От солдата Чонкина до генерала Гремина: к 80-летию заслуженного артиста России Станислава Чигасова

Актёр Станислав Чигасов служил в театре четыре десятилетия. Он выходил на сцену в Котласе, Борисоглебске, Вольске. Но большая часть его творческой жизни прошла на подмостках Мичуринского драматического театра. Здесь было сыграно им почти шесть десятков ролей. Сейчас Станислав Александрович на заслуженном отдыхе. Но и сегодня все коллеги дают высокую оценку сыгранным им ролям. О нём говорят:

«Этот артист обладал большим сценическим обаянием. На сцене он был пластичен, органичен, точен в выполнении режиссёрского замысла, владел искусством быстрого перевоплощения, мастерски импровизировал».

Актёры отмечают чуткость Чигасова по отношению к партнёрам по сцене. Руководство театра подчёркивает, что Станислава Александровича всегда отличали дисциплинированность и требовательность к себе, безотказность в любой творческой и общественной работе.

Трудное детство

Родился Станислав Чигасов в городе Котлас Архангельской области. Он никогда не видел своего отца, как и отец не узнал о рождении сына. Александр Чигасов был пограничником, служил начальником погранзаставы. Любопытно, что сын Чигасова, Игорь позже тоже служил в пограничных войсках, а сам Станислав Александрович во внутренних войсках.

«Папа был очень интеллигентным человеком, из богатой семьи, которая держала магазины, — вспоминает Станислав Чигасов, — Но в революцию всё рухнуло. Папа стал военным. Служил под Ленинградом на финской границе. Погиб в первых же боях Великой Отечественной войны». Его жена, которая ждала второго ребёнка, в это время ехала в эвакуацию с трёхлетней дочкой.

«Поезд попал под страшную бомбёжку, — продолжил Станислав Александрович. – Раненная мама с сестрой на руках чудом спаслись. Я родился в августе 1941 года уже в эвакуации. Маме пришлось поднимать детей одной. Благодаря ей мы не умерли на Севере от голода. Чтобы помочь маме, я и пошёл в 14 лет работать. Мама была суровой, серьёзной женщиной. Родилась в деревне Большая Мельница близ Великого Устюга. Её отец был строителем. Строил великолепные дома, церкви. Это как раз его сыновья все стали художниками. Например, мой дядя был художником Котласского театра. Когда дядя рисовал, я около него простаивал часами».

После курсов каменщиков, 16-летний Станислав работал на стройке. Одним из первых его объектов стал шикарный Дворец культуры железнодорожников. Когда молодые строители закончили возводить ДК, их пригласили на открытие. Идя по коридорам Дворца, ребята увидели множество объявлений с приглашениями в различные кружки. И Станислав с друзьями записался чуть ли не во все из них. Так юноши попали в художественную самодеятельность. Молодым парням повезло, так как руководители кружков были очень талантливыми людьми. К примеру, Евгения Милюкова закончила Ленинградскую консерваторию и руководила академическим хором. В хоре Станиславу очень нравилось петь. Он много занимался конферансом.

Выход на подмостки

Народный театр в ДК вёл замечательный человек. До войны он был сослан в Воркуту и руководил театром заключенных. А после реабилитации поселился в Котласе и организовал народный театр.

«Нас, уличных пацанов, — поясняет Чигасов, — он учил не просто актёрскому мастерству, учил жить. Очень был интеллигентным человеком».

Во время службы в армии Чигасов настолько ярко проявил себя в самодеятельности, что его даже пригласили в Ленинградский ансамбль внутренних войск. Предложение было очень заманчивым. Но дома его ждали мама и любимая девушка. И Людмила дождалась Станислава, и стала его женой.

После армии Чигасов вернулся в Котлас. А оттуда по комсомольской путевке поехал в Коряжму, недалеко от родного города, где шло строительство второго в Европе целлюлозного комбината. В Коряжме уже были наслышаны о Чигасове, и сразу же пригласили его в местный Дом культуры. Там Станислав занимался всем. Играл на басовой домре в народном оркестре, даже солировал. Надо было спеть — пел, станцевать — танцевал. Приглашали в качестве конферансье — выступал. Конферанс он всегда очень любил. Писал куплеты на злобу дня.

