Тамбовские зрители вновь увидели «Трамвай «Желание»

Пожалуй, самая ожидаемая постановка, премьера которой состоялась в конце октября, снова вернулась на сцену Тамбовского драмтеатра. Как-то так вышло, что первый показ столь знакового спектакля тогда прошел практически незамеченным рецензентами и затем как-то незаметно исчез с театральной афиши. По крайней мере, ни одного показа «Трамвая «Желание» в декабре не было и только теперь, ближе к концу января, его снова смогли увидеть озадаченные поклонники Мельпомены.

Что и говорить, замахнуться на такую пьесу было шагом как очень смелым, так и очень рискованным. И одновременно очень заманчивым. «Трамвай «Желание» считается не просто одним из лучших творений гения Теннесси Уильямса, а одним из самых знаковых произведений мировой драматургии всех времен. При этом в нашей стране пьеса ставилась многими ведущими театрами, а классическую постановку столичного театра имени Владимира Маяковского со Светланой Немоляевой в роли Бланш Дюбуа, казалось бы, уже никогда не переплюнуть, не затмить, и даже сравниться с ней невозможно.

Однако замахнувшийся на столь тонкую драматургическую материю режиссер-постановщик Владислав Константинов поставил задачу, не оглядываясь на авторитеты и сложившуюся вокруг «Трамвая» почти мистическую ауру, сделать свой спектакль, непохожий ни на что.

Надо заметить, что за плечами режиссера есть не только немалый опыт, но и звания Заслуженного деятеля искусств республик Марий Эл и Калмыкии, а художник-постановщик спектакля Борис Голодницкий является лауреатом государственной премии Мари Эл.

Что же касается подбора актеров, то состав оказался просто ударным, и режиссеру оставалось только сказать свое веское творческое слово. Ирина Горбацкая и ее оппонент по философии происходящего на сцене Сергей Ключников могут сыграть все. Бланш Горбацкой оказалась действительно необычной и непохожей на привычные образы этой якобы разбалованной беззаботной жизнью разорившейся аристократки, вынужденной оказаться в среде простых провинциальных работяг, живущих примитивно и убого. Эта Бланш знает себе цену, но за внешней уверенностью сквозит почти детская незащищенность, и это не может не вызывать симпатию, несмотря на все ее грехи.

А у Стенли, за кого угораздило выйти замуж ее сестру, который хоть и вынужден воплощать неприятие этой появившейся в их кругу «белой вороны», причем неприятие даже не «пролетарское», а чисто маргинальное, тоже есть своя правда. Он недавно пришел с войны, с той самой Второй Мировой, где дрался с фашистами, и он завоевал эту мирную жизнь, пускай даже если кому-то она кажется примитивной и бездуховной. Это его право и в этом думающего зрителя Сергею Ключникову удалось убедить.

Однако эта пьеса гораздо сложнее простого столкновения эстетик и мировоззрений, порядочности отношений между людьми и обыденной жестокости, живущей в них. Удалось ли всю эту сложность раскрыть режиссеру и удалось ли зрителю это понять? Вопрос открытый. Но ясно одно – эта вроде бы американская трагедия абсолютно про нас. Несмотря на все идеологические стрелы, что сейчас модно посылать за океан. У нас гораздо больше общего, чем можно представить. И этот спектакль по пьесе до мозга костей американского драматурга невольно заставляет нас взглянуть в зеркало, на которое невозможно пенять. Даже если на эту остановку на окраине вас привез трамвай под странным названием «Желание»…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*