Не остывай, родник горячий! Виктор Герасин

Виктор Герасин, наш известный писатель, родился 24 сентября 1939 года в рабочем посёлке Земетчино Пензенской области, но вся его сознательная жизнь связана с Тамбовским краем. Здесь он окончил среднюю школу, Котовский индустриальный техникум, затем – Мичуринский педагогический институт.

Немало профессий сменил Виктор Иванович, прежде чем стать писателем: работал автослесарем, киномехаником, учителем, журналистом. С приобретением жизненного опыта стихи становились более значительными, стали появляться публикации в журналах, в коллективных книгах. В 1979 году в Воронеже, в Центрально-Чернозёмном книжном издательстве, вышел первый стихотворный сборник Виктора Герасина «Один денёк».

Работая над стихами, Виктор Герасин пробовал писать и прозу. Ко времени выхода стихотворного сборника у него уже было написано несколько рассказов. Два из них – «Газета» и «Углы» — в 1978 году опубликовал московский альманах «Истоки». Молодого автора заметили читатели и критика. Его рассказы привлекали искренностью, свежестью восприятия окружающего мира.

В начале 1980-х годов произведения Виктора Герасина появляются в журналах «Наш современник», «Подъём». Первая книга прозы «Не помни зла» была издана в 1981 году. Потом одна за другой начали выходить книги повестей и рассказов: «Костёр на снегу» (1984), «Час туда – час обратно» (1986), «Алёна Большая» (1988). Не менее плодотворными стали для писателя и все последующие годы.

С 1988 по 1993 год Виктор Герасин возглавлял Тамбовскую областную писательскую организацию, затем перешёл на журналистскую работу – стал редактором Котовский городской газеты «Наш вестник». В 1999 году у Виктора Герасина вышло в Тамбове двухтомное собрание сочинений «Нравы, норовы», куда вошли лучшие его повести и рассказы.

Герои его произведений идут по жизни нелёгким путём, как, впрочем, и сам автор. Для них работа – это радостная необходимость, в ней они видят смысл жизни. Захар Иванович Слетков из повести «Не помни зла» говорит: «Работа – это хорошо. Наверное, человек жив до тех пор, пока вот так чувствует всего себя в работе. А отойдёт от неё – всё, это начало смерти…»

Точно так же думает и другая героиня – Анна Петровна из рассказа «Живут люди». Автор знакомит нас, когда Анна Петровна возвращается домой с работы. Ей радостно и грустно. Радостно потому, что честно отработала положенное, грустно потому, что теперь она – пенсионерка. Все будут спешить на работу, а она…

«Анна Петровна представляла, как завтра к восьми часам в контору начнут сбегаться подруги, занимать свои столики. Перебросившись новостями, начнут извлекать из тумбочек толстые папки… А стол Анны Петровны будет впервые сиротливо пустовать, наводить пустотой этой на подруг тоскливое настроение. И каждая подумает невольно: был человек, работал рядом, а теперь нет его».

Проведя бессонную ночь, Анна Петровна пришла к твёрдому убеждению, что без работы – не жизнь. И утром, встав, как обычно, она «по выученной наизусть тропинке через сквер ровно без четверти восемь спешила к своему столу».

Необыкновенные судьбы героев, их живой, народный язык не могут не привлекать читателя. Автор умеет видеть в потоке событий главное, в людском потоке – интересные личности. Читая рассказ «Свиданье с Волгой», действительно идёшь на свиданье с просторами великой реки, с прекрасными людьми, умеющими увидеть и оценить эту красоту… Два тамбовских труженика, награждённые за хорошую работу путёвками в Волгоград, впервые видят огромную реку:

«По каменным ступеням спустились к самой воде. Вода покачивалась, поталкивалась в камень малыми барашками. Ветерок гнал мелкую рябь поперёк реки с того берега. Присев на корточки, Толя опустил ладони в воду. То же самое сделал и Ваня… Молчали оба, долго молчали, вглядываясь вдаль. Заговорил Толя, тихо так, под стать воде, заговорил:

