Ушёл фотограф и журналист. Памяти Юрия Сычёва

Очень жаль, когда уходит настоящий человек. Юрий Александрович был настоящим фотографом, настоящим журналистом и настоящим творческим человеком. Это не просто преданность профессии, это преданность жизни.

Можно много говорить о его работе и жизни, и этого хватит, наверное, на целую книгу. А в тамбовскую журналистику он пришёл уже в зрелом возрасте, но в весьма интересное время – в стране гремела «перестройка», кипели перемены, и всё это фиксировал его объектив фотокорреспондента газеты «Комсомольское знамя», а затем «Города на Цне». Ну а тамбовские телезрители прекрасно знают Юрия Сычева как оператора — по его сюжетам и репортажам, что регулярно появлялись в выпусках новостей.

Для начинающих журналистов, кто знал его по другую сторону экрана и работал с ним в редакциях газет, он был не просто профессионалом своего дела, учителем. Есть такие учителя, рядом с которыми ты сам учишься у них, просто не можешь не учиться.

Мне здорово повезло работать с Юрием Александровичем. В нём просто кипела молодая энергия, и с ним было легко, хотя совсем не просто. Он не мог просто «щёлкнуть» героя репортажа, он должен был обязательно понять его, как человека, расспросить о жизни и его пристрастиях, и, зная это, сделать снимок Человека. Он так всегда говорил: «Мы человека должны показать, понимаешь!»

Это был и его долг, и его увлечённость. Он просто заряжал этой энергией. И здесь для него не было преград. Когда журналистская судьба нас забросила в Литву, в самые горячие дни борьбы за независимость, о которых страна узнала в связи с трагическими событиями у вильнюсской телебашни, Юрий Александрович показал на деле, как должен действовать фоторепортёр в экстремальных ситуациях. Он просто лез, что называется, на рожон, невзирая на все риски, и нам всё удалось. Эта поездка всё перевернула, а он тогда сказал: «Покажем всё, как есть. Всю правду. И плевать на официоз!»

А вот другой случай. Нам повезло брать интервью у Игоря Талькова, возможно одно из последних накануне его гибели. И пока я с неким юношеским максимализмом мучил артиста вопросами о рок-музыке и её роли в нашей жизни, Юрий Александрович старался поймать тот самый кадр, что показал бы душу этого действительно выдающегося музыканта и человека. Потом снимал его подготовку к выступлению. Потом снимал концерт. И всё равно был чем-то неудовлетворен.

И когда мы уже попрощались с Игорем и уходили через опустевшую сцену, Юрий Александрович вдруг остановился и сказал: «Я понял, как надо снять! Вот здесь на пустой сцене, именно в такой полутьме!» И мы вернулись. Слава богу, уже уезжающего Талькова не пришлось долго уговаривать, по горящим глазам Юрия он всё понял. И тогда получился тот самый кадр, где Игорь Тальков как бы закрывается воротником шинели от холодного мира, который он обязательно должен изменить…

Юрий Сычёв был предан своей профессии и предан жизни. Тогда на площади в Вильнюсе на мои слова, что тут и шальная пуля может залететь, он спокойно ответил: «Может, наверное. Но мы же не можем не снимать!» И опять поднял объектив своего фотоаппарата. Он просто писал историю…

PS. Редакция газеты «Тамбовская жизнь» скорбит о безвременной кончине Юрия Сычёва. Многие из нас были с ним знакомы и дружны. Приносим свои искренние соболезнования родным и близким Юрия Александровича. Светлая память!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*