Литературный самородок из села Гомзяки

Роман «Чертополох» нашего земляка, писателя Виктора Фоменкова опубликован в популярном российском издании «Роман-газета». Я была несказанно рада, узнав эту новость. Рада за замечательного писателя, который своим талантом завоёвывает внимание различных издателей и критиков. Рада и за все более и более расширяющийся круг его читателей. Рассказы Фоменкова в последние годы публиковали журналы и альманахи: «Русское эхо» в Самаре, «Памир» в Таджикистане, «Подъём» в Воронеже, «Александръ» в Мичуринске. Есть выходы в свет и в этом году в альманахе «Тамбовский литератор» и в «Словесности» Московского союза литераторов.

Популярность к Виктору Фоменкову приходит постепенно, но неуклонно. Писателям из провинции всегда было сложно выйти на российские литературные просторы. А сегодня, хотя есть и скоростной интернет, и подавно. Просто читать люди стали намного меньше.

Чтение всегда было большим трудом. И особенно, когда книги требуют работы мысли. Информация в Интернете, в три предложения, не стоит умственных затрат, да ещё если она снабжена картинкой. Вот и скатывается большая часть человечества к бездумности, к безграмотности, и, в конечном счёте, к тупости. Об этом предупреждают исследования учёных очень многих стран.

Проза же Фоменкова чувственная, с толикой юмора, вдумчивая. Читая её, надо поработать и душой, и головой. И я хотела бы отметить, она всегда находит своего читателя. Впервые я познакомилась с Виктором Васильевичем, когда более десяти лет назад он стал приносить в нашу газету свои произведения. В редакцию нередко приходят литераторы-любители. И частенько они очень напористо, с непоколебимой уверенностью в своей гениальности, требуют публикации своих опусов.

Из деревни Гомзяки

Виктор Фоменков разительно выделялся из плеяды литераторов. Приятный и чуть стеснительный мужчина сразу располагал к себе. Он не требовал, а просто попросил познакомиться с его рассказами и вынести вердикт: хороши ли они. Ну, а если газета возьмётся их напечатать, то и совсем замечательно.

Оказалось, что Виктор Васильевич приехал в «Тамбовку» из района. Он родился и до сих пор проживает в деревне Никифоровского района с удивительным названием Гомзяки. Мне тогда подумалось, что именно в такой деревне и должен обитать человек с таким замечательным чувством литературного юмора. Хотя в жизни Виктор Васильевич весьма степенный и серьёзный человек.

После окончания Мичуринского сельскохозяйственного техникума в далёком 1984 году всю жизнь трудился в родных Гомзяках. Здесь женился (именно жене и верному другу Фоменков посвятил роман), воспитал троих детей. Виктор Васильевич досконально знает не только сельское хозяйство. Ему не чужда культурная деятельность. Он поработал и киномехаником в сельском клубе. В декабре прошлого года Фоменков отметил свой 60-летний юбилей.

Литературная стезя

Читать Виктор Васильевич любил с детства. Первая проба его пера отмечена ещё в школьные годы. Но основательно к написанию стихов и рассказов он пришёл в зрелом возрасте, в начале нулевых. Тогда же вступил в клуб любителей литературного творчества при Никифоровском районном Доме культуры. Клуб выпустил в те годы два коллективных сборника «И вновь весна…» и «В сердце – лишь ты, Тамбовский край», куда вошли и стихи Фоменкова.

А потом начинающий литератор издал свою первую книгу рассказов «Деревенские просторы». И, как говориться, писательская деятельность накрыла его с головой. Писать в стол тяжело для любого литератора. Ему хочется чувствовать отклик читателей. И Виктор Фоменков обратился в «Тамбовскую жизнь» и другие печатные издания. Помню, что небольшие с юмором рассказы гомзяковского самородка имели весьма положительные отклики у читателей «Тамбовки».

Наступившая однажды пауза в сотрудничестве насторожила. Но оказалось, что Виктор Васильевич трудиться над завершением романа. У Фоменкова давно созрел план большого серьёзного произведения о тамбовском (а в его лице и о всём российском) крестьянстве в страшные 90-е годы. Поднять такую мощную тему осмелиться не каждый писатель. Но литературной отваги Фоменкову оказалось не занимать.

Сергей Доровских, который впоследствии напечатал роман Виктора Фоменкова «Чертополох» в «Литературном Тамбове» заметил:

«Многие писатели сегодня, имея огромный творческий потенциал, жизненный опыт, к сожалению, не решаются даже и приступить к работе над романом, считая, что в современных условиях издать, донести до читателей объёмную и содержательную книгу очень непросто».