— Вань, а ведь и из нашей Цны вода здесь. С наших полей, лугов. Ты понимаешь это, Ваня? Дела-то какие, а? Она, поди, наша водичка, и в берег-то поталкивается. Вроде того, что земляков встретила. Радостная водичка…»

Это осознание причастности своей малой родины к огромной Отчизне возвышает в собственных глазах простых тружеников одного из тамбовских совхозов: они у Волги и на Мамаевом кургане вдруг почувствовали себя гражданами непобедимой страны, и это чувство теперь навсегда останется в них…

Продолжение темы – в рассказе Виктора Герасина «Час туда – час обратно». Он тоже о рабочем человеке, приехавшем из тамбовского села в Москву за покупками. Здесь он встречается с сестрой, давно ставшей столичной жительницей, с братом, прилетевшим из Саратова повидаться с роднёй. В застольном разговоре Петро (так зовут главного героя рассказа) с горечью почувствовал, что и брат, и сестра давно стали чужими, что своими они были только в детстве, когда он, мальчишка, закрывал своим телом брата от заставшего их на реке града, спасал от смерти маленькую сестру.

Теперь перед ним были другие люди, забывшие деревенскую жизнь, говорившие о ней чуть ли не с презрением. Они летают на самолётах, у них свои интересы, никак не соприкасающиеся с интересами брата из деревни. Работяга Петро, выпивающий, иногда устраивающий жене скандалы, никогда не видевший реактивного самолёта, а уж тем более не летавший на нём, предстаёт перед читателем нравственно полноценнее учёного брата и москвички сестры. Оказавшись в аэропорту Быково, Петро, как мальчишка, не может оторвать взгляда от самолётов. Проводив брата, улетевшего домой, в Саратов, он вдруг почувствовал неодолимое желание подняться в небо. Вспомнил слова о преимуществе авиации в экономии времени: «И всего-то час туда – час обратно».

И это желание взяло верх над всеми другими его чувствами, и он берёт билет на самолёт, хотя знает, что на московской квартире сестры его ждёт жена, что надо ещё купить всё, за чем ехали в такую даль, и скорее возвращаться в родные тамбовские Овражки. Но не только в небесные просторы поднимается Петро, он поднимается над самим собой, над жизненной суетой. Душа его ликует: он, деревенский житель, летит на реактивном самолёте! Будет рассказывать землякам — так не поверят! В рассказе «Час туда – час обратно» читатель почувствует шукшинские интонации. Виктор Герасин бережно относится к традициям писателей-«деревенщиков», развивая эти традиции в применении к своим героям — жителям Тамбовской земли.

В произведениях Виктора Герасина отчётливо выделены женские характеры, а в повести «Моя вина» они особенно ярки. Это гадалка Вера, утешающая солдаток: вот, мол, карты показывают – живы, живы ваши мужья. А сама чёрную масть, сулившую слёзы, неприятности и потери, незаметно сбрасывала во время гадания в подол платья. Женщине, плохо жившей со своим Матвеем до войны, советует:

«На мужа обиду не таи… Время нынешнее не то. Придёшь вот домой, подумай хорошенько, сядь за стол да опиши ему, как ждёте вы его, как надеетесь живым увидеть. Пальцы ребятишек обрисуй на бумаге, пусть он там порадуется. Он и воспрянет духом-то. В какое иное время можно и обиды помнить, а ныне забывать о них всем нам надо. Наружу добро надо выставлять. Добро. Оно одно хранит людей да на земле удерживает. Помни об этом, если себе и детям желаешь счастья…»

Это и бабка Лагутиха, которая не утешает молодую женщину, получившую похоронку на мужа, а ругает её, мудро решив, что жалость и утешение в данном случае только расслабят вдову, а ей силы нужны, чтобы сына одной поднимать: «Лежишь всё? Ну, лежи, лежи! Как колода. На кого же малого оставить хочешь? Ты о нём подумала? Гляди-ко, посиврел весь. Не одна ты такая. Ишь, царица. Я вон в гражданскую осталась с четырьмя ртами и то в панику не дала себя. А ты…».

