Жива, мой друг, традиция в Атманках!

В Сосновском районе прошёл двухдневный фестиваль «Атмановские кулачки»

«Атмановские кулачки» можно считать событием международного масштаба. Высказывание вроде бы громкое, но один из организаторов вице-президент Федерации этноспорта России Анатолий Тедорадзе преувеличения здесь не видит, тем более, что ЮНЕСКО относит традиционные игры к всемирному культурному наследию. Ну а кулачные бои в селе Атманов Угол едва ли не единственные в своём роде, сохранившиеся в аутентичном виде практически до наших дней – ещё в конце восьмидесятых «стенка на стенку» здесь бились совсем по-настоящему.

Не реанимация, а развитие

Традиция не успела угаснуть, и возрождена если так можно сказать, по живому следу. Ну а когда-то они имели вполне практический смысл:

«По результатам боев собирались артели, отправлявшиеся на отхожий промысел, в которых ценилась и сила, и умение прийти на выручку — всё то, что проверялось в кулачном бою», — говорит Михаил Семенов, председатель тамбовского общества любителей краеведения.

Жители Атманова Угла частенько сходились в поединке с соседями из Вихляйки, с которыми у них были традиционные несогласия, потому что одни занимались заготовкой леса, другие сбором грибов. В общем, у боёв было реальное назначение, реальная (реальней некуда) – экономическая основа.

«Нельзя ставить задачу полностью восстановить кулачки в прежнем виде, и такой задачи мы себе не ставим. У нас задача другая — показать возможность развития традиций, жизнеспособность корней, найти пути развития этой традиции», — подчёркивает Михаил Семенов.

Поэтому Атмановские кулачки – это далеко не только спортивное мероприятие. Спорт здесь присутствует естественным образом, потому что он – одна из составляющих культуры, вырастает из неё, является одним из проявлений традиции и её развитием. Таким развитием традиции можно считать турнир серии «Этноспорт челлендж», в котором силами мерились богатыри из Росси и нескольких других стран, Польши, Литвы, Армении, Беларуси представлявших весь мир.

Слово «богатыри», которое часто используется всё-таки в переносном смысле здесь, пожалуй, применимо в самом-самом прямом: пять упражнений, в которых состязались участники, включали метание двухпудовой гири, перенос десятипудовых мешков, огромных пней, бревна… Бревно, использовавшееся на состязаниях, в обычной жизни оказалось по силам только четырем крепким мужчинам… В поединке богатырей победа осталась всё-таки на стороне «мира», но – без обид. Кстати, это была ещё одна особенность и традиция кулачных боёв: проигравших после не позорили, а тем, кто уклонялся от участия в этой довольно-таки жестокой забаве, обидных прозвищ не придумывали.

Это не домыслы, а вполне научный факт – им поделился Павел Скрынников, приехавший на фестиваль из Коломны, причём уже в пятый раз. Ему здесь интересно в силу научных пристрастий: он изучает современное славянство — да и вообще, как он считает, это место и это событие располагает к себе и притягивает. Притягательная сила кроется, по мнению Павла, как раз в аутентичности события, в том, что атмосфера молодецкой удали здесь не инсценирована, а в самом деле витает в воздухе.

Всё по-настоящему

Будь Павел фольклористом, ему было бы, наверное, интересно и просто походить по селу и поговорить с местными жителями и участниками фестиваля. Переводчик из Москвы и участник танцевального коллектива «Туда-сюда» Эллина Кузнецова как раз так и делает. С фестиваля, в котором коллектив участвует тоже не первый раз, они всегда уезжают с богатым фольклорным уловом.

Уж не знаю, приняла ли меня за собирателя фольклора или в самом деле в радость ей было подробно вспоминать о прошлом, но хозяйка огромной русской печи, сложенной специально для Атмановских кулачек несколько лет назад, Мария Квасова охотно и подробно рассказывала, как раньше в такой печке пекли хлеб. У неё дома когда-то действительно была такая печь. Сейчас газ. Разумеется, с ним удобнее, но с печкой все же уютно было… Причём настоящему собирателю фольклора и традиций стоило бы, наверное, не просто слушать и записывать, но и писать на диктофон, потому что южнорусский диалект теперь тоже нечасто услышишь.

Но если такую «неправильную», но своеобразную и тем красивую речь сейчас в самом деле услышишь нечасто, то это вовсе не значит, что традиции умерли, а корни её засохли. На самом-то деле все это живо, наверное, в каждом из нас. Вот, например, народный костюм, который нынче на улицах, естественно, не встретишь, на фестивале можно было увидеть на многих. И артисты больших народных коллективов, которых здесь было немало, не в счет. В сарафанах и домотканых, или очень похожих на них, портах ходили и артисты-любители, увлеченные настоящим, а не эстрадным фольклором, и те, кто интересуется идеями славянства. У многих из них, как у Элины Кузнецовой костюмы сшиты собственноручно, но удобно в них не только поэтому.

