«Тамбовская Мара Боратынского  — это как Михайловское Пушкина или Тарханы Лермонтова»

Тамбовские литераторы обратились к губернатору с просьбой содействовать восстановлению усадьбы Боратынского в Уметском районе

«Боратынский принадлежит к числу отличных наших поэтов… Гармония его стихов, свежесть слога, живость и точность выражения должны поразить всякого хотя несколько одаренного вкусом и чувством», — так писал о Евгении Боратынском Александр Пушкин.

Боратынского до сих пор считают одной из самых ярких и в то же время загадочных и недооцененных фигур русской литературы. Наверное, все знают, что Евгений Абрамович – русский солдат и поэт родился на Тамбовщине. В Тамбове не так давно, всего лишь в 2011 году ему поставили памятник на площади Коминтерна, неподалеку от снесенного годом ранее неизвестными вандалами дома двоюродного племянника поэта Михаила Боратынского.

19 марта в краеведческом музее прошел литературный вечер, посвященный 219-летию со дня рождения поэта. В нем участвовали тамбовские литераторы, краеведы, историки.

Открывая вечер, директор музея Андрей Чиликин отметил, что Боратынского помнят и чтят в Финляндии, где он служил пять лет и состоялся как поэт. Музей Боратынского открылся в Казани в особняке, принадлежавшем сыну поэта Николаю Боратынскому при непосредственном участии президента республики Рустама Минниханова. На Тамбовщине издано немало книг о поэте, есть литературная премия, названная в его честь, проходят поэтические фестивали, но усадьба в имении Мара Уметского района до сих пор не восстановлена.

Профессор Владимир Андреев в свою очередь рассказал потрясающую историю о борьбе тамбовских литераторов, краеведов и историков за восстановление усадьбы. Длится она с середины 70-х годов прошлого века. За это время еще советскими властями было принято несколько решений о воссоздании усадьбы, но эти решения так и не воплотились в жизнь.

За эти годы, так и не дождавшись исполнения своей мечты о возрождении Мары, из жизни ушли писатели, краеведы – Николай Гордеев, Владимир Пешков, автор прекрасной книги «Тамбовская тропинка к Пушкину», Владимир Шпильчин, Алексей Захаров, Владимир Руделев и многие другие. Памятником их служению наследию Боратынского остается школа села Софьинка, в которой действует единственный в области музей Боратынского. Однако школа сейчас на грани закрытия. Расположена она в аварийном историческом здании XIX века и учится в ней сейчас только десяток школьников.

По словам председателя Уметского райсовета Александра Сучкова, сейчас тамбовские специалисты оценивают состояние здания, которое требует ремонта. Но средств на это и содержание малокомплектной школы в районе нет. Поэтому местные власти хотят перенести музей Боратынского в районный центр. Хотя, конечно же, при этом он потеряет большую часть аутентичности.

«Пророком, принесшим себя в жертву», — назвала Боратынского Лидия Пешкова, вдова писателя Владимира Пешкова. По ее словам, поэзию Боратынского называют не иначе как «гармонией таинственной власти».

 

Здесь надо отметить, что Нобелевский лауреат Иосиф Бродский говорил о стихах Боратынского так: «На мой взгляд, в том самом русле русской психологической поэзии, по крайней мере, в смысле участия элементов психологического анализа в стихе, Боратынский был куда более глубоким и значительным явлением, чем Пушкин».

«И, если уж мы говорим о Боратынском, то я бы сказал, что лучшее стихотворение русской поэзии — это «Запустение». В «Запустении» все гениально: поэтика, синтаксис, восприятие мира», — говорил Бродский.

Философ Боратынский по его мнению, был автором куда более глубокой и метафизической поэзии.

Впрочем, сам Пушкин, который, кстати, был другом Боратынского, ценил и другой талант своего приятеля, признаваясь,  что «если впредь Боратынский зашагает так, как шагал до сих пор, то оставим все ему эротическое поприще и кинемся каждый в свою сторону, а то спасенья нет». Так он писал об элегиях Боратынского.

По мнению тамбовских литераторов, восстановленная усадьба Боратынского в Маре станет таким же туристическим и культурным бриллиантом в России как пушкинское Михайловское или лермонтовские Тарханы.

«Боратынский оставил на богатое наследство любви и красоты, но мы его до сих пор не оценили и ничего не сделали для его популяризации», — отметил Владимир Андреев.

 

В итоге литераторы подписали письмо губернатору Александру Никтитину, в котором просят его содействовать в восстановлении усадьбы Боратынского. Ведь это будет иметь большое экономическое и нравственное значение. Усадьба и музей поэта будут привлекать туристов со всей России. Они станут отправной точкой возрождения не только села Софьинка, но и всего Уметского района, станут новой победой Тамбовщины в деле сохранения исторического наследия и развития туризма.

Справка: Евгений Абрамович Боратынский (Баратынский) родился 19 февраля [2 марта] 1800 года (в некоторых источниках 7 (19) марта 1800) в селе Вяжля, Кирсановского уезда. Скончался 29 июня [11 июля] 1844 в Неаполье. Его семья принадлежала к знатному дворянскому роду. Предки его из польского рода шляхтичей, которые получили свою фамилию по названию принадлежащего им  замка «Боратынь». Отец, Абрам Баратынский, служил офицером в лейб-гвардии Преображенского полка. Мать будущего поэта, Александра Черепанова, в молодости состояла фрейлиной при императорском дворе.

Получив начальное домашнее образование, в 1808 году Евгений отправился в частный немецкий пансион. К его безупречному итальянскому и французскому языкам прибавился немецкий. После пансиона он перешел в самое престижное в то время военно-учебное заведение – Пажеский корпус.

В 19 лет Баратынский поступил простым солдатом в Егерский лейб-гвардии полк. Далее перешёл в Нейшлотский пехотный полк в Финляндии. Пятилетнее пребывание в Финляндии оставило глубочайшие впечатления в Баратынском и ярко отразилось на его поэзии. Впечатлениям от «сурового края» обязан он несколькими лучшими своими лирическими стихотворениями («Финляндия», «Водопад») и поэмой «Эда».

Осенью 1843 года Боратынский осуществил своё давнее желание — путешествие за границу. Полгода проводит в Париже, где познакомился со многими французскими писателями. Весной 1844 года Боратынский отправился через Марсель морем в Неаполь. В Неаполе он скоропостижно скончался. Его тело было перевезено в Петербург и похоронено в Александро-Невском монастыре, на Ново-Лазаревском кладбище (с 1876 года называется Тихвинским).

Читайте также: В Тамбове известный режиссер поставит кукольно-драматический спектакль

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*