Самая главная героиня произведений Виктора Герасина – Доброта. Не случайно в каждом рассказе, в каждой повести незримо присутствует вопрос: как нам жить друг с другом – с детьми, с родителями, с соседями, с товарищами? По принципу: ты – мне, я – тебе, как молодой тракторист из повести «От избы до избы», привозивший сельчанам хлеб и бравший за услугу «на бутылку», или как другой герой этой же повести, тоже тракторист, бескорыстно спешивший на помощь, не дожидаясь, когда об этом попросят? Так и идут рядом добро и зло.

Вечная проблема борьбы между этими двумя жизненными категориями ставится и решается автором не «в лобовую», не рассуждениями о том, «что такое хорошо и что такое плохо», а через взаимоотношения людей, через их поступки. Некоторые подчас не ведают, что творят: беря плату за привоз хлеба, молодой человек рассуждает так: «Совесть – штука вредная… да и толку-то в ней, в одиночной совести. Вот когда она общая, тогда, я понимаю, она – сила. Одиночная же – это отклонение от нормы, это называется дурью…»

А другой, с «одиночной совестью», Сашка-синяя рубашка, как он сам себя называет, потеряв много драгоценного времени, делает изрядный крюк, чтобы довезти до дома женщину, застигнутую пургой. И она, эта женщина, которой за минуту до встречи с весёлым парнем, был не мил весь белый свет из-за людской чёрствости, сидит в кабине трактора, как на празднике великом. И кажется ей, что всё злое осталось позади. Она словно очистилась Сашкиной весёлостью и добротой и смотрит теперь на белый свет совсем другими глазами.

Все лучшие черты характера русского человека как бы сконцентрировались в Алёне Большой – героине одноимённого рассказа. Потеряв на войне мужа и сына, она воспитывает чужого ребёнка. Эта полуграмотная женщина-крестьянка оказалась мудрой воспитательницей, тонко чувствующей всю сложность человеческих отношений. Приёмного сына она учит добру и милосердию, справедливости, ответственности перед людьми: «Ты, сынка, особо-то с людьми не задирайся… не обижай их, а они тебя не обидят лишний раз; вам и без обид дел хватает; людей на зло не наводи, против тебя же оно обернётся…»

В каждом произведении, будь то рассказ или повесть, Виктор Герасин ненавязчиво подводит читателя всё к тому же вопросу. Но этот вопрос из частного – как нам жить друг с другом? – перерастает в общий, глобальный: как нам вообще жить в этом мире, где с добром соседствует зло?

Авторские сюжеты несложные: всё, кажется, лежит на поверхности; язык прост – мы слышим фразы, произносимые героями в общественном транспорте, в магазинах, на улице. За каждой фразой – живой человек, собеседник писателя и читателя. Но за простотой языка и сюжета скрывается подчас такая сложность человеческих отношений, которую нарочно не придумаешь, она – из жизни.

Вот простенький, на первый взгляд, рассказ «О чём ты, подруга?», повествующий о жизни двух женщин в доме престарелых. Бабка Катерина и бабка Настасья знают друг о друге всё: у Катерины сын благополучный, работает инженером, жена – экономист, дочка учится в институте.

«И ты по своей воле ушла от них в дом престарелых?» — удивляется Настасья, очутившаяся здесь из-за безвыходного положения: сын у неё непутёвый, по кривой дорожке пошёл. Она и привела в тюрьму. «Но чую, — говорит мать, — образумливается он, прозревает. Слова-то хоть человечьи в письме появились…»

И вот ждут матери своих сыновей – обещали они на Новый год посетить их. «Благополучный» сын со знакомыми передавал, что приедет к матери первого числа, а «непутёвый» в письме написал, что освобождается из заключения и не позже первого числа будет у матери… Томительны часы ожидания. Женщины вспоминают прожитую жизнь, и через эти воспоминания мы знакомимся с их детьми. Бабка Катерина радуется, что её сын – не чета Настасьиному, но боится она говорить о его благополучии, чтобы ненароком не обидеть подругу…

Неожиданный конец рассказа: когда день уже кончился и стало ясно, что никто не приедет, вдруг дверь в комнату открылась, и дежурная сообщила, что в кочегарке сидит сын Настасьи («непутёвый»!), проделавший по морозу в лёгкой одежде немалый путь, чтобы успеть к матери в обещанный день.

