История тамбовско-камерунского счастья многодетной семьи

Кевин и Кристина Фоне живут в таком районе города, где кругом сплошь многоэтажки. В таких местах люди часто не знают в лицо даже своих соседей, но с Кевином нередко здороваются совсем незнакомые люди. А если начать выяснять, откуда они его знают, то окажется, что он довольно приметная персона — и в самом деле не так уж часто можно встретить африканца, прогуливающегося с двумя маленькими детьми. Отец, гуляющий с детьми, до сих пор вызывает умиление, смешанное с удивлением, а уж иностранец… Впрочем, если семья гуляет в полном составе, то удивления меньше не становится, потому что семья эта русско-африканская, и некоторые особо любопытные прохожие, как рассказывает Кристина, даже иногда стараются украдкой заглянуть в коляску, видимо, чтобы выяснить, «чёрненький» или «беленький» малыш.

ИЗ СОЦСЕТЕЙ — В РЕАЛ

Кристина и Кевин познакомились в кафе, друг другу понравились, но это не была любовь с первого взгляда. Потом они продолжили общаться в соцсетях, а из них опять перешли в реал. Постепенно пришло понимание того, что они хотят быть вместе.

«Мне с самого начала нашего знакомства показалось, что Кевин милый и добрый, и с каждым днём я убеждалась в этом всё больше и больше», — рассказывает Кристина.

Правда, убедить в этом свою семью она смогла не сразу. На «смотринах» Кевин произвёл хорошее впечатление, но потом, оставшись с внучкой наедине, бабушка — она особенно переживала на этот счёт — допытывалась у Кристины, почему она не может найти какого-нибудь тамбовского парня. «Может, у него там на родине ещё десять жён уже есть?» — повторяла она классическую фразу.

Кевин об этих разговорах узнал, конечно, позже, когда все совершенно убедились, что он очень хороший зять, а десяти жён на родине у него нет. Между прочим, для регистрации брака нужно было запрашивать документ, который как раз подтверждал его «свободное состояние».

«Так получилось, что брак регистрировали в Москве. Свадьба была скромная, потому что оплачивали её мы сами, без помощи родителей», — вспоминает Кристина.

Но настоящее свадебное платье у неё всё равно было — тётя дала своё, «счастливое». Теперь уже не понять, в платье ли дело или в чём-то другом, но всё, похоже, и в самом деле складывается счастливо. Родные Кристины теперь полностью приняли её чернокожего мужа, и он сам с готовностью в семью входит — даже, случалось, снег чистил перед родительским домом. А Кристина, пусть и заочно, но очень нравится маме Кевина. Лично встречаться им ещё не приходилось, общение пока происходит только по Интернету.

«Мама совсем не возражала, когда узнала, что у меня будет русская жена, — она просто обрадовалась, что я женюсь. У меня три старших брата, но у них пока нет детей, а мама уже хочет внуков, так что когда она узнала, что у нас с Кристиной будет ребёнок, то она радовалась, наверное, больше нас. А ещё она говорила — очень хочу внучку», — вспоминает Кевин.

А когда в самом деле «получилась» девочка, радость мамы была почти такой же большой, как и самого Кевина. Назвали девочку Алисой — имя вроде бы и не очень русское, но уже привычное, в самый раз для девочки мулатки, а крестили с именем Роза — в честь камерунской бабушки. Благодаря Интернету она не только регулярно видит внуков, но и помогает, насколько возможно. Было дело, даже помогла справиться с расстройством желудка у Алисы. В поликлинике сказали, что это проявление ОВИ, но толком ничего не посоветовали, ну а бабушка напомнила известное средство — рисовый отвар и немного активированного угля.

Если всё сложится хорошо, то в этом году бабушка Роза встретится с внуками и в реале.

МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

В детстве Кевин собирался стать священником, но потом понял, что хочет, чтобы у него была семья (он католик, а католические священники соблюдают целибат).

«Я мечтал о двух детях — девочке и мальчике», — рассказывает он о том, как сбываются детские мечты, ведь сейчас у него есть и девочка, и мальчик.

Младший ребёнок оказался совсем-совсем «незапланированным», и они с Кристиной всерьёз раздумывали, как поступить с этой «ошибкой». Кевину поначалу казалось, что второй ребёнок сейчас немного некстати, ведь у него даже нет постоянной работы, но мама, с которой он поделился сомнениями, уверила его, что в таких случаях Бог непременно поможет.

«Сейчас, когда я держу на руках сына, то испытываю такие чувства, которые невозможно передать словами. И как представить, что вот этого могло бы не быть?! Это замечательная «ошибка!» — восклицает Кевин.

А Бог, похоже, в самом деле помогает: удаётся зарабатывать и сводить концы с концами, а ещё — наконец удалось сдать документы для получения вида на жительство.