«Здесь вся атмосфера располагает к такой одежде», — считает Эллина.

На свой лад подтвердил её слова и Ярослав Тихонов. Он увлекается славянством, на Атмановские кулачки приехал по приглашению знакомых, и на следующий год непременно сюда вернётся. Несмотря на то, что увлечённые идеями славянства бывают не слишком расположены к православию – а Кулачки приурочены к сельскому престольному празднику Успения, — он не ощущает никакой идеологической противоречивости события.

«Все мы часть природы, и если человек ведает Бога, то он с любовью относится ко всему и ко всем», — говорит он, переступая босыми ногами по траве.

Трудность простоты

Ходить босиком – это на самом деле естественно, таким образом человек чувствует связь с землей и природой, ведь он – их дитя. …А детям естественно играть, хотя сегодня не в каждом дворе увидишь играющих детей. Но эти-то корни оживить проще простого, стоит только рассказать правила. Более чем на двух десятках площадок дети и подростки с увлечением играли в старинные игры, которые, оказывается, им очень нравятся.

Преподаватель допообразования из Москвы Анастасия Колесник приезжает сюда уже в пятый раз, каждый раз она с коллегами учит ребят новым играм, местные дети приходят и сами просят об этом. В том, как увлекательна может быть старинная игра, убеждал азарт, с каким ребятишки лет десяти играли в «Шалыгу».

Правила объяснять долго, суть в том, чтобы сорвать с водящего шапку и не быть осаленным — надо полагать, той самой шалыгой, в роли которой выступал мешок, набитый чем-то легким (в старину всё было серьёзнее, это был березовый туес или просто старый лапоть). Палочные бои, тоже, конечно, не на деревянных, а на синтепоновых дубинках, вполне могут способствовать снятию стресса и служить для выпуска лишней энергии, считает присматривающий за порядком на этой площадке Александр Жарков.

«Надо только за порядком следить, чтобы правила соблюдали, и всё в драку не превратилось», — поясняет он свою основную задачу.

Но старинные игры не так уж просты. Например, клюшкование, отчасти напоминающее хоккей, на самом-то деле будет потруднее, об этом честно предупреждает старший этой площадки Игорь Щекотов.

«Я хоккеем занимался, и там, мне кажется, всё проще», — подтверждает его слова юный тамбовчанин Алеша Неверов.

И это при том, что правила на редкость просты: всего-то и надо, что загнать клюшкой в лунку деревянный мяч. Но ловкости и сноровки для этого, как выясняется, требуется немало. Как, собственно говоря, и в поединке стенка на стенку. Там тоже всё просто, а суть простоты сводится к тому, что «нельзя ничего»: запрещены захваты, удары в спины и ещё многое другое.

«Только бокс и толчки», — повторяет, инструктируя бойцов, судья из Белгорода Константин Воинов.

Простота характерна для многих, если не всех, традиционных видов искусства, спорта и т.д. Но в этой простоте особенная сила, которую можно даже ощутить физически.

Жизненная сила

Мастерица из Рассказова Татьяна Карева, представлявшая на фестивале семейную мастерскую ручного ткачества, рассказывает, как удивительные вещи творились… с простым домотканым половиком. Но по порядку.

Захотела она как-то домотканый половичок, как раньше, искала везде, наконец нашла – а на нём «made in India». Обидно стало, и задумала она сама такой соткать. А станка-то нет. Искала-искала, приехала в Верхнеспасское, нашла старушку, та вначале её чуть ли не мошенницей посчитала, а потом они так сдружились, что и станок старинный она ей недорого продала, и половичек ещё. Постлала Татьяна половик на кухне возле стола, где хозяйка больше всего топчется, и заметила:

«Прихожу с работы, усталая, начинаю на кухне заниматься, по половичку похожу – и усталости как не бывало! Наверное, нервные окончания массируются», — предполагает она.

Наверное, это так и есть, но почему-то нервные окончания особенно чутки именно к переплетениям нитей, которые помнят касания человеческих рук…

Когда-то, когда традиция ещё не была традицией, а только образом жизни, каждый человек ощущал себя, прежде всего, частью семьи, рода, народа. Сегодня мы любим повторять, что каждый уникален, но часто эта уникальность всего лишь другое название для индивидуализма и одиночества. На Атмановских кулачках легко встретить действительно уникальных людей: ремесленников, артистов, спортсменов, — каждый из которых мастер и личность, но живые корни их талантов — традиция, и быть причастным к этой традиции – действительно верный способ выражения уникальности.

Читайте также: Наливные яблоки, ароматное варенье, каша с малиной: в селе Дубовое прошёл «Фруктово-ягодный вернисаж»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*