Тонко, с глубоким проникновением в психологию героев, передаёт писатель безысходное горе матери, понявшей, что её сын, живущий неподалёку от дома престарелых, просто очерствел от благополучной жизни. И если Настасьин «непутёвый», отсидев положенный срок в тюрьме, начал прозревать, то Катеринин «благополучный» попал в иное заключение – чёрствости и бездушия, из которого выйти не так просто.

И плачет Катерина, «норовит удержать плач в себе, но это ей плохо удаётся… Не зная, что говорят в таких случаях, Настасья приподнялась на локоть и спросила: — О чём ты, подруга?» Не ответила Катерина. Да и что отвечать на этот вопрос, когда нет ответа на главный: как ей жить дальше?

Тревога за судьбы людей звучит и в повести «Мосты», в рассказах «Чёрный омут», «Изба с краю», «Под грозой», «Волки». Автору удаётся избегать монотонности и однообразия повествования. Он с любовью рассказывает о земляках, которых хорошо знает, потому что живёт с ними рядом, оценивает их поступки, болеет за них душой. Чувствуется, как дорога писателю каждая история, рассказанная в книге, как нравится ему язык сельчан. Он не придумывает специально колоритные фразы, не перенасыщает речь героев неологизмами. Язык героев – это язык самого автора.

Органично вписывается в произведения Виктора Герасина природа. Она не живёт у писателя какой-то самостоятельной, отдельной от человека жизнью. Правда, далеко не все замечают её красоту. Как открытие воспринимает городской человек богатство красок леса, просторы полей, размеренную деревенскую жизнь. Такое чувство испытывает он, приехав на отдых в Листвянку – типичную русскую деревню: «Мне так и хотелось вслух воскликнуть: Боже ты мой, благодать-то какая!.. Хороший сентябрь в нашей средней полосе, та же нейтральная полоса года – между весной и летом, с одной стороны, и осенью и зимой – с другой. В нём есть всё от четырёх времён года: тепло и прохлада, увядание и цветение…».

Раскрывая перед нами очарование русской деревни, автор находит такие словесные краски и образы, которые помогают отчётливее представить всё, что увидел он: «С полей летят высоко серебристо-слюдянистые паутинки. Земля отдаёт свой светлый дух, который накопился в ней за лето…» Но в рассказе «Чёрный омут» нет безмятежности, успокоенности. И не потому только, что трагически сложилась судьба его героев.

Трагична судьба и самой деревни: она перестала существовать как «неперспективная». Много в Тамбовской области подобных Листвянок: были они на карте, а теперь их нет. Правда, остались их названия, собранные в книге краеведа Николая Васильевича Муравьёва (1906-1996г.г.) «Трагедия тамбовской деревни» (Тамбов, 2004).

Во всех своих книгах Виктор Иванович остаётся верен себе, – он пишет о людях, хорошо знакомых ему, об их судьбах; пишет неравнодушно, подчёркивая каждый раз с помощью художественных средств непреходящую ценность человека. Это к ним, своим героям, и к нам, читателям, обращается Виктор Герасин в одном из стихотворений:

Люди вы мои хорошие!
Я без вас – родник заброшенный…
Черпайте меня смелее,
Буду я ещё светлее.

Знаменательным оказался для писателя 2012 год: ему вручён Почётный знак Русского общества имени А. С. Пушкина, действующего во Львове, на Украине. В удостоверении к знаку написано: «За большие заслуги в развитии русской культуры, создание высокохудожественных литературных произведений международного уровня, укрепляющих гуманизм, лучшие человеческие качества, писатель Виктор Иванович Герасин награждён Почётным знаком Русского общества им. А. Пушкина». Этому предшествовал выход книги о нашем земляке украинской журналистки Светланы Демченко «Философия “выживания” в творчестве Виктора Герасина».

Писатель скончался 5 января 2016 года в Котовске. Несмотря на тяжёлую болезнь, Виктор Герасин до конца дней общался с теми, кто был ему дорог, с кем связан был его жизненный и творческий путь…

Валентина ДОРОЖКИНА,
член Союза писателей России

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*