48 часов с Рудольфом Нуреевым в тамбовской «Молодёжке»

Моноспектакль «Рудольф Нуреев. 48 часов» привёз на сцену Тамбовского молодёжного театра берлинский театр «Русская сцена». Это постановка режиссера театра — Инны Соколовой-Гордон по книге ирландского писателя Колум Маккэнна «Танцовщик».

«Это история о гении, о великой несправедливости, которая является наказанием за дар или условием дарования, — прокомментировала Инна. — Так сложилось, что вся деятельность и вся жизнь Нуреева оказались замешаны на скандале и эпатаже. Причём, получается, что скандалы непостижимым образом он провоцирует до сих пор, хотя его уже давно (почти 25 лет) нет в живых. Оттого личность Нуреева столь интересна людям и ныне».

Сюжетной основой спектакля является факт из жизни Нуреева. В Уфе в 1987 году умирала его мать. И танцовщик, который был заочно осуждён в СССР как «перебежчик», не вернувшийся с гастролей во Франции в 1961 году, добился разрешения приехать в Союз, чтобы повидаться с матерью. Правда, Нурееву дали только 48 часов. За это время он должен был прилететь в Москву, добраться до Уфы и успеть вернуться назад. Несмотря на такие условия, а также угрозу тюрьмы (некоторые его друзья считали, что позволение приехать – ловушка, ведь после побега его несколько раз хотели выкрасть и заочно приговорили к семи годам лагерей) он воспользовался возможностью навестить умирающую.

Действие спектакля, наполненное воспоминаниями и размышлениями Нуреева о своей жизни и предназначении, весьма драматично. Главную роль исполняет Андрэ Мошой.

Актёр невероятно пластичен. Видно, что для роли он немало работал над собой, постигая азы танца, чтобы быть достоверным. В некоторых сценах Андрэ приходиться не только танцевать, но и выполнять акробатические трюки на качающихся трапециях. И всё это он проделывает грациозно, с гибкостью кошки. И при этом актёр не выходит из образа. Он глубоко погружён в мир своего героя, стараясь донести до зрителя размышления Нуриева. За время спектакля публика ощущает колоссальный выплеск энергии, которая, конечно же, не может не затронуть и её. В ответ же она смогла одарить актёра искренним аплодисментами и даже слезами восторга.

После спектакля Андрэ Мошой на вопрос, что является для него главным в образе Нуреева, ответил:

«Конечно же, красота. Он был красив во всём. И даже в том поступке, в котором его обвиняли. Он был смел. Он сломал все стереотипы, которые до него сложились. Мы знаем, что после Нуреева ещё несколько человек остались за границей. Находясь за рубежом, он обожал свою страну. Я полностью верю словам Нуреева, когда он признавался, что никогда не говорил плохо о своей Родине».

Чтобы вы взяли у Нуреева для себя?

Мне сильно хочется ему подражать во всём. Но стать Нуреевым невозможно. Каждый должен искать свой путь. Но в чём-то я могу ему подражать.

Но какие общие черты удалось обнаружить?

Когда берёшься за какую-то роль, то всегда проводишь параллели между своей и судьбой героя. Моя жизнь и жизнь Нуреева соприкасаются в каких-то точках. Я так же, как и Нуреев, родился в деревне. И вся жизнь, которую он вспоминает, мне очень-очень знакома. Не говоря о том, что и советский быт мне знаком.

Я смотрел много фильмов о Нурееве. Итальянское телевидение, рассказывая только восхищённо о нём, тем не менее, подчёркивает, что он всегда работал на износ. Нуреев был требователен к себе и к своим партнёрам. А ещё он был жутко одинок. Нуреев стал одним из самых богатых танцовщиков, но при этом оставался одиноким и стремился домой. И когда ты чувствуешь его боль, то и профессия не оставляет тебя равнодушным. И ты начинаешь искать. Начинаешь жить с той интенсивностью, с какой жил Нуреев. Он расходовал себя по максимуму. И в этом хочется ему подражать.

Как вы добивались такой пластичности?

Часть от природы. Но и бесконечные репетиции. К этому и стремишься, чтобы пластика завораживала. Ведь до этого спектакля с миром танца меня ничего не связывало. Балетом никогда не занимался.

А заряд от тамбовской публики получили?

У вас удивительная публика. А ещё огромная благодарность Молодёжному театру. Здесь высокопрофессиональный коллектив. И технически сцена хорошо оснащена. Мы за максимально короткий срок всё установили. Потратили мало времени, по сравнению с другими театрами. Кажется шесть верёвок, но на установление иногда приходиться тратить до шести часов.

Каждая сцена разная. Не говоря, что нет двух одинаковых залов. И люди по разному реагируют. Первые 10 минут спектакля мне нужно понять, как реагирует публика. Мне нужно определить, чем могу её завлечь, повести за собой.

Что бы вы пожелали публике в Год театра?

Я хотел бы сказать тем людям, которые не приходят в театр. Они очень многое теряют. В маленьких гаджетах нет жизни. Надо в живую посмотреть на действие, посмотреть актёрам в глаза. И это будет им интересно. В театре вообще очень много интересного. А иначе жизнь проходит мимо.

Показ прошел в рамках проекта «Театральный проезд», разработанного Тамбовским молодёжным театром в рамках Года театра в России.

СПРАВКА «ТЖ» Берлинский театр «Русская сцена» — единственный профессиональный репертуарный театр Германии на русском языке. Режиссёр всех спектаклей, а также драматург и сценограф – Инна Соколова-Гордон. Она является основателем и художественным руководителем театра.

Профессию режиссёра-педагога Инна получила в Московском государственном университете культуры и искусств. Директор театра – её супруг Илья Гордон. У него нет художественного образования, однако за время работы в «Русской сцене» он освоил функции и управленца, и рабочего сцены.

Театр существует с начала 2000-х. Первоначально это была детская театральная студия. Занятия проходили в помещении русского театра в культурном центре Kulturbrauerei. С двумя профессиональными актёрами Инна поставила спектакль «Жена Еврейка» по пьесе Брехта. Позже к театру присоединился актёр Андрэ Мошой.

В стенах «Русской сцены» Мошой сыграл свою первую роль на русском языке. До этого он играл только на румынском и итальянском. С 2008 года «Русская сцена» начала арендовать помещение в центре западного Берлина. Большинство её артистов – выпускники театральных училищ бывшего СССР, продолжатели традиций русской театральной школы. Но есть и русскоязычные выпускники театральных факультетов Германии.

Репертуар театра составляют постановки по Чехову, Островскому, Шекспиру и других. Своей миссией театр считает поддержку традиций русского классического театра в Германии. Поэтому на вопрос, каким считать театр, европейским или русским, Инна всегда даёт однозначный ответ: русским. И поясняет: «В первую очередь мы себе сказали: немчее немцев не будешь. Поэтому надо делиться своим, показывать разницу, или наоборот, соотношение».

Читайте также: Актёр из Тамбова открыл год театра в Москве

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*