализующих общественные, культурные инициативы, а передовая инфраструктура вузов – это настоящий мотор развития городской среды». С этим невозможно не согласиться. Именно в этом заложена глубокая миссия регионального высшего образования.

И вторая мысль президента: «Вся отечественная высшая школа должна отвечать гигантской скорости технологических и общественных перемен, быть с ними, что называется, на одной волне».

Итак, историческая закреплённость университетов в качестве стержня регионального образования и одновременно их чуткость к переменам и требованиям времени неминуемо ведут к их востребованности современностью.

Владимир Стромов

Читайте также: Ректор ТГМПИ Роман Бажилин: «Дистанционное обучение не панацея, а форс-мажорная ситуация»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*