Проводы любви: Тамбовский драмтеатр представил премьеру по Достоевскому

И это была очень непростая задача. И не только потому, что Федор Михайлович Достоевский совсем непростой автор не только для театральной постановки, но и для осмысления. Пьесу классика мрачной психоделии «Кроткая» столичный режиссёр Игорь Лысов решил поставить не на главной большой сцене, а на самсой малой, где, собственного зрительного зала нет. Зрительские места здесь — просто стулья для максимум пяти десятков человек.

Сцены как таковой тоже нет, зато всё это позволяет оказаться как бы внутри действа и ощутить его до мурашек…
Это действительно очень печальная история. О том, как рождается нелюбовь и как умирает любовь, похожая на жалость. Любовь — высокое чувство, жалость — низкое и в этом конфликте герои пытаются найти себя. Но не находят, выбрав самые безвыходные пути — самоубийство и одиночество.

Чтобы воплотить все это на сцене, чем в данном случае является небольшая площадка прямо перед глазами зрителей, нужно буквально вывернуть себя наизнанку. Ведь здесь, хочешь ты того или нет, но зритель слышит дыхание актёров, здесь нет необходимости говорить громко, здесь всё обнажено. И остаётся только обнажить душу, что и делают на сцене Александра Мандрикова в роли Кроткой и Никита Логинов в роли закладчика в ломбарде, где герои и познакомились.

Поначалу кажется, что они очень сдержаны с своих чувствах. Это подчёркивает и скупой свет, лишь выхватывающий из тьмы фигуры людей в чёрном. Блекло-жёлтый, коричневый и чёрный — это цвета Достоевского. По крайней мере так они ассоциируются в сознании с атмосферой его произведений. Но действие развивается, эмоции накаляются, и в судорожном мигании стробоскопов герой Никиты Логинова разбрасывает столь непросто заработанные и ставшие ненужными ассигнации, когда его Кроткой больше нет.

Зачем деньги, зачем все, если в жизни нет самого главного? В спектакле занято всего четыре актёра. Но здесь нет второстепенных ролей. Допусти ошибку или неточность в одной мелочи и все распадётся в двух метрах от глаз зрителей. И потому точно выверена циничная сдержанность надменного гусарского офицера в исполнении Егора Катушенко. И потому с такой полицейской отрешённостью звучат слова напуганной служанки Лукерьи, сообщающей о том, как Кроткая шагнула из окна. И «всего полгорстки крови». И вся жизнь. Короткая, убитая неверием и жалостью, которую смертельно опасно принимать за любовь.

Актёры прожили в этом пространстве света и тени эту жизнь. И оказалось, что она абсолютно актуальна. А иначе, по мнению режиссёра, и не стоило бы ставить этот спектакль по совсем небольшому рассказу Достоевского. Кротость обманчива, человеческая душа ранима. И как признался Игорь Лысов, он хотел показать эту хрупкость жизни, которая может разбиться от всего одного неосторожного движения.

Люди об этом часто не задумываются. А цена — «всего полгорстки крови» на мостовой…

Читайте также: Тамбовский молодёжный театр открывает акцию «Лето в ТМТ»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*