В России определят единую стоимость морального ущерба

Федеральному агентству новостей стало известно, что на этой неделе Совет Федерации и Ассоциация юристов России определят суммы компенсации морального вреда по новой методике, которая разрабатывается в органах госвласти.

Данная методика уже получила отзывы правительства и Верховного суда, в которых настаивается на уменьшении размера базовой компенсации для приближения ее к российским реалиям. О каких суммах идет речь, что из себя представляет разработка юристов и как сумму выплаты можно будет подсчитать в онлайн-калькуляторе — в материале ФАН.

Ежегодно российские суды рассматривают около 16 тыс. дел о компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью, взыскивая свыше 2,7 млрд рублей. Это понятие пришло в российское гражданское законодательство в 1994 году и было закреплено в 151-й статье Гражданского кодекса — как страдания, которые могут быть компенсированы деньгами.

«В нашем правовом пространстве взыскание компенсации морального вреда — сложившаяся практика, которая применяется уже четверть века, — комментирует адвокат, эксперт движения «Сильная Россия» по правовым вопросам Янис Юкша. — Стороны почти всегда стараются применить такую возможность и взыскать средства за ущерб».

В настоящее время определенного денежного эквивалента «единицы страданий» в законе не существует. Статьи 151 и 1099 ГК РФ передали судам право определять размеры компенсации и указали лишь некоторые качественные критерии, которые стоит учитывать. Например, характер и степень нравственных и физических страданий; степень вины обидчика, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред; индивидуальные особенности потерпевшего и другие обстоятельства.

Отсутствие четких критериев рождает множество конфузов и даже курьезов в делах о компенсации морального вреда. Через суды в России можно потребовать компенсацию за моральный ущерб от бракованного смартфона и даже получить 20 тыс. рублей — так бизнесмен Эмиль Бадрутдинов из Казани потребовал деньги с ЦУМа за некачественный телефон Vertu Aster.

Реально подать в суд на социальную сеть Instagram за отмену «лайков» — с таким иском обратился блогер из Москвы Руслан Захаркин, который потребовал 500 тыс. рублей морального ущерба.

Даже за отсутствие сдачи с пятитысячной купюры у продуктового магазина можно взыскать компенсацию в размере 10 тыс. рублей. Но сумма, которую требует потерпевший, чаще всего в разы, а то и в десятки раз отличается от итоговой.

«Право написанное отличается от того, что живет в пространстве. Какие должны быть компенсации — это должно вырасти в сознании людей, — считает Юкша. — Для одной стороны должна быть справедливость, чтобы вред был заглажен, для другой стороны — неотвратимость, чтобы не совершать преступления».

Эксперты Ассоциации юристов России полагают, что человеческая жизнь и страдания в нашей стране очевидно недооценены. В марте 2020 года юристы представили даже онлайн-калькулятор для расчета суммы моральной компенсации.

Как рассказала ФАН первый зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Ирина Рукавишникова, собрать точные данные о размерах присуждаемых в России компенсаций морального вреда затруднительно. Это связано с отсутствием четких критериев оценки.

Для разработки специальной методики, на которую могли бы опираться судьи, на сайте телеканала Совета Федерации «Вместе-РФ» проводился всероссийский опрос о справедливых размерах компенсации морального вреда. Анкета содержала 14 типичных ситуаций, в каждой из которых респондентам предлагали определить справедливую сумму компенсации морального вреда. Юристы и обычные граждане представлены в опросе почти поровну, а четверть респондентов принимала участие в процессах о возмещении морального вреда и была знакома с процессом изнутри. В результате опроса выяснилось, что в похожих ситуациях размер компенсации мог различаться в 12 раз.

За причинение смерти по неосторожности в результате нарушений ПДД в 2018 году присуждались компенсации в размере от 400 до 800 тыс. рублей. При одинаковых общественно-опасных последствиях в одном из судебных решений был присужден в два раза больший размер компенсации, чем в другом.

«В опросе приняли участие более 4000 человек. Это люди самых разных возрастов и профессий, подавляющее большинство — без юридического образования и опыта участия в процессах по возмещению морального вреда. Интерес к такой форме компенсации у граждан есть, — рассказала ФАН Ирина Рукавишникова. — Конечно, они высказывали свое мнение о справедливых размерах возмещения причиненного вреда по каждой из ситуаций произвольно. Но один момент стоит отметить отдельно: почти все ответы респондентов содержат четкую диспропорцию. С точки зрения «пострадавшего» справедливый размер возмещения значительно (иногда — в десятки раз) выше, чем с позиции «причинитель вреда».

По мнению сенатора, это превентивный инструмент возмещения причиненного морального вреда. Основная его функция — не столько предотвратить правонарушения или преступления, сколько сгладить последствия уже причиненного вреда.
Как объяснили ФАН в Ассоциации юристов России, для типовых дел определяются базовые суммы, а точнее «базовые вменяемые компенсации». Например, за временный дефицит здоровья предлагается установить базовую ставку в сумме 5 тыс. рублей в день. Юристы считают это вменяемой компенсацией за постоянные сильные и мучительные боли и ограничения в передвижении в условиях стационара.

За боль и страдания, которые связаны с унижением человеческого достоинства, шоком, страхом за свою жизнь, базовую ставку предлагается установить в 1 млн рублей. Здесь предполагаются ситуации, когда серьезного вреда здоровью не нанесено, переживание было относительно коротким, но сильным, боль — невыносимой. Например, удар током, продолжительная асфиксия в результате попадания под завал, удар по лицу, изнасилование, пытки (при условии, что эти посягательства не повлекли постоянный или даже временный дефицит здоровью).

Также вводится методика «мягкой стандартизации», чтобы не лишить судью свободы усмотрения в определении размера компенсации. Это позволит сделать процесс более предсказуемым, практику разрешения споров — более унифицированной, а размеры присуждаемых компенсаций — более справедливыми.

«Размер базовой вменяемой компенсации морального вреда на случай полной парализации рук и ног по последствиям травмы у нас определен в 4,5 млн. рублей, а на случай потери родителем своего несовершеннолетнего ребенка — в 2 млн. рублей для так называемых типичных сценариев», — рассказала ФАН глава комиссии Ассоциации юристов России по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирина Фаст.

Сейчас, по словам собеседницы ФАН, основные споры ведутся вокруг базового размера компенсации, поскольку его невозможно обосновать: некоторым он кажется чрезмерно высоким по сравнению с финансовой ситуацией и уровнем средних заработных плат.

Это же подтвердила ФАН и Ирина Рукавишникова, которая сообщила, что федеральные органы исполнительной власти и Верховный Суд согласились с тем, что предложенная методика имеет право на существование. По ее данным, ведомства потребовали доработки в плане универсализации и приближения к российским реалиям. Особенно — в части уменьшения размера базовых компенсаций по отдельным типовым ситуациям.

«Позиция членов комиссии — сохранить ранее принятый размер, так как он соответствует общественным представлениям о справедливости, — сказала Ирина Фаст. — Это мы поняли из проведенных четырех социологических опросов: населения, юридического сообщества и даже судей. К тому же, базовый размер можно уменьшить до минимума в связи с тяжелым финансовым положением виновника, так как методика предусматривает соответствующий коэффициент. Поэтому люди со сложной финансовой ситуацией не пострадают. Язык не поворачивается назвать эти цифры чрезмерными и неадекватными тому горю и страданиям, которые люди испытывают в таких ситуациях».

Цифры еще будут меняться, но сам механизм универсального калькулятора для расчета оценки моральных страданий уже одобрен.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*