В Коряжме тоже был свой народный театр. С ним Чигасов вновь и попал в Котлас. На смотре народных театров в родном городе Станислава увидел главный режиссёр Котласского профессионального драматического театра Анатолий Кисельков. Он и пригласил артиста в свой театр. Чигасов был удивлён, ведь у него не было специального образования. Но Анатолий Миронович сказал, что через год сделает из него настоящего актёра.

«Театр в тот период попал в неудачную полосу, — объясняет Станислав Александрович. — На актёрской бирже в Москве были набраны молодые актёры, а они не приехали в Котлас. Смотр и помог Киселькову отобрать для театра шесть актёров из самодеятельности. Правда, через некоторое время их осталось только двое. Театр — штука жестокая. Актёром надо родиться. Когда нас брали в театр, то прямо сказали: вы можете состояться как актёры, а может быть, и нет. Прошёл год, и многим сказали: нет. Были слезы. Актёрского диапазона этих людей хватало для народного театра. А в профессиональном другие требования, более жёсткие. Актёр должен многое уметь. У меня дела пошли неплохо. Но сразу нашлись завистники: ты местный, тебя взяли по блату, а на самом деле ты никто».

Поиск своего театра
Был момент, когда Станислав даже подумывал, что надо уходить на завод. А потом решил: нет, надо поехать в другой театр и проверить себя. Он забрал свою семью и отправился в Москву на актёрскую биржу, где получил приглашение в Борисоглебский театр.

«Всё было хорошо. Роли давали интересные. Но зарплата актёра там была пять рублей в неделю, — рассказывает Станислав Александрович. — А у меня семья, маленький сын. Игорьку тогда был годик. Жена, Людмила Павловна, только что закончила Вологодский молочный институт. В Котласе у меня зарплата была 60 рублей в месяц. А здесь — 20 рублей. И я вновь решил ехать на биржу. Там разговорился с режиссёром Вольского театра. И первый вопрос: а зарплату у вас дают? Он рассмеялся и сказал, что даже премию дают».

В Вольском театре Чигасов служил восемь лет. Объездил с гастролями всю Саратовскую область.

«Это сейчас практически нет гастролей, а тогда мы очень много колесили. Иногда в такие дикие степи заезжали, где и театра-то ни разу люди не видели. Если бы не такие маленькие театры районных городков, то многие люди и вообще не знали бы, что такое театр».

Мичуринск

Однажды в газете Чигасов познакомился со статьёй главного режиссёра Мичуринского театра Глеба Томилина. Его размышления импонировали взглядам Станислава. И он написал режиссёру письмо с пожеланием поработать с ним.

Когда весной 1979 года Чигасова пригласили в Мичуринский театр, он решил съездить и с ним познакомиться. Актёр приехал в город ночью. Вышел на перрон из поезда — никого. Тогда Станислав обратился к дежурному офицеру. Тот вызвал «воронок», и Чигасова привезли в театр. На вахте дежурила старая женщина. Актёр попросил показать ему сцену. Бабушка провела и включила свет.

Как вспоминает Станислав Чигасов, он был так впечатлён, что ахнул:

«Батюшки! Это Театр! Настоящий, великолепный театр».

Мичуринский стал четвёртым театром в карьере актёра.

«Знаете, я не в обиде на судьбу, — утверждает Станислав Александрович. — Во всех театрах меня жаловали, давали хорошие роли. Всегда жалели, когда я уходил из театра. Но так складывалась судьба. Пока был молодым, искал свой театр, своего режиссёра. А в Мичуринском театре меня встретили тепло. Сразу дали роли. Сегодня Мичуринск считаю родным городом. Где бы я ни находился, ничего лучше Тамбовщины нет. Здесь и природа, и люди — всё родное».

Станислав Чигасов с головой погрузился в работу в театре. Он готов был репетировать с утра до ночи. И жена Людмила Павловна не препятствовала тому. Мудрая женщина понимала увлечённость мужа и принимала его таким, какой он есть. Людмила Павловна и сама не пропускала премьеры Мичуринского театра. Как говорится, идеальная супруга актёра.

