Алексей Моргунов: «В самоизоляции есть свои плюсы. Но минусов не меньше!»

С балкона шестнадцатого этажа высотки на севере Тамбова, где живет Алексей, весь город, как на ладони. А в хорошую погоду виден даже недальний Котовск. Солнце садится за горизонт, окрашивая мир в багрово-сиреневые тона, и это не может не вдохновлять. Даже если ты вынужден находиться сейчас, как и все музыканты, на самоизоляции. Но руководителю известного далеко за пределами Тамбова оркестра русских народных инструментов Детской музыкальной школы №2, лауреата всероссийских и международных конкурсов Алексею Моргунову скучать совсем не приходится. А какие новые возможности для творчества, новых дистанционных проектов и занятий с учениками дала эта изоляция, он поделился с журналистами «ТЖ», прямо и откровенно.

— Алексей, итак, уже полтора месяца сфера культуры живет в режиме самоизоляции. Вообще, вы готовы были к тому, что самоизоляция здесь станет такой жесткой?

— Знаете, честно говоря, я ожидал, что карантин во всех сферах, а не только в культуре, будет гораздо жестче. Это логично. Потому что пусть лучше будет настоящий жесткий карантин, чем долгий мягкий, что мы имеем. И тогда мы выйдем из него быстрее, а значит и нормальная жизнь быстрее наладится. Но что касается культурной жизни, то на ней пандемия отразилась особенно сильно. Все ушло на «дистанционку», включая процесс музыкального образования. А музыка высокого уровня — это как спорт высших достижений, где дистанционно рекордов не поставишь. Не зря есть такой анекдот: «Почему соловей заливается, поражая всех, а воробей только чирикает? Потому что воробей закончил консерваторию дистанционно!».

— Но пока другого выхода нет.

— Безусловно. И в нашей музыкальной школе тоже занятия сейчас проходят дистанционно. Но это для меня не в новинку, такая практика и в обычное время всегда имеет место, без этого не обойтись Другое дело, что есть вещи, которые невозможно объяснить ученикам в режиме онлайн без живого общения. Это в первую очередь звучание, техника звукоизвлечения. Увы, но никакой самый продвинутый ZOOM не даст нужного качества звучания инструмента. Все эти онлайн-программы рассчитаны просто на речь, но не на звучание живых струн. Я уже не говорю о том, что в обучении технике игры важна работа мышц, их тонус, что проконтролировать через Интернет тоже невозможно. Короче, не люблю я такие занятия на расстоянии, но без этого сейчас никуда.

— И как вы работаете с учениками?

— Работаем индивидуально с каждым. Ребята присылают свои видеозаписи упражнений, я их анализирую, комментирую, корректирую, объясняю нюансы. Все уже привыкли к такой форме, и даже научились делать относительно хорошие записи. Каждому хочется сделать задание лучше.

— Но тут, очевидно, и родители должны свою роль сыграть?

— Еще бы! Не зря же говорят, что в педагогике должно быть триединство преподавателя, ученика и родителей. А без их участия, без их желания никакого результата не будет. Для ребенка надо создать условия. А это и техника для ондайн-занятий и умение увлечь. Да, не все дети усидчивы и терпеливы, но порой ребенка надо просто усадить, а дальше он уж включается в процесс занятия, в процесс творчества и тогда все получатся. Ну а невозможность встретиться всем в школьном классе сейчас у нас компенсирует еженедельный концерт-класс, который мы проводим в Интернете через ZOOM, где можно не только сыграть, но всем вместе пообщаться.

— Алексей, но если говорить о концертах в Интернете, то недавно вы с музыкантами не только вашего детского, но и других оркестров народных инструментов из разных городов России, удивили меломанов исполнением знаменитого «Болеро» Мориса Равеля — проект для нашей страны пока уникальный. Как вам это удалось?

— Точнее спросить, чего это стоило. А стоило месяца весьма напряженной работы, помимо учебных занятий, конечно. Сами судите — в проекте участвовали 70 музыкантов из семи регионов России, от Тамбова и Липецка до Новосибирска и Якутии. Идея пришла спонтанно, когда я увидел в сети ролик оркестра Парижской филармонии, музыканты которого, каждый находясь у себя дома в самоизоляции, сыграли это «Болеро». Я позвонил звукорежиссеру Липецкого оркестра русских народных инструментов Павлу Балматову и мы решили эту идею воплотить в России. О технических тонкостях этой задачи можно говорить долго. Ведь дело не только в том, чтобы музыканты сыграли свои партии, но чтобы строй всех инструментов совпал, чтобы все совпало по ритмике. Короче, эта была огромная работа, в первую очередь звукорежиссера по сведению, но в результате получился ролик, четыре с половиной минуты для современного Интернета, который увидели и услышали все желающие по всему миру.

