«Лечение» карантина: о поддержке малых предприятий, пострадавших от борьбы с коронавирусом

Те карантинные меры, с помощью которых человечество безуспешно пытается остановить коронавирус COVID-19, нанесли экономике больший урон, чем сама пандемия. Директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева заявила во время выступления в Институте международной экономики в Вашингтоне, что мир может скатиться в новую Великую депрессию – беспрецедентный кризис, который поразил США, а затем и весь мир в тридцатые годы прошлого века.

Ожидаемые неурядицы

Трудно сказать, сгущает ли она краски, но разницу между тогдашним кризисом и возможным нынешним можно заметить невооруженным глазом. Великая депрессия обрушилась на Штаты неожиданно в ту пору, когда в мире преобладал крайне оптимистичный взгляд на будущее. Очень многим тогда казалось, что перед человечеством или, по крайней мере, его передовыми странами, открылась ровная дорога прогресса и процветания. Никто не предполагал, что обвал фондового рынка обернётся крахом всей экономики.

Сейчас ситуация другая. Число оптимистов сейчас невелико. Кризис ждали давно, и неожиданностью он не станет. Многие даже будут говорить, что дело не в коронавирусе и что пандемия стала лишь спусковым крючком назревших неурядиц.

Но, как бы то ни было, попытки остановить пандемию больно ударили по экономике всего мира и российской в особенности. От попыток ограничить передвижение людей и товаров пострадал в первую очередь малый бизнес, стремительно теряющий как рынки сбыта, так и возможность заниматься производственной или торговой деятельностью. При этом приходится платить и многие налоги, и арендную плату. Однако самая тяжелая повинность для бизнеса сейчас – выплата зарплаты вынужденно не работающим сотрудникам. Прибыли нет, так как производство или торговля стоят, а платить людям надо. По словам бизнес-омбудсмена Михаила Козельцева, государство фактически обязало предпринимателей это делать.

С другой стороны, как поступать иначе? Люди теряют работу и средства к существованию. Ситуация во многом сейчас серьёзнее, чем даже в девяностые годы. Тогда можно было пойти торговать на рынок или сделаться челноком и ездить за одеждой и предметами ширпотреба в Польшу или Турцию.

Сейчас дефицита одежды и обуви не наблюдается, челночный бизнес давно умер, а на рынке все места заняты. Впрочем, даже занятые места сейчас опустели из-за карантина.

Скромные возможности взаимопомощи

Очень больно ограничительные меры ударили по торговой сфере, так как на время карантина закрыты рынки и непродовольственные торговые центры.. По словам Михаила Козельцева, ему каждый день звонят предприниматели с просьбой о помощи. Только чем он может помочь?

Поддержать утопающих клиентов-предпринимателей пытаются некоторые компании. Например, один из тамбовских интернет-провайдеров написал на своей страничке:

«В это непростое время наша компания протягивает руку помощи своим партнёрам – представителям малого и среднего бизнеса. Если вы, так же как и мы, вынужденно перестроили свои бизнес-процессы и перевели сотрудников на удалённую работу и/или перешли на дистанционное обслуживание, расскажите нам об этом любым удобным для вас способом. Во-первых, мы обнулим ваш апрельский счёт за наши услуги. А во-вторых, с удовольствием поделимся вашей историей о выживании в условиях сложной эпидемиологической обстановки и о том, какие ваши товары или услуги могут получить тамбовчане, не выходя из дома, в своих официальных сообществах в сети. Преодолеем временные трудности вместе!»

Также одно из рекламно-информационных агентств предлагает клиентам из числа малого бизнеса бесплатное размещение рекламы в апреле.

Есть и другие примеры взаимовыручки, однако, по словам областного бизнес-омбудсмена Михаила Козельцева, всё это – единичные случаи.

«Есть такая проблема, в целом российская: все начинают плодить какие-то сущности. Один предлагает одно, другой другое. Кто-то практикует скидки для партнёров, кто-то пишет петиции… однако нормой взаимопомощь не стала. Ничего похожего на систему нет!»

Кроме того, даже если эта практика и получит распространение, она не выведет малый бизнес к выходу из туннеля. Поддержка утопающих коллег по цеху – это, по сути, перекладывание доходов из кармана в карман. Помогая партнёрам, компании уменьшают собственную прибыль. Делается это в первую очередь для того, чтобы удержать клиентов. Поднять же отрасль в целом, сделать её более рентабельной, решить её проблемы подобные действия не смогут.

Все надежды, как обычно, обращены на государство… однако возможности его не так уж велики.

Поделим ФНБ – и заживём?

Богатые страны могут поддержать поддержавших работу людей непосредственно бюджетными деньгами. Россию к таким государствам не относится. По данным МВФ от 20 апреля, РФ находится на 66 месте в мире по размеру душевого ВВП (по номиналу). Она лишь ненамного опережает Турцию и Бразилию.

При этом зависимость российской экономики от сырьевых доходов сохраняется, и нынешнее падение цен на нефть (практически до уровня 1999 года) приведёт к ещё большему скатыванию нашей страны вниз по рейтинговой таблице.