Роли

Первой ролью в Мичуринской драме для Станислава Чигасова стал один из главных персонажей в комедии Глеба Томилина «Первый винокур» по Толстому. Затем его актёрский багаж пополнился самыми разными ролями. Он играл и положительных, и отрицательных героев, был занят в комедийных и драматических постановках.

«С амплуа у меня всегда было сложно, — признаётся Станислав Александрович. – Когда был молодой, вроде бы «простак». Кто-то ставил как на «инженю комик». Но, по-моему, раз и навсегда сложно за актёром закрепить одно амплуа. Я сегодня смотрю на наших ребят, они могут сыграть всё. У них большой диапазон. Хороший актёр – он и есть хороший актёр. И мне удалось в жизни сыграть много разных ролей. Играл Наполеона в «Корсиканке» и простого русского крестьянина в «Очень простой истории», Иван Чонкин в «Необычайных приключениях Ивана Чонкина» и генерала Гремина в «Евгении Онегине». Это всё моё. Эти роли мне дороги. Я понимаю этих персонажей и люблю от всей души».

А ещё в памяти зрителей остались такие роли Станислава Чигасова как Рисположенский («Свои люди – сочтёмся» Островского), Фабрицио («Трактирщица» Гольдони), Тимофей («Семейный портрет с посторонним» Лобозёрова), Яичница («Женитьба» Гоголя), Вафля («Дядя Ваня» Чехова), Садовник (сказка «Не тряси яблоко — само упадёт»), Президент («Коварство и любовь» Шиллера) Папаша Лепле («Эдит Пиаф» Каплуненко).

По природе Чигасов музыкален, играет на многих инструментах, что часто использовали в спектаклях. Его роли не раз отмечались различными наградами. Станислав Чигасов — лауреат регионального театрального фестиваля «Итоги сезона» и у него есть своя звезда на «Аллее звёзд» в Тамбове. В 2006 году Чигасов был удостоен звания «Заслуженный артист России».
Мастер на все руки

За плечами Станислава Александровича десятилетия насыщенной жизни. До театра, где он только не работал: на лесоповале, и на стройках, и на заводах. «У меня много строительных профессий, — подтверждает Чигасов. — Так что я на все руки от скуки. Когда я работал на большом комбинате, то научился чеканке».

Станислав пошёл к художникам и попросил показать. Правда, все сделанные чеканки он потом раздарил. Затем Чигасов увлёкся резьбой по дереву. Ему вообще было интересно осваивать разные виды искусства.

Однажды актёр был в Новомосковске на гастролях и увидел в магазине маску. Она запала в душу. Актёр купил деревянную разделочную доску и по памяти в гостиничном номере вырезал маску. Это был старик-ремеслённик с трубкой. Она до сих пор храниться у него, так как сын Игорь попросил никому не дарить. Потом Чигасов вырезал много различных масок. Позже увлёкся живописью. «Люблю писать пейзажи. Нравится их дарить своим знакомым. Люблю рисовать знаменательные места. На Севере много старинных храмов. Когда бывал на родине, их рисовал», — прокомментировал Чигасов.

Сын — актёр и режиссёр

Станислав Чигасов никогда не хотел, чтобы сын пошёл по его стопам. Игорь даже в школьной самодеятельности не участвовал. В актёры не собирался. Правда, все спектакли отца смотрел. После восьмого класса Игорь Чигасов поступил в пищевой техникум. Закончил его с отличием. Поступил на заочное отделение в Московский пищевой институт. Станислав Александрович этому был рад. Когда Игорь ушёл в армию, думал, что тот вернётся и продолжит учёбу. А Игорь после армии решил поступать в институт культуры.

Потом уехал в Москву, женился, работал в театрах. Там сочинил «Буратино-шоу», которое позже поставили в Мичуринском театре. А Игорь тем временем закончил ГИТИС.

«Потом распалась семья, и Игорь вернулся в Мичуринск, — пояснил Станислав Александрович. — У меня прекрасная внучка, она живёт с мамой в Лобно. И здесь у меня трое внуков. Игорь женился, и у него родился сын. Сегодня Игорь вновь живёт в Москве.

А ещё у меня дочка Катя, которая живёт со мной, у неё двое детей. Катя посвятила себя семье и медицине».

 

Читайте также: Юбилейный сезон Тамбовский драмтеатр открывает спектаклем «Без вины виноватые»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*