— И если оркестр Парижской филармонии был в этом деле первым в мире, то ваш проект стал первым в России!

— И он стал первым, где участвовали музыканты из разных оркестров, многие из которых никогда не играли вместе и даже не видели друг друга. Но половина музыкантов проекта — из Тамбова. Это детский оркестр нашей музыкальной школы №2 и оркестр народных инструментов Музыкального колледжа имени Мержанова под управлением Алексея Артемьева.

— То есть, можно сказать, что появляется некое новое слово в музыке? Это имеет какое-то принципиальное значение для искусства?

— Не будем считать себя пророками. Но, похоже, благодаря этой самоизоляции действительно возникает новый жанр в искусстве. Точнее, идея носилась в воздухе, а самоизоляция подтолкнула к ее воплощению в жизнь. Как назовут это направление, не знаю. Может, что-то типа «мульти-медиа-арт», но это позволяет музыкантам на любом расстоянии соединить звучание своих инструментов в одном произведении. Думаю, технологии здесь будут совершенствоваться и это станет нормальной практикой.

— А есть планы продолжения подобных проектов?

— Конечно! Теперь вот решили замахнуться на не менее знаменитый, но очень сложный для исполнения виртуозный «Полет шмеля». Я разослал партитуры, в России сотни хороших балалаечников, а на этот раз мы расширим географию за пределы страны. К примеру, свои партии уже пишут пианисты из США, из Дубая. Это уже другой масштаб, и многое тут зависит от продвижения в сети. Но мы не намерены останавливаться. Музыка — это движение, а движение — это жизнь.

— А нет ли усталости от такой, даже очень творчески активной самоизоляции?

— Я об этом не задумываюсь. Просто времени на это нет. Работы стало гораздо больше. С утра до вечера и выходных для меня просто нет. На онлайн-обучение с ребятами уходит больше времени, это не традиционные уроки по 45 минут. Дистанционное обучение требует совершенно другой организации труда. Но зато я теперь не трачу часы на дорогу, на пробки по утрам. И высвободившееся время можно потратить на такое важное дело, как например, создание своей авторской видеошколы игры на балалайке. Это будет такая динамичная видеошкола для Интернета, где я смогу отвечать на вопросы и вносить в нее изменения. Это не говоря уже о дистанционных проектах со знакомыми музыкантами. Так что уставать некогда!

— А как повлияла самоизоляция на ваших знаменитых учеников-вундеркиндов Настю Тюрину и Кирилла Кулакова?

— Могу сказать, что она оказалась полезной в том плане, что у той же Насти появилась возможность отвлечься от частых концертов и обратить внимание на совершенствовании техники. Ведь концертное выступление с овациями — это одно, но развитие таланта — это все же другое. Это требует большого труда и времени, которого при плотном концертном графике просто нет. Это сейчас она маленькая девочка, виртуозно играющая на балалайке, но пройдет время, и надо будет доказывать среди взрослых виртуозов, что ты — номер один. Так что сейчас для саморазвития ей даже нужен такой карантин. Ну а что касается Кирилла, то он постарше и прекрасно понимает значение каждого нового труда, и постоянно присылает мне свои видео с упражнениями. А как только я разослал потенциальным участникам Интернет-проекта партитуры «Полета шмеля», то он первым прислал свое видео для корректировки. Так что все пока здесь идет нормально.

— Алексей, но пресловутая пандемия ведь сорвала ваши концерты в Европе, намеченные на это лето. Что теперь с ними будет?

— Надеюсь, они состоятся позже, кое-что перенесено на Рождество, оркестровые выступления — на следующее лето.. Есть договоренность с Денисом Мацуевым исполнить с нашим детским оркестром рапсодию Гершвина, но когда теперь это состоится, сейчас сказать трудно. Но будем надеяться и приближать то время, когда пандемия и вся эта самоизоляция при всех ее перечисленных плюсах, наконец, закончится. И мы услышим живую музыку, которую ничем не заменить. Обязательно услышим!

Читайте также: Тамбовские майские выходные — солнце при пандемии

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*