Кевин уверен, что если получит этот документ, то сможет многого добиться — он верит в свои силы, да и активности ему не занимать. В своё время, когда он учился в Брянском университете, он был не только одним из первых иностранных студентов в этом вузе, но и одним из лидеров среди них.

«Сейчас в России, в Мичуринске, учится сестра Кевина. Она часто бывает у нас в гостях», — говорит Кристина.

Именно сестра мужа иногда делает маленькой Алисе африканские причёски. Конечно, в два года никому не нравится долго причёсываться, но, наверное, вскоре она уже сможет оценить результат и терпеть ради него.
В Камеруне практически все говорят по-французски и по-английски. Есть ещё «народные языки», но, как рассказывает Кевин, на них говорят только в сельской местности, и, например, он этих языков не знает. Французским и английским владеет он свободно, а с детьми чаще всего говорит по-русски или по-французски. Морис — так зовут сына — ещё слишком мал, чтобы отвечать, а вот Алиса сейчас не просто учится говорить, но на двух языках сразу. Для неё, похоже, нет разницы между двумя языками, и на вопрос, заданный по-русски, она вполне может ответить по-французски, а на русское «Пора собираться ложиться спать», отвечать «No, no, no!».

Впрочем, режим дети соблюдают строго.

«Кевин — хороший, внимательный и ответственный отец», — уверена Кристина.

ПРИНЦИПЫ И ТРАДИЦИИ

Кевин — младшей ребёнок в семье, и у него нет особого опыта в воспитании детей, «тренироваться» было не на ком, но есть твёрдые представления о том, как надо детей воспитывать. Он считает, что непременно нужно соблюдать режим, детям надо вовремя и рано ложиться спать, не привередничать в еде, спать днём.

«Не хочу раньше времени давать Алисе телефон, в основном она на телефоне смотрит детский канал на французском», — рассказывает Кевин.

Ну а что касается дисциплины, то как-то подруга Кристины оставила у них на полдня сына, примерно такого же возраста, как и Алиса. Мальчик этот доставляет родителям много проблем тем, что его очень трудно уложить днём спать, — и каково же было удивление подруги, когда, придя за сыном, она обнаружила, что у детей сончас, и её «ванька-встанька» тоже спит.

У Кристины к моменту знакомства с Кевином уже был сын. Мальчик пока живёт у бабушки, потому что в однокомнатной квартире всем пятерым будет тесновато.

«Я хочу, чтобы как только появится возможность, мы все жили вместе. Сейчас мы стараемся, чтобы мальчик больше бывал у нас, привыкал к нашим правилам», — говорит Кевин, и Кристина его полностью поддерживает.

В общем, никакого «конфликта культур» не происходит, взгляды на жизнь, на воспитание детей у Кевина вполне традиционные. И если есть в них что-то особенное, то, скорее, вот эта самая традиционность. Он не скрывает, что хочет, чтобы дети не только знали наравне с русским французский язык, но и воспитывались с учётом подхода, принятого в его стране: уважение к родителям, ценность семьи, трудолюбие.

Сходство взглядов по таким направлениям — главное, и если оно есть, то есть и большая уверенность, что семья будет крепкой. Ну а всякие мелочи вроде кулинарных пристрастий решаются в таких случаях как-то сами собой. Например, Кевин убедил Кристину в том, что фасоль — это вкусно. Его сестра иногда готовит на праздники национальные камерунские блюда, чаще не получается хотя бы потому, что для них нужны особые специи, которые здесь не купить. Кристина кое-чему у неё научилась, но в основном, конечно, готовит русскую еду.

«Борщ — это очень вкусно», — уверен Кевин.

А вот холодец, как и почти все иностранцы, он так и не распробовал.

Но это, конечно, совсем неважно, когда есть понимание в более важных вопросах.

ПО ДЕТЯМ ВИДНО ВСЁ

Кевин и Кристина говорят, что окружающие обращают внимание на их детей, и это понятно, ведь, несмотря ни на что, дети-мулаты всё ещё не стали обыденностью на тамбовских улицах. Но, может, внимание окружающих привлекает не только внешность милых малышей. Алиса и Морис — обыкновенные дети, которые могут и шуметь некстати, и плакать как бы без повода, но в то же время они очень спокойные, можно сказать, — безмятежные. Наверное, оттого, что при всей строгости методов воспитания Кевина, они всегда рядом с родителями, окружены любовью и покоем. Такой покой — один из признаков настоящей семьи. Создать такую семью под силу людям, которые в самом деле созданы друг для друга. Ну а национальность тут не имеет большого значения, ведь счастье — понятие интернациональное.

Читайте также: Жители тамбовского села многие годы ухаживают за безымянной могилой времен Великой Отечественной войны

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*