Безусловно, непросто. Но благодаря таким людям, как Сергей Доровских роман «Чертополох» удачно стартовал, а теперь и продолжил свой путь в «Роман-газете» к российскому читателю.

«Чертополох»

Начав читать первые строки романа, «1995 год. Весна. Село Заречье, что на правом берегу реки Польной Воронеж, утопает в белоснежном саване цветущих садов», я вдруг остановилась. Царапнуло несоответствие. Цветущие сады мы привыкли воспринимать как символ жизни, радости обновления. А тут определение «саван». Дальше больше: «Но эту дивную картину портит сиротливо стоящая Зареченская церковь. Портит полуразрушенными, обескровленными куполами, на которых кучками проросли кустарники…». И всю эту картину разрухи дополнял ржавый крест, который, раскачиваясь на ветру, издавал скрежет, наводящий тоску.

Столь животрепещущая картина сразу же задала тон начавшемуся повествованию. Стало понятно, что Костю Филатова, возвращавшегося в родные места после пяти лет заключения, ждёт нелёгкая жизнь и непростые отношения с окружающими. Возвращается главный герой на «пепелище». Жена вместе с сыном ушла к другому. Любимая мама уехала из Заречья в соседнюю, ей родную, Смородинку. Некогда плодородные и распаханные поля заросли сорняками, а богатый Зареченский колхоз развален.

Мятущийся между Заречьем и Смородинкой со скомканной и пропитанной чувством мщения душой Филатов частенько вызывает негативные эмоции. И всё же, несмотря на весь этот иссохший и больно колющийся чертополох, нет-нет, а мелькает у читателя чувство сострадания, к этому не совсем уж потерянному человеку. Объяснить поступки помогают его преданность и любовь к матери, детям, родным местам, к двум таким разным в его жизни женщинам. И когда к Филатову приходит осознание необходимости стержня в его истерзанной жизни, он обращается к… Богу. Но и в этой части автор не грешит елейным умилением. Чтобы понять себя, Филатову предстоит ещё долго продираться сквозь сомнения и размышления. Он на распутье. Поэтому роман не имеет финальной точки. Возможно, автор и напишет его продолжение.

С любовью к земле

Но роман хорош не только описанием отдельной судьбы главного героя. Несомненно, привлекательны образы и зареченского Щукаря – деда Гришани и его внука Олега. Они, это как бы две стороны одного человека. С одной стороны — уже поживший, а с другой стороны — наивный, мечтающий жить. Перипетии, истории, в которые попадает дед Гришаня, настоящие, рассыпанные по страницам то тут, то там, украшения романа.

Произведение развивается по всем законам драмы. Хотя, порой, происходящие в повествовании события всё-таки грешат излишней мелодраматичностью. Но серьёзность раскрываемых автором тем, особенно такой, как война на Кавказе, последствия которой прошлись и по судьбе героев, и жителей села Заречья, всё же неоспоримо важнее.

Ещё одна сквозная, но весьма важная тема произведения Фоменкова, описание им зарождающегося в 90-е фермерства. Автор пытается осмыслить ту часть истории, когда начался распад русской деревни. Друг Филатова Алексей Попов, став фермером, сразу оказывается этаким «врагом народа». Люди в силу своей необразованности, серости, не понимают его, им кажется, что он предаёт колхозное дело. А ведь Попов у автора и есть тот самый настоящий труженик, преданный своей земле.

Роман пронизан чувством боли и тревоги за родную землю. Ведь земное притяжение и влечение к земле – сильнейшие чувства земледельцев. Родные просторы, поля и луга – это поэтический многозначительный образ земли в прозе Фоменкова. Поэтому чертополох у автора даже не столько символ жизни человека, которая может как красиво цвести, так и сильно уколоть. Сколь образ сорного захватчика родной земли. Если за ней не ухаживать, её не лелеять, она порастёт колючим быльём, сквозь который потом к плодородному слою прорваться будет, ох, как тяжко.

Закрывая роман, понимаешь главную мысль Виктора Фоменкова, которую он хотел донести до читателя. Она в том, что всякое чрезмерное напряжение страсти грозит помутнением разума и болью в сердце. А ведь у сердца только и остались силы, что на тихие слёзы.

Читайте также: Забытые тамбовские коллекционеры

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*