При таких скромных экономических показателях и далеко не радужных перспективах страна не может себе позволить возмещать убытки и упущенную выгоду всем людям, задействованным в сфере малого и среднего бизнеса. Что же касается Фонда национального благосостояния, который некоторые демагоги предлагают потратить на эти цели, то он не так уж и велик.

В малом и среднем бизнесе, по данным проекта «Сберданные», задействовано около 18,3 миллиона сотрудников. При той слабой производственной активности, которая сейчас наблюдается из-за карантина, раздача денег из фонда национального благосостояния такому количеству населения не поправит положение, лишь вызовет инфляцию.

Поэтому выглядит вполне логично, что руководство страны и регионов не хочет раздавать деньги всем пострадавшим от карантина и ограничивается гибкими мерами косвенной поддержки.

Ещё 15 апреля Владимир Путин на совещании с членами кабинета министров потребовал начать подготовку новых мер, направленных на поддержку экономики в условиях пандемии. В перечень наиболее пострадавших от пандемии отраслей компании малого и среднего бизнеса он предложил включить предприятия, торгующие не только продовольственными, но и непродовольственными товарами. В частности, малые и средние предприятия, по словам президента, должны получать деньги на выплату зарплаты из расчёта 12 130 рублей в месяц на каждого сотрудника. Правительство уже утвердило президентские предложения.

Правительство РФ приняло пакет мер поддержки малого и среднего бизнеса во время пандемии. Предприятия из наиболее пострадавших отраслей могут рассчитывать на отсрочку арендных и налоговых платежей, за исключением НДС. Вводится мораторий на банкротство таких компаний, запускаются специальные кредитные программы.

Кроме того, внушительный пакет мер подготовило Агентство стратегических инициатив и 20 апреля предложило их премьеру. Поддерживать граждан планируется через поддержку предприятий.

В частности, предлагается ввести налоговые каникулы во всех организациях, на оборот которых повлиял коронавирус, выдавать льготные кредиты наиболее пострадавшим предприятиям, предоставлять безвозвратные субсидии на выплату заработной платы сотрудникам.

В конце минувшей недели Минэкономразвития России подписало соглашения о выдаче беспроцентных кредитов малому и среднему бизнесу с 14 российскими банками. Это Сбербанк, Промсвязьбанк, ВТБ, Альфа-банк, Ак-Барс, Кузнецкий, Челябивестбанк, Саровбизнесбанк, РНКБ, МСП, «Открытие», «Акцепт», Томскпромстройбанк и Владбизнесбанк.

Также пять российских банков одобрили беспроцентные кредиты для малого и среднего бизнеса на сумму 4,6 миллиарда рублей (к концу прошлой недели).

Областные меры поддержки бизнеса

Область старается не бросать предпринимателей на произвол судьбы и поддерживает их в меру своих скромных возможностей.

«Региональные меры поддержки получат те предприятия, которые работают в сферах, наиболее пострадавших от приостановки деятельности, и при этом являются добросовестными налогоплательщиками», – заметила начальник управления регионального развития и поддержки инвестиционной деятельности области Ольга Камнева.

Фонд содействия кредитованию МСП разработал специальный антикризисный займ на 2 года под 6 процентов годовых. Правда, размер его ограничен миллионом рублей. Деньги можно потратить как на выдачу зарплаты, так и на оплату аренды помещений.

По словам исполняющего обязанности вице-губернатора Сергея Юхачёва, в Фонде содействия кредитованию аккумулированы большие средства, поступившие из федерального и регионального бюджетов. Подана заявка на дополнительное софинансирование – 250 миллионов рублей из федерального фонда.

Было увеличено пособие по безработице. Теперь оно составляет 12 тысяч 130 рублей. Выплаты будут получать и те люди, которых уволили весной.

Однако областные власти стараются препятствовать увольнениям. От предпринимателей требуют, чтобы сокращение численности сотрудников не превышало 10 процентов. Бизнесу выдают целевые беспроцентные кредиты под заработную плату. Планируются и безвозмездные выплаты за апрель и май, которые начнут рассчитывать во второй половине мая и июне. Бизнес будет получать на определенных условиях.

Льготные условия на приобретение для приобретения техники предлагает сельхозтоваропроизводителям Росагролизинг. Это тоже подаётся как антикризисная мера и именуется «лизинговым антивирусным продуктом». Аванс установлен в 0 процентов от стоимости предмета лизинга. Проще говоря, его нет вообще.

Также практикуются отсрочка по основному долгу на год, пропорциональное увеличение срока лизингового договора тоже на год и сохранение льготной ставки. Росагролизинг обещает сохранить все существующие скидки поставщикам в полном объеме. Сокращен пакет необходимых документов для проведения онлайн-сделок.

Правда, «антивирусное предложение» начнёт действовать лишь с первого июня.

Читайте также: В Тамбовской области разработаны антикризисные меры поддержки малого бизнеса

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*