Мичуринский драматический театр открыл юбилейный сезон

Юбилейный 125-й театральный сезон МДТ торжественно открылся в прошедшие выходные. Зрители увидели премьерные спектакли: дети — музыкальную сказку «Аленький цветочек» (6+) в постановке главного режиссёра МДТ Николая Елесина; взрослые — комедию «Смешные деньги» Рэя Куни (16+) в постановке заслуженного артиста России Рината Фазлеева и премьеру прошлого сезона «Блудный сын» (16+) по Василию Шукшину.

В первый день после спектакля по традиции с приветственным словом на сцену вышли директор театра, заслуженный работник культуры РФ Галина Попова и главный режиссёр Николай Елесин. Они поделились предстоящими творческими планами и рассказали о грядущих переменах. Галина Николаевна поздравила с юбилеем творческой деятельности чету Дубровских. Заслуженная артистка России Ирина Дубровская и лауреат премии имени И. Н. Марина Сергей Дубровский служат на сцене Мичуринского театра уже четверть века! Также директор театра рассказала о пополнении труппы и представила зрителям новую артистку — выпускницу Алтайского института культуры по специальности актёр драматического театра и кино Ладу Большангорскую.

Со сцены Галина Николаевна поздравила юбиляров — заслуженную артистку России Викторию Дзидзан и Ирину Попову, а талантливого молодого артиста Сергея Холкина — с присуждением премии Тамбовской области имени народного артиста СССР Ивана Марина за значительный вклад в развитие театрального искусства. На V Международном театральном фестивале «Поговорим о любви…» в 2021 году артист Мичуринского драматического театра Сергей Холкин награждён дипломом за «Лучшую мужскую роль» за исполнение роли Егора Прокудина в спектакле «Блудный сын».

К 90-летию Шукшина

Спектакль «Блудный сын», поставленный Мичуринским драматическим театром, посвящён 90-летию Василия Шукшина. В основу постановки легла киноповесть «Калина красная» выдающегося писателя и актёра, ставшая одним из основных и судьбоносных произведений автора. Много лет спустя после выхода на экраны фильма «Калина красная», адаптировать драму для театра решился известный российский композитор, мастер театральной музыки Марк Самойлов.

Задача была не из простых, и не только потому, что воспринимать театральную «Калину», как музыкальный спектакль, всё-таки весьма необычно. Но главное, что зрители вольно или невольно будут сравнивать актёров театральной постановки с экранными — Егором Прокудиным, сыгранным Шукшиным и Любой Байкаловой — Федосеевой-Шукшиной.

И вот тут-то тяжелее всего даже не режиссёру, а артистам главных ролей, не быть раздавленными славой великих предшественников. Поэтому, когда смотришь на театральную программку МДТ к спектаклю «Блудный сын», на которой изображён с хитро-весёлым прищуром Василий Шукшин, почёсывающий затылок, так и слышатся его слова: «Да, ребята, за непростое дело взялись».

Впрочем, главный режиссёр Мичуринского театра Николай Елесин мастер музыкальных постановок, которые с большим успехом идут не только в Мичуринске, но и на различных российских сценах. К тому же с музыкальным материалом именно Марка Самойлова он знаком. До «Блудного сына» Елесин уже ставил его «Небесного тихохода». Поэтому, когда прошёл анонс, что мичуринский главреж решил осуществить шукшинскую «Калину», больших сомнений по поводу удачи постановки не было.

Сложнее было представить в роли Егора Прокудина не Шукшина, а какого-то другого актёра. И здесь задача перед Сергеем Холкиным, выбранного режиссёром на главную роль, стояла невероятная. Увести публику от неизбежной дилеммы: «похож-не похож», заставив задуматься над горькой судьбой Егора Прокудина и начать сопереживать ему. И Сергею Холкину удалось переломить ситуацию. Вместе с актёром и его персонажем сидящие в зале начинают понимать, как невероятно тяжёл и сложен путь от падения до покаяния.

 

Тихие праздники

Очень импонирует, что Холкин не ставит перед собой цели быть похожим на Шукшина. У него свой Прокудин. И даже рубаха на актёре не хрестоматийного красного, а оранжевого цвета. Ведь в психологии оранжевый цвет значит, что человек, предпочитающий его, активный, стремится к переменам и всегда движется вперед. К тому же оранжевый тон вносит в будничную рутину чувство праздника. А его и жаждет Егор Прокудин. Ему и ворованные деньги нужны, чтобы устраивать себе вечные праздники. Да только праздники у воров оборачиваются страшной пьянкой с еле сдерживаемой ненавистью друг к другу. А в другой сцене с купленными Прокудиным для веселья в городе «гостями» — в нудное, навевающее на Егора тоску застолье.

И лишь рядом с Любой Байкаловой Егор Прокудин начинает понимать, что праздники могут быть и тихими, нежными, как говориться, для души. Недаром время спустя Егор обронит фразу: «Хотелось, чтобы он нежности содрогнулась душа». Тихий праздник он испытает и когда вернётся в деревню после городского загула и будет с братом Любы Петром (Андрей Присницкий) ночью пить коньяк из банных ковшиков и разговаривать по душам, или когда отдаст ключи от директорской легковушки, решив пересесть на трактор, и получит душевные наставления от отца (Виталий Мещеряков) и матери (Ирина Дубровская) Любы.

Второе действие спектакля «Блудный сын» вообще получилось не только более драматичным, что заложено в материале, но и более пронзительным, проникновенным и по мизансценам, и по игре актёров, и по музыкальному ряду. Здесь ни мелодический ряд, пи песни не мешают главному развитию драматического действа, а лишь усиливают его тональность.

Хотелось бы отметить и пластическое решение спектакля балетмейстером заслуженным деятелем искусств РФ Ольгой Козорез. Мичуринский театр последнее время вообще отличается высоким уровнем сцен, где важную роль играет именно пластический рисунок. Поэтому сцены с актёрами, которые этому искусству стали уделять немалое время, под руководством талантливого балетмейстера в подобных эпизодах весьма органично вплетаются в канву музыкального спектакля «Блудный сын».

И всё же первое же действие создаёт впечатление перегруженности. Здесь много сцен с пластическим, хотя и весьма оригинальным решением, как, к примеру, проводы Егора из тюрьмы. Слишком много музыкально-танцевальных номеров, как в воровской «малине» танец с табуретками или танго Прокудина и Люсьен (Ирина Попова), а также песенных номеров, и даже главарь воровской банды Губошлёп в исполнении Сергея Дубровского впечатляет во втором действии куда больше, хотя у него в начале спектакля и более выигрышное время.

Спасительная сила любви

Глубже во втором действии раскрывается и образ Любы Байкаловой, сыгранной Алиной Кондрашовой. Молодая актриса недавно пришла в Мичуринский драматический театр. И судьба ей сразу подарила две большие главные роли в столь непохожих спектаклях, как «Кровавая свадьба» по Федерико Гарсия Лорке и в «Блудном сыне». Но Алина Кондрашова талантливо вписалась в режиссёрское решение спектакля.

Шукшин недаром свою героиню наделил фамилией Байкалова. Его Люба столь же глубока, чиста, и широка душой, как знаменитое озеро.
И Алине Кондрашовой удаётся быть убедительной во всех сложных сценах, особенно в тех, где она рядом с Егором Прокудиным. Исключительного драматического накала достигают те эпизоды, когда Люба и Егор посещают Куделиху (небольшая, но весьма пронзительная и сильная роль Татьяны Рогачёвой), когда выясняется, что старуха — это мать Прокудина, и когда Люба ставит условие, что свадьбе быть только после того, как Егор откроется матери, которую покинул 25 лет назад.

И вот тут всё внимание в спектакле переключается на Прокудина-Холкина. Дерзкий, бесшабашный, артистичный по натуре и способный к импровизации Егор Прокудин даже при всём блатном налёте и сломанной судьбе, остался в глубине души совестливым человеком. Даже видя мать, которая все эти долгие годы продолжает его ждать, и понимая всю жестокость своего поступка, он не может к ней вернуться вором. Потому он и говорит Любе: «Человеком надо вернуться».

В этих завершающих сценах Холкин играет со всем шукшинским, не по похожести, а по силе воздействия размахом. И зрители в эти моменты уже не видят актёра, они всем сердцем переживают за Прокудина. Любовь к «заочнице», как на зоне называют женщин, пишущим зекам письма, преображает Егора настолько, что он удивляется сам себе. Оказалось, что в каком-то потаённом уголке его сердца сохранились и нежность, и совесть.

В финальной сцене, даже зная о трагическом завершении истории, зрители до последней секунды надеются, что Егор выживет. По силе сопереживания герою Холкина эта сцена зацепляет настолько, что вспоминается и после спектакля. Уже позже, за дверями театра, по ассоциации в памяти всплывает последний эпизод из легендарного «Чапаева», когда герой Бабочкина погибает, почему-то остаётся уверенность, что Чапаев всё-таки выплыл. Образ Егора Прокудина получился у Сергея Холкина настолько близким народу, что он готов простить, понять и принять покаяние блудного сына.

Читайте также: Юбилейный сезон Тамбовский драмтеатр открывает спектаклем «Без вины